Мертвые земли

Размер шрифта: - +

Глава 16

Время шло, но ничего не происходило, не менялось. Всё так же кутала небо тьма, разрывались городские собаки, ухала выпь за стенами. Не доносилось только кровожадных стонов и отчаянных криков жертв. Значит, можно было дышать спокойно - мертвые были еще далеко. Вот только и Малик никак не давал знать о себе. Зана напряженно всматривалась в пожарную башню, но не могла разглядеть – есть ли там кто? Сколько она простояла – неведомо, но веки потяжелели и стали слипаться. Занка трясла головой, но это мало помогало. Зевая, она присела на край ямы прохода. Стоило устроиться поудобнее, как раскатом грома по улицам спящего города пронесся колокольный набат.

Дон! Дон! Дон-дон!

Зана вскочила, стряхивая дрему и расслабленность. В груди распирало от радости. Он успел! Малик все-таки добрался до башни и ударил в набат! Пусть хоть кто-то, да очнется, припрет двери, закроет окна. На худой конец – спрячется в кладовке или погребе и переждет. Теперь оставалось дождаться Малика и бежать.

В нетерпении Зана принялась топтаться с ноги на ногу, унимая колотившееся сердце. Чутье торопило – мертвые рядом! Она ощущала их ненависть, их неутолимый кровавый голод. Наконец, из-за покосившегося домишки показались две длинные тени. Одна была намного выше другой. Выходит, Малику показалось мало ударить в набат, он еще и прихватил кого-то. Может, поэтому он так долго добирался до пожарной башни?

Зана отошла от ямы на два шага, замахала руками – я тут! Но тут же отшатнулась, прикрывая рукой рот. Вместо Малика на хорошо освещенную площадку вынырнули мертвые. Один был и правда когда-то женщиной, может даже, красивой, но теперь вместо лица у него зиял кровавый оскал. Не было ни кожи, ни глаз, только остов носа и широкий кровожадный рот. Тот же, кого Зана приняла за Малика, на самом деле был стариком. Седые волосы торчали драными клоками с запекшейся кровью. Он скакал на культапках, волочил за собой подрубленные голени.

Занка перестала соображать от страха – застыла с разинутым ртом, прикрытым ладонью и смотрела, как широкими прыжками к ней мчится смерть. И куда только делась ее хваленая уверенность? Кого она собиралась защитить? Где ее сила? Занка всё больше каменела, чутье притаилось, выдавая только обрывки мертвых мыслей. Они горели жаждой мести, но кому мстили и за что – уже никто из них не помнил. И еще – Зана ощущала чужую волю. Она заставляла ушедших подниматься из могил, наполняла перебитые мышцы и кости силой. Мертвые заметили Зану и утробно заурчали, заликовали куцыми сознаниями.

Живая плоть! Рвать! Рвать! Рвать!

Занка ощутила, как собственный рот наполняется вязкой слюной и очнулась. Подхватила подол и помчалась к проходу. Но рванула она слишком резво, да и соображала по-прежнему плохо. Ноги Заны непослушно подогнулись, запутались в юбке. Она шлепнулась на землю, больно ушибив колени, и кубарем покатилась прямо в яму.

Проход облизал Зану холодным зловонным языком. Оказалось, что развернуться там особо негде – тоннель был невысок, и пройти по нему, даже сгорбившись, было невозможно. Пришлось ползти на четвереньках. Занка не стала терять время – принялась перебирать руками и ногами. Последние отзывались при каждом движении болью. Похоже, колени она разодрала знатно.

Сердце ухало где-то в пятках, надсадный кашель бил нутро, в ушах шумела кровь. Зана ползла вперед, не видя пути. Она знала одно – на том конце ее ждут. Там помогут. Кажется, она твердила это как молитву. Несколько раз оборачивалась, но свет, просачивавшийся из ямы, остался далеко позади. Оставалось надеяться, что мертвые сюда не сунутся.

Зана замерла, выгибаясь дугой от пронзившей рассудок судороги. Это был вопль хищника, от которого ускользала такая желанная и почти что полученная добыча. Стиснув зубы и кусая губу, Зана постаралась быстрее перебирать руками и ногами – яма мертвых не остановила. По крайней мере, один из них сейчас полз за ней следом, так знакомо и противно клацая зубами. А вскоре по тоннелю раздался и протяжный стон, льдом сковавший спину, засосавший страхом под ребрами. Мертвый нагонял – теперь Зана не сомневалась, что это был подрубленный старик.

Рвать! Рвать! Рвать!

Неслось ей в спину.

Не уйдешь! Не сбежишь! Я уже тут!

По Занкиным щекам потекли слезы, руки и ноги сводило от напряжения, колени она перестала чувствовать. Мертвый был рядом и чем ближе становился, тем разнообразнее думал. Вернее – думал он только о том, как попробует ее на вкус. Но мысли его становились ярче и разнообразнее. Мертвый не просто хотел ее сожрать – он выбирал! Куда нанести первый укус, как будет глотать теплую кровь и жрать дергающееся и вопящее мясо…

Занку вывернула прямо тут, руки и ноги тряслись. Она уже плохо соображала – кто есть кто и где она. В мозгу раскаленной вспышкой пульсировало одно – ползти. Там ждут. Когда же перед глазами замаячило светлое пятно, она снова разрыдалась - от навалившейся усталости и беспомощности. До выхода оставалось совсем немного, но где взять силы, чтобы добраться?

- Я иду! Помогайте! За мной – мертвые! – заголосила она, не сбавляя хода.

Прислушалась – никто не отзывался. Только сзади раздавалось довольное хрюканье. Мертвый смеялся. Зана не видела его, но чуяла, как он полз следом и лижал ее кровь от разодранных коленей. Он попробовал ее на вкус, и теперь хотел больше, тряс седыми космами от нетерпения. Зана стиснула зубы и с остервенением заколотила руками. Остановилась, когда уперлась головой в стены тоннеля. Несколько неуклюжих движений, и она смогла высунуть голову. Следом протянула руки, надеясь, что их тут же подхватят и вытащат ее наверх. Но около ямы никого не оказалось. Ни Хёрн, ни Нурда, ни кого-либо из ребятни. Они ушли. Оставили ее одну…



Екатерина

Отредактировано: 31.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться