Мертвые души. Задача: дожить до рассвета.

Часть 1. Первая встреча или место назначения изменить нельзя!

 Зима— наверное единственное время года, которая не навивает мне печаль. Хотите спросить почему? Я и сама толком не знаю, но что-то в ней есть: эти прекрасные белые поля; снежинки, искрящиеся на холодном диске солнца, эти грустные прохожие и такие же грустные улицы. Нравится мне все это и все, и ничего с этим не поделаешь. 
Как приятно бывает вдохнуть свежего зимнего воздуха, когда открываешь маленькое окошко в своей комнате. Голова становится легкой и ясной, а мысли так и рвутся вдаль, подальше от суетливого города и его забот. Не могу описать это ощущение словами, но, кажется буд-то ты паришь в небе, а ветер легонько пробирает тело до дрожи, но тебе приятно и спокойно. Не нужно думать о  том, что одеть, что съесть, написать парню или пусть идет гулять в тёмный лес. Ничего не нужно, кроме как раслабиться и побыть в полном одиночестве.

Как ни странно это помогает от  черезмерной раздражительности, которой у меня, к сожалению, просто полные карманы. Из-за этого меня не все и любят, если так вообще можно сказать. Ведь тяжело дружить с человеком, который в любую минуту может накричать на кого-то, или в считанные секунды измениться в настроения. В одну минуту веселить всех и самой смеяться, а потом зациклиться на чем-то  и скривить злую гримасу. Честно говоря, этого никто не выдерживал. Даже папа пытаеться со мной долго не находиться рядом. Он постояянно в разъездах, на роботе или на очередных корпоративах. 

И как же здесь не быть такой злюкой, когда от тебя даже самый близкий человек збегает, отмахиваясь от тебя и твоих проблем. Это порой очень раздрожает, но я уже привыкла. А если я чувствую, что сейчас будет взрыв, то вспоминаю слова одного ирландского философа:" Есть в мире человек, которому еще хуже чем тебе".  Да, правда. Ведь много людей либо неизличимо больны, либо болтаються между жизнью и банальным выживанием...Но об этом я стараюсь долго не думать.


С воскресения у меня начинаются зимние каникулы, которые по идее должны быть не меньше двух недель. Что же буду надеяться, что ничего не поменяется. Или кому-то не вздумаеться в последний год учебы зделать еще один. Тогда чувствую дети просто будут заканчивать десять класов и валить... Не скажу, что я зубрила и заучка. Нет, я держу стабильность, тоисть круглый хорошист.  Бывает конечно, что я  что-то недоучиваю, но это не мешает мне держаться на ровне с остальными...Но, я не как остальные, что-то во мне не так. 
Сделав пару шагов от своего дома, я почувствовала запах булочек —в воздухе витали необыкновенные ароматы. И как ни странно, эти произведения искусства моего соседа.
Отец Феодосий — лучший друг моего отца и мой друг тоже. Каждые выходные, когда папа оставался дома, отец Феодосий вечно устраивал праздник. Был этому повод или нет. Они могли целый день высидеть у винном погребе и разговаривать о прошлом.
Бывало пройду мимо, а вслед уже слышу: «А-а, Виоллочка, как дела? Отець дома, передай ему, что я спрашиваль». Я не успевала говорить что-либо отцу, как он уже сидел с соседом в винном погребе и напевал песни.

Не редко мне приходилось забирать отца и кончать праздник. Папа при этом сильно упорствовал и огрызался, но меня не переубедишь, и ему приходилось ковылять домой. Лишь время от времени он кричал своему другу: « Завтра на этом же месте!». На лице проплывала одинокая улыбка, а затем все становилось на свои места и мы шли домой молча. Порой мне было очень грустно смотреть на лицо папы, когда открывалась входная дверь, и я переступала через порог родного жилища. Он так и оставался стоять на лестничной площадке, потупив взгляд в дверь; затем он громко и протяжно вздыхал от наплывших воспоминаний. Я обычно делаю вид, что ничего не замечаю и не волнуюсь за него, но все не так как кажется... 


Все случилось не так давно, чтобы забыть и отпустить. Сердце не хотело принимать реальность и билось все чаще,  каждый раз когда я проходила мимо большой спальни, которая закрылась черной занавеской год назад, и наверное, никто из нас не зайдет в нее в ближащее время, а может, и вовсе никогда. Эта была комната не только для отдыха. В ней я провела большую часть своего детства, просиживая на ковре маленькую ямочку возле кровати, в то время, когда мама заплетала мне косы или читала сказку.

Но времени не вернуть, грустное должно забываться, а новое и увлекательное появляться и веселить душу. Прошлое оставаться в прошлом, и не прикаких обстоятельствах оно не должно мешать жить дальше. Но это лишь слова. На самом то деле мы зацыкливаемся на том, что случилось когда-то.  Пытаемся зделать выводы и  всё возможное, что бы это не повторилось снова. 
Мой отец человек общительный и жизнерадостный, и ему проще завести новое знакомство или разговор. Чего не скажешь про меня. Я волк одиночка, я как будто корабль, путешествую по морям, океанам и не могу найти своего причала. Но не смотря на это у меня есть подруга. Ее звать Изабель. Она очень милая и веселая, порой застенчивая, но именно в этом человеке я нашла себе отраду и забыла навремя о своем горе.

Пройдя еще немного по узкому тротуару, я заметила большой, временью потрепанный, старинный дом. По сравнению с другими домами, этот был для каким-то особенным. Здесь в полном одиночестве, я могла быть собой, ни кому не подчиняться, не делать из себя ту, которой, на самом деле, не хочу быть…


Сегодня канун Нового года и как все в этом городе, я ждала его с нетерпением. Не знаю почему, но в этот Новый год  должно что-то случиться…в хорошую сторону или в плохую. Хотя здесь нет большой разницы, все равно жизнь не пляшет под нашу дудку, не делает того, что мы хотим, или просим. Таково оно настоящее существование. Не жизнь, а сплошная игра добра и зла, и какая из сторон окажется сильнее неведомо никому… Но все равно я ждала какого-то чуда, хоть совсем маленького, но настоящего чуда.



Blood Mary

Отредактировано: 23.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться