Мертвые земли

Размер шрифта: - +

Глава 10

Второй поднимался косматой тенью из угла, где продолжало копошиться тело мертвого с размозженной головой. Почему Зана не заметила его сразу? Оно выползало, отряхиваясь и вставая с четверенек, а Зана тянулась к валяющейся неподалеку кувалде, холодея нутром. Еще не коснувшись пальцами оружия, поняла – она не сможет его поднять. Даже мать не смогла бы. Зана отвела глаза, выискивая, чем еще можно было оборониться. Мельком глянула на приоткрытую дверь – может, Хёрн не успела уйти далеко? Крикнуть – и она поспешит на помощь? Зана открыла рот, но лишь хрипло застонала – от страха язык распух и перестал слушаться.

Только сейчас Зана поняла, что помощи не будет. Бороться или бесхребетно подставить шею – только в ее руках. Эта мысль отрезвила и придала сил. Зана распрямилась, и вдруг увидела перед собой не чудовище, а ребенка. Пошатываясь и приволакивая ноги, к ней шла маленькая девочка с растрепанными рыжими волосами. Она смотрела жалобно, чуть не плача, утирала рукавом испачканные чем-то запекшимся бурым губы. Первое, что хотелось – броситься к ней, обхватит за худые плечики и прижать к себе. Как ты выжила тут? Голодна? Занка вспомнила про лошадь – если уж она успела изъесть себя от голода, то что за это время стало с ребенком?

Только вспомнила о животном, как в груди встрепенулось чутье, заверещало, раскалывая голову от боли. Занка вскрикнула и вцепилась в виски руками. Показалось, сейчас череп развалится пополам, вываливая под ноги мозги.

Это нечто! Нечто! Нечто! Нечто!..

Эта мысль застучала по вискам, заползла холодным студнем в живот, заструилась по жилам. Занка зарычала, будто дикий зверь, тряхнула головой так, что перед глазами посыпались искры. Зато теперь она ясно видела, кто почти добрался до нее. Когда-то это и впрямь был ребенок. Теперь же, приволакивая раздробленную в колене ногу и подрагивая изъеденным плечом со свисающими шматками засохшего мяса, к Занке тянулся мертвый. Он неуклюже шевелил губами и не сводил воспаленных кровавых глаз с поддавшейся мороку добычи. Оставалось совсем немного – всего пара ловких прыжков, и можно было вцепиться в нее, утолить сосущий голод. Но мертвый не торопился. Он ждал, когда Зана сама раскроет объятия, подставляя яремную вену на шее.

Она же не успела удивиться, насколько ладно выходило читать по мертвым стеклянным глазам. Будто с лошадью, только мысли у нежити были склизкие, зловонные. Занку даже затошнило от них, и она поскорее затолкала чутье подальше – эдак и впрямь станешь легкой сытью!

До мертвого оставалось несколько шагов, а Занка еще не решила, что делать. Бежать? Нельзя! Тот, кто поворачивался к мертвым спиной, далеко не убегал. Теперь-то Занка знала, как ловко и далеко могли они прыгать. Время ползло, отстукивали в висках невидимые часы, а она так и не могла ничего придумать. Стояла и смотрела, как ее шли убивать, только кулаки сжимала, да стискивала зубы, унимая их стук. Это сейчас, пока нежить считала Занку легкой добычей, можно было глупо трястись на одном месте. Но не будет же это длиться вечно?!

Занка словно очнулась, рванула в сторону и чуть не оступилась на выпиравшей половой доске. Стоило пошевелиться, как мертвый дернулся и заскрежетал зубами. Он понял, что теперь Зана видела его, а не беспомощного плачущего ребенка. И это ему ой как не понравилось! Мертвый застыл, поводил плечами, крутя головой, потом снова уставился на Занку и растянул губы. Не улыбался – просто готовился применить черные клыки, которыми были криво утканы десны. Занка судорожно сглотнула, чувствуя, как тягучей каплей потекла слюна по пищеводу…

Мертвый прыгнул. На лету выпустил вперед скрюченную руку с черными от грязи и засохшей крови когтями. Занка отшатнулась, пропуская его в сторону, но он оказался не так глуп. Уже почти приземлившись, мертвый изогнулся и плюхнулся прямо перед Занкой. Только на ногах устоять не смог – подвела раздробленная коленка. Из-за нее он не удержался и мешком повалился Зане под ноги. Отскакивать ей было больше некуда. Спина уперлась в стену, справа - тоже бревна, законопаченные мхом. Зато слева на широком пне, заменявшем стол, лежали какие-то железки, среди которых Зана нашла серп. Руки сами схватили и сжали его, голова думать не поспевала, зато изрядно болела, будто в ней завелся рой и гудел, гудел, гудел…

Мертвый неуклюже поднялся, подбоченился, снова раскрывая рот. И снова прыгнул. Он еще летел – мучительно долго, пока Зана так же еле-еле выставляла ему навстречу покрытый ржавчиной серп. Самым острием в горло, а потом – резко в сторону и до сердца. Откуда брались эти навыки? Откуда она знала, как нужно бить? Занка устала удивляться, устала сопротивляться. Глаза подводили и снова видели не готового сожрать ее монстра, а ребенка.

Маленькую девочку – потерянную, несчастную. Она заблудилась, и только Зана могла помочь ей найти дорогу. Голова перестала соображать, руки разжались. Серп с глухим стуком упал Занке под ноги к немалой радости того, кто уже почти коснулся ее. Кровавые глаза блеснули победно – моё! Зана вяло подумала, откуда у ребенка такие глаза? Но мысль прошла вскользь и умчалась, так и не задев рассудка. Силы растворялись. Еще немного, и она сползла бы по бревенчатой стене. Но голова продолжала гудеть, не давая забыться. Кажется, кто-то шептал ей прямо в мозгах.

Я устала… Меня сделали этим против воли… Я хочу получить свободу… Дай ее мне!..

Занка встрепенулась как раз вовремя, чтобы встретить мертвого. Не серпом – он валялся под ногами, и поднимать его было некогда. Кулаками. Всего лишь хрупкими девчачьими кулаками.



Екатерина

Отредактировано: 31.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться