Мертвое - живое, живое - мертвое. Ведьмы и оборотни.

Глава 1. Ночь магической луны. часть 2

02 (Лиля)

 

Каменные коридоры Темного замка, казались ей бесконечными. Лиля покорно шла за незнакомцем в черном, изредка дышала на замерзшие руки, порывалась что-то спросить, но все не решалась. Он возник из неоткуда, набросил на нее свой плащ, тяжелый черный подбитый красным бархатом и сильно пахнущий пылью. И пусть его лицо скрыто за серебряной маской, Лиля ни секунды не сомневалась мужчина, за которым она так доверчиво и безропотно следует, не человек. Он тоже монстр, возможно более опасный, чем обезумевшие от луны оборотни-волки или опьяненные кровью молодые вампиры. Она видела его жестокие глаза за прорезями маски, в них не было и тени страха, когда он отгонял озверевшего, при его появлении, белого волка. Её сердце болезненно сжалось при воспоминании; огромный волк, жалобно скуля, отступает, белую морду пересекают кровавые полосы. Через секунду он снова скалит зубы готовый нападать и драться, но сверху падает прочная сеть, и тени уволакиваю зверя прочь, вслед за остальными. А ей приказывает следовать за собой «маска». Серебряный хлыст в его затянутой в черное руке сворачивается послушными кольцами, словно ручная змея. И прежде чем убрать его, он вытирает кровь белоснежным платком.

Они прошли еще поворот, спустились по каменной лестнице, на этот раз не такой широкой и совсем не пафосной. Здесь нет ковра, и звук их шагов гулко разносится в тишине. Вот он остановился у узких высоких резных дверей, отпирает ключом, легко толкает двери, внутри темнота, он галантным жестом приглашает Лилю пройти вперед. Наверняка же, знает как ей страшно, и специально играется как кот с мышкой, думает Лиля. А ведь мышка уже ни жива, ни мертва от страха, мышке кажется уже все равно, что с ней дальше будет, мышка хочет просто закрыть глаза и оказаться в безопасности. Мышка хочет домой.

Лиля затаив дыхание, заходит в темноту. Он вошел следом и тихо прикрывает двери, не на ключ. Она выдыхает. Он зажигает свечи в старых канделябрах, берет у неё плащ и прячет его в высокий узкий шкаф, такой же резной и темный, как вся немногочисленная мебель в комнате. Камина, или любого другого отопления здесь нет, и Лиля снова ежится от холода. Центральное место занимает длинный рабочий стол, с идеально ровными стопками книг, бумаг и папок. Есть еще два стула по разные стороны стола, один с непропорционально высокой претендующей на изящество спинкой, второй гораздо скромнее. Все стены заняты стеллажами с книгами, окон нет, вероятно, они под землей. Лиля старалась не строить предположений, что будет дальше, но воображение коварно, картины в её голове словно соревновались, кто напугает сильней.

Мужчина, уже без маски, ему на вид в районе сорока, по-хозяйски устроился за столом. Пригладил бесцветные волосы, его выцветшие строгие глаза в неровном свете свечей тускло мерцают красным. Лиля не сомневалась, перед ней вампир, после такой ночи подобное заключение совсем не кажется чем-то странным.

- Присаживайся, - говорит он с легким акцентом, взглядом указывает на второй стул.

Голос у него такой обманчиво мягкий и доброжелательный, что по спине бегут мурашки, вампир едва заметно улыбнулся, самодовольно и противно.

- Какая же ты замечательная, - произносит он, продолжая все так же мерзко улыбаться.

Лиля села и теребит цепочку от кристалла, теперь он просто зеленый, почти совсем не светится, а вампир все разглядывает её словно она не человек совсем, а некая занятная вещица. Вон даже канделябр придвинул, чтобы осветить её лучше. Разве вампирам, вообще, нужен свет чтобы видеть?

- Виноват, увлекся, - он отстранился, - позабыл, представиться.

- Ханс Гюнтер Алард фон Кронлок, - торжественно изрек он, после большой паузы, - а вы, моя милая?

- Лиля, - практически прошептала она, и чуть уверенней произнесла, – Ромашова Лилия Валерьевна.

- Очаровательно, просто очаровательно, - пробормотал он, доставая из стопки толстый журнал и отыскивая там нужную страницу, - прекрасный цветок и несравненная Лилит.

Она и не пыталась искать смысл в его бормотании, только отметила, что пишет он обычной шариковой ручкой, а на столе стоит чернильница и перья.

- Можно спросить,…

- Нет, - резко отрезал Ханс фон Кронлок, - разумеется, нет. Я не занимаюсь ответами на банальные вопросы.

Вампир отложил записи, поднялся из-за стола, подошел к девушке и снова принялся её изучать. Лиле это совсем не нравилось, но протестовать она не решалась, слишком страшно было случайно разозлить вампира. Холодные пальцы коснулись её лица, бесцеремонно задрали голову к верху, ужасно неудобно и шея сразу затекла, а он все не отпускает. Бормочет себе под нос что-то на языке, которого она не понимает. Лиле хотелось провалиться сквозь землю, исчезнуть, заплакать, закричать, но она только старательно отводила в сторону взгляд, чтобы не встречаться с бесчувственными красноватыми глазами фон Кронлока, и сильней вцеплялась руками в жесткий бархат обивки стула.

-Вампиром ты была бы хороша, не будь ты такой робкой и покладистой девочкой. А теперь ты всего лишь хрупкое дитя полусвета.*(эта фраза была сказана на немецком, и Лиля её не поняла)

Он почти нежно провел по её волосам, намотал длинную прядку на руку, и с не хорошей усмешкой, отпустил и русую прядь, и саму девушку. Неужели насмотрелся, рассмотрел все что хотел и внезапно потерял интерес и не собирается её кусать, пить её кровь? Он просто отошел в сторону к книжным стенам и ищет что почитать?

Одна из стен скрывала незаметную тайную дверь, Гюнтер фон Кронлок только что её открыл, Лиля совершенно не уловила как.

- Вторая дверь направо, - сказал он, указывая в открывшийся проход, - она не заперта. Сможешь принять ванну, согреться. Даю пятнадцать минут. Потом я провожу тебя в спальню.

Лиля открыла рот, но не успела сказать.

- Я не отвечаю на глупые вопросы, - категорично напомнил вампир, подумав, добавил, - Там безопасно.



Эль Вирт

Отредактировано: 12.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться