Мертвые города

Font size: - +

Глава 1 - 3

Двери на удивление были не заперты, но плотно прикрыты и, приблизившись, я достала пистолет, потянулась к ручке. Там, внутри могло оказаться что угодно, и кто угодно, и я не хотела рисковать. Мимолетно бросила взгляд вверх, туда, куда в небо устремлялась башня. Здание было довольно старым и в былые времена, когда мир еще был прежний, видимо считалось одной из достопримечательностей города.

Я дернула дверь и отпрыгнула в сторону, наведя оружие на темный вход.

- Никого, - пробормотала я и потянулась за фонариком, что размешался в оттопыренном кармане чуть выше колена. Достала, посветила.

Там оказалось две двери. Одна вела в самый центр здания, и она мне была неинтересна, а вот вторая видимо поднимала желающих наверх, в комнату, что находилась на самом верху круглой башни и именно туда я и направилась.

Висевший на двери замок меня неслыханно порадовал, хотя и пришлось повозится, сбивая его. Но это значило, что там, внутри, меня вряд ли ждет сюрприз с когтями и острыми зубами, жаждущий моей плоти. Потому я смело стала подниматься наверх, не забыв закрыть двери и всунуть в ручку палку, на которую повесила связку колокольчиков, извлеченных из того же увесистого рюкзака. Теперь, если кто-то попытается прорваться внутрь, я узнаю об этом.

Передо мной действительно оказалась узкая лестница, спиралью поднимавшаяся вверх. Каменная кладка, еще знавшая времена рабовладельческого строя с паутиной и ступени, покрытые тонким налетом пыли, увели меня на самый верх башни, где передо мной снова предстала обитая железом дверь с засовом. Несколько минут борьбы с упрямым железом и скрипнув, сдаваясь на милость победителя, засов отошел в сторону, и я открыла тяжелую дверь.

В комнатушке было достаточно светло, хотя занавеска, закрывшая круглое окошко, едва пропускала свет заката. Красные разводы солнца на полу, захламленный стол с каким-то стопками книг, поломанный стул на трех ножках и диван, накрытый вылинявшим пледом – вот и вся обстановка моего прибежища.

Я прошла внутрь и закрыла двери с радостью заметив, что с внутренней стороны тоже есть прочный засов. А затем сбросила со спины рюкзак и дала волю затекшим ногам, растянувшись прямо на запыленном диване. Здесь даже была подушка, плюшевая, коричневая, цвета земли. Я позволила себе на пару минут расслабиться, когда почувствовала, что усталость начинает брать свое и поспешно села.

Сперва стоило поесть, а уж затем и лягу спать, решила я и взялась за работу.

Поставила горелку и зажгла газ. Сверху на нее водрузила консерву, предварительно вскрыв ножом.

- Суп с говядиной, - гласила этикетка. Срок годности консервы не так давно истек, но выбрасывать ее я не торопилась. Все равно есть было нечего. Когда суп разогрелся, я выключила горелку и склонившись над банкой, втянула носом воздух. Пахло то, что находилось внутри довольно аппетитно, особенно для меня, голодной и уставшей. А уже после, сложив все обратно в рюкзак, улеглась на диван, укрывшись пледом. Спать хотелось так сильно, что едва я коснулась головой подушки и расслабленно закрыла глаза, как сон тут же принял меня в свои объятия и укачивая, как лодку на волнах, унес куда-то в далекую страну, которая называлась страной сновидений.

 

Рев толпы нарастал, волной растекаясь по помещению, проникая в каждый уголок темного зала, освещённого лишь несколькими лампами над рингом. Помещение находилось глубоко под землей и ни единого звука не проникало на поверхность, а потому толпа позволяла себе вопить так истошно. Сгрудившись над рингом, который находился прямо под людьми, загороженный высокой сеткой, они смотрели вниз, ожидая того, кто сейчас выйдет на ринг. Но время шло и пока никто не показался, что только добавляло интереса и азарта.

Император восседал на троне – старое огромное кресло, обитое новой тканью с прилаженными к нему ступенями, украшенное золотом и цепями, принесенными из ювелирки, и снисходительно смотрел на своих людей. Сегодня он в очередной раз устраивал для них шоу – людям иногда стоило отвлечься и развлечься, да и сам мужчина любил подобные зрелища.

По левую руку от него расположилась его Императрица, его жена, его Унна, женщина на которую он привык полагаться во всем. Унна была хорошо сложена и красива. Породистая, с пронзительным взглядом карих глаз. Умная, хитрая и жестокая – достойная пара правителю. Одно не нравилось Императору в его жене – привычка брить свою голову, но даже это он прощал ей за преданность. В конце концов, волосы для женщины не самое главное, а его Унне даже несколько шла столько предельно короткая стрижка, как она сама называла свою бритую голову.

По правую руку от Императора сидел его заместитель и друг по совместительству, если только их отношения можно было считать действительно дружескими, поскольку в методах Гранта Император порой очень сильно сомневался. Сомневался, но пока молчал, поскольку Грант был ему очень удобен и отличался честностью – редкое для нынешнего поколения качество. Грант был из тех людей, за которыми следуют люди. При всей своей жесткости, он вдохновлял. Он был той силой, что держала его бойцов вместе. Крепкий, высокий с отличной фигурой и внешне довольно привлекателен, если бы не вечно отстраненное выражение на лице, он сейчас без интереса ожидал того, что должно было произойти на ринге. Грант не поощрял подобные развлечения, но Император в этом не соглашался со своим заместителем. Его бойцам нужна была отдушина и он, Император, давал им ее.

Позади трона стояла охрана – трое накаченных парней с оголенными торсами, с волчьими шкурами на широких плечах – отличительный знак личной охраны Императора. За спиной у каждого из телохранителей, помимо здоровенного тесака-мачете, находилось и оружие. На бедре прикреплена кобура с пистолетом, в голенище сапога нож с зазубренным лезвием… Грант лично подбирал каждому из бойцов снаряжение. Лично отбирал каждого для охраны Императора.



Анна Завгородняя

Edited: 18.04.2017

Add to Library


Complain