Мертвые земли

Размер шрифта: - +

Глава 7

Глава 7

Дориаль отбросил бокал в сторону. Тот с жалобным треньком разлетелся об пол на множество осколков, украсив пол алой лужей. А Верховный король уже спешил на помощь к незнакомке: бережно отнял от мага, обхватил за плечи, прижал к груди ее растрепанную голову.

- Сестра, - зашептал горячо, целуя в лоб. - Это мэтр Крафвин. Он не следопыт.

- Забвение? – она никак не хотела расставаться с мыслью, что перед ней один из тех, кто ищет пропажи. Когда вещи, когда людей, но всегда такие и таких, что скрыты от простого глаза. – Странное имя для мага.

- Вы прекрасно владеете изначальным языком, - Крафвин склонил голову, переходя на эльфийский. Мог бы и на изначальном ответить, но этот язык нельзя было тревожить по пустякам. Каждое слово, сказанное на нем, имело не просто значение, а силу. И порой эта сила не подчинялась никому.

Про себя отметил, что быть сестрой по крови Дориалю она никак не могла – Верховный король был единственным сыном у отца. Мать переродилась, едва отлучив его от груди. Кто же она тогда?

- Мой отец переродился, когда никто еще не знал другого языка. Что вы забыли здесь, мэтр?

Взгляд эльфийки – теперь-то маг видел, что это первородная – обрел смысл, волосы без всяких пассов руками разгладились и легли волнами по плечам, доходя до кистей пояса. Она была не просто красива, а бессовестно прекрасна – бледное лицо украшал легкий румянец, глаза светились голубым огнем, алые губы подрагивали. Крафвин поймал себя на том, что нагло ее разглядывает. Мог бы – отвернулся тут же, чтобы унять кровь, но девушка ждала ответа. Одернув себя и кашлянув, маг ответил.

- Я пришел сюда просить помощи.

- С каких это пор мэтры просят помощи у нас?

Она отстранилась от Дориаля, встала и снова подошла к Крафвину. На этот раз спокойно, остановилась неподалеку от стола и сложила ладони на животе.

- Я прошу ее не для себя, моя госпожа, а для всех людей.

Эльфийка вздернула брови и открыла рот, будто собиралась разразиться гневной отповедью, но Дориаль ее опередил – снова притянул к себе, ухватил за запястья и принялся убаюкивать словно ребенка. Он погружал ее в грезы - Крафвин лишь покачал головой, оставив советы при себе. Ни одно живое существо не заслуживало жить в грезах слишком долго. А как понял маг – этой бедняжке в них пришлось провести уже не одну сотню лет. Еще странно, что она после всего сумела вернуться в сознание.

- Не стоит судить меня строго, - ответил Дориаль на непроизнесенный укор, когда эльфийка в его объятиях стала податливой и безучастной. – Она испытала то, чего не может перенести ни одна наша женщина. Не должна была перенести! А ей выпало переступить через срам, и остаться живой. В грезах она может хотя бы жить счастливым прошлым.

Крафвин ничего не ответил, только сделал еще один глоток.

- Я отлучусь ненадолго, а ты насладись дыханием ветра.

Дориаль обнял эльфийку за плечи и повел к той стене, откуда она появилась. Пасс рукой – и там снова возникла дверь, за которой скрылись они оба. В окне же появилась арфа – большая, украшенная самоцветами, со множеством золоченых струн. Ветер, выстуживавший комнату, принялся послушно перебирать их. Дивная музыка – грустная и вместе с тем ласковая и дающая надежду разлилась вокруг. Крафвин допил вино и прикрыл глаза – сейчас он вдруг снова почувствовал себя уставшим. Только не болезненно и беспомощно, а словно выполнил то, что задумал, и теперь захотел отдохнуть. Кажется, сейчас у него это получится – под звуки арфы в землях первородных, став невольным свидетелем чужой тайны.

Но и в этот раз ничего не вышло. Как только перед глазами заплясали образы, его выдернул голос Дориаля.

- Прошу простить, что так долго задержался.

Маг нехотя открыл глаза. Долго. Если уж эльф говорит, что долго задержался, значит, прошло и впрямь немало времени.

- Я… - начал он, но спросить не успел.

- Ты проспал два дня, если смотреть на ваше небо, - перебил его Дориаль. Небеса у них и правда были разными. В этих землях солнце никогда не уходило за горизонт.

Три дня! Крафвин встряхнулся, крепче сжал посох. На что он их потратил?! На сон!

- Именно поэтому я прошу у тебя прощения. – Дориаль читал его мысли, будто они были написаны на лбу. И это тоже было плохо. Крафвин провел ладонью по алому рубину, служившему набалдашником его посоху. Пальцы покалывало, но вместе с тем одурманенный музыкой ветра рассудок тут же очистился и снова стал сосредоточен.

- Ты постарел, - меланхолично заметил Верховный король, отворачиваясь к окну. Он сделал вид, что не заметил, как гость прибегает к силе посоха под его кровом.

- Годы никого не щадят. Сколько бы я ни жил, всё равно остаюсь человеком и когда-нибудь уйду в землю.

- Да-а, - протянул Дориаль. А потом резко повернулся к Крафвину и заговорил иначе – цепко, без лишних слов и сантиментов. – Чего хочешь ты, мы оба знаем – справиться с не-людьми. Но это слишком сложно. Я спрашивал богов – они не могут сговориться между собой, а когда и вовсе не отвечают. Не знай я их, решил бы, что мы чем-то перед ними провинились, но это не может быть так. Я не обещаю, что сотру в порошок всю нежить или позволю людям укрыться на наших землях, но я могу открыть тебе того, кто может помочь. У Эваноаля остался потомок.



Екатерина

Отредактировано: 31.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться