Мертвая земля - 3

Глава – 83.

*  * *

Охранник  повел  Ханну   через  двор  к  большому  бревенчатому  дому,  имеющему  два  входа  с  разных  сторон. Она  подозревала,  к  кому  ее  ведут,  и  на  всякий  случай  стала  присматривать  себе  путь  к отступлению, озираясь  по  сторонам  и  отмечая  все  детали. 

«Забор  высокий,  прочный,  без  щелей  и  лазов.  Ворота  открыты,  охранники  только  на  вышках,  но  они  вооружены.  Два  длинных  барака  справа  от  дома,  из  одного только  что   вышли,  а  в  другом, скорее  всего,  держат  рабов. За  бараками   большой  сруб,  видимо  бар местный,  за  ним  баня  и  работающий  генератор.  Вокруг  сплошной  забор,  и  вдоль  него  нет  поблизости  ни  одного  дерева,  ни  снаружи,  ни  изнутри».

Спасения  для  себя  она  не  видела,  а  в  чудеса  уже  не  верила. Узнав  о  том,  что  Аспида  больше  нет,  ей  не  на  кого было  надеяться.  К  тому  же,  она  и  представить  не  могла,  что  случилось  с  Дакотой  и  Французом,  и  предполагала что,  скорее  всего,  они  погибли  в  пещере,  иначе  были  бы  тоже  в  этом  лагере. 

Они  поднялись  на  крыльцо  и  охранник,  открыв  дверь,  втолкнул  ее  внутрь  дома,  сам  заходить  не  стал.  В  комнате,  куда  она  попала,  находились  двое.  Первым  кого  Ханна  увидела,  оказался  Кочевник,  сидя  в   широком  кресле,  оббитом  оленьей  шкурой,  он  довольно  улыбался.

«Получил,  наверное,  за  нас  деньги,  вот  и  светится  как  золотой  пятак», - подумала  она   с  презрением  и  перевела  взгляд  на  второго  мужчину.  В  другом  кресле  сидел  невысокий  тучный  человек  с  рыжими  волосами,  торчащими  густым  ежиком, и  пышной  рыжей  бородой.  Маленькие  светлые  глазки  блестели  из-под  мохнатых  бровей. На  вид  ему  было  лет  шестьдесят,  может  чуть  больше.  С  первого  взгляда  он  напомнил  Ханне  Санта  Клауса,  и  не  вызвал  неприязни.  Но  постепенно  до  нее  начало  доходить,  что  это  и  есть  Дюк,  женой  которого  ей  предстоит  стать.  В  душе  все  оборвалось…

«Ну,  уж  нет!», - подумала  она,  с  ужасом  представляя,  что  ей  придется  жить  с  ним  под  одной  крышей,  да  еще  и  выполнять  супружеский  долг.

- Хо-ро-ша! - процедил рыжебородый,  улыбаясь  в  пышные  усы. – Отмоется,  причешется,  станет  еще  лучше. А  я  еще  подумал,  что  ты  завысил  цену,  а  теперь  вижу,  что  она  стоит  этих  денег.  Подойти  ко  мне! – Последние  слова  адресовались  Ханне.

Ханна  сделала  несколько  шагов  в  сторону  Дюка  и  остановилась  напротив  него  так,  чтобы  тот  не  дотянулся  до  нее  руками.

- Ближе! – Приказал  он.

- Отсюда  посмотришь! – огрызнулась она. – Если  не  видишь,  надень  очки.

Дюк  оторопел  от  неожиданности  и  перевел  взгляд  на  Кочевника.

- Ее  характер  единственный  недостаток, - поспешил  Карим  успокоить  его. – Думаю,  это  тебя  не  смутит?

- Это  даже  интересней, - обрадовался  Дюк. – Надоели  мне  безмолвные  овечки,  их  бьешь,  а  они  молчат.  С  этой  я  всю  дурь  выбью  с  большой  охотой. Как  тебя  зовут?

- Смерть  твоя, - процедила  Ханна  сквозь  зубы,  начиная  медленно  ненавидеть  рыжебородое  чудовище.

- Уведи  ее, - сказал  Дюк  Кочевнику. – Пусть  сводят  в  баню,  а  вечером  приведут  ко  мне.  И  организуй  группу,   чтобы  отловить  тех  двоих,  которых  вы  упустили  в  пещере.  Пару  человек  отправь  к  Коту,  уверен,  что  Ромина  прячется у  него,  где  же  ей  еще  быть.  Как  только  пригонят   ее  в  лагерь,  пусть  ведут  сразу  ко  мне.  Еще  ни  одна  тварь  не  сбежала  от  меня  живой.

Карим  поднялся  с  кресла  и,  положив  руку  на  плечо  Ханне,  направил  ее  к  выходу.  Они вышли  на  крыльцо,  залитое  утренним  солнцем.

- Что,  гад,  получил свои  тридцать  серебренников? – спросила  она  ехидно,  не  глядя  на  Кочевника,  и  сразу  же  заработала  от  него  подзатыльник.

- Еще  слово и  я  тебя  удавлю, - процедил  он  сквозь  зубы.

- Напугал.  Что  если  я  предложу  за  себя  и  за  Снайпера  в  три  раза  больше  чем  ты  получил?  Вытащи  нас  отсюда  и  выведи  к  Большой  земле,  мой  отец  заплатит  столько,  сколько  скажешь.

- А  как  же  Шустрый?

- Мне  плевать,  пусть  хоть  подохнет  здесь  завтра  же. 

- Я  подумаю.

- Ты  только  недолго  думай.  Мы  должны  уйти  отсюда  еще  до  вечера.  Избавишь  меня  от  Дюка,  получишь все  что  захочешь, - предлагая  сделку  Кочевнику,  она   не  верила  в  успех,  но  маленькая  надежда  на  спасение  все  же  зародилась  в   душе.

- Рабов  приведут только  к  вечеру, - сказал  Карим,  закуривая. -  Снайпера  и  Шустрого  уже  повели  в  пещеру.

- Ладно,  черт  с  ним.  Если  сможешь  вывести  отсюда  троих,  возьмем  и  Алекса, - согласилась  она,  почувствовав  внезапную  жалость  к  парню,  которого  видеть  уже  не  могла.

Из  барака  вышел  охранник  и  направился  в  их  сторону. 

- Так  я  могу  на  тебя  надеяться? – быстро  спросила  Ханна,  чувствуя  нервную  дрожь.

- Я  же  сказал,  что  подумаю.

Карим  передал  девушку  подошедшему  охраннику,  и  пересказал  ему  распоряжение  Дюка.  Оставшись  один,  он  докурил  сигарету,  рассеянно  глядя  на  распахнутые  ворота.  Конечно, заманчивое  предложение  сделала  ему  Ханна,  но   вывести  из  лагеря  троих, это  почти  нереально. Даже  ее  одну,  слишком  большой  риск.  Если  Дюк  не  дождется  вечером  в  своих  покоях  новую  жену,  он  пошлет  за  ними  вдогонку  своих   охотников.  А  Карим  знал  их  хорошо,   настоящие  ищейки,  жестокие   и  неутомимые,  от  них  не  ушел  еще  ни  один  раб.  Правда,  был  случай,  когда  одному  рабу  посчастливилось  перейти    Топь.  Но тому  не  повезло, стая  псов  мутантов  загнала  его  в  ущелье,  и  бедняга  вынужден  был  забраться   по  ровной  стене  в  маленькую  пещеру,  где  и  умер  через  несколько  дней  от  жажды.  Потому  что  псы  безоружного  человека  всегда  ждут  до  последнего  вздоха.  А  охотники,  зная  об  этом, не  стали  его  спасать,  и  оставили  несчастного  раба  умирать   мучительной  смертью.  Было  еще  кое-что, о  чем  Кочевник  не  забыл,  Дюк  ему  всегда  хорошо  платил   за   рабов,  и  потерять  его  доверие,  это  означало  лишиться   стабильного  заработка.  Надеяться  же  на  то,  что  отец  Ханны  заплатит  ему  за  дочь,  перспектива  сомнительная.  Там,  на  Большой  земле,  они  в  лучшем  случае  пошлют  его  куда  подальше,  в  худшем  же  могут  сдать  в  полицию.  За  торговлю  людьми  из  тюрьмы  ему  не  выбраться.  Да  кроме  этого,  у  полиции  еще  много  чего  есть  на  него,  и  светиться лишний  раз  на  Большой  земле,  совсем  ни  к  чему. А  если  он  потащит  с  собой  еще  и  проводников, то,  скорее  всего,  они  попытаются  от  него  избавиться  еще  в  пути.



Хмель

Отредактировано: 14.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться