Мешок картошки-1

Мешок картошки-1

Мешок картошки

 

В конце декабря зима, наконец, вступила в свои права. Подул холодный северный ветер, небо очистилось от туч, а температура упала более чем на десять градусов.

Далее оставаться здесь было бессмысленно и даже опасно. Несмотря на электрообогреватель, Антон Ильич очень замерз этой ночью и решил возвращаться домой. Он вытащил из погреба мешок картошки, привязал его к тележке-кравчучке, собрал свои нехитрые пожитки и пошел к автобусной остановке. Через два с половиной часа он уже открывал двери своей квартиры.

Последние пару лет Антон Ильич с ранней весны и до морозов, преимущественно, обретался на даче. Там ему было спокойнее, чем дома, он постепенно привык к одиночеству и чувствовал, что, по крайней мере, никому не мешает. После ухода на пенсию он вдруг ощутил себя старым и никому не нужным, как еще крепкий, но вышедший из моды пиджак. Все вокруг были заняты своими делами и мало интересовались пожилым, выбитым из колеи человеком.

За все в жизни нужно платить. Жена, которая была намного моложе его, еще работала, а по вечерам исчезала из дому, посещая с многочисленными подругами какие-то лекции, спектакли, концерты и тому подобное. Она как бы пыталась наверстать все то, что не успела в молодости. Кроме того, она усиленно помогала дочери, жившей отдельно. Про Антона Ильича вспоминали только в день получения пенсии или когда в доме что-то выходило из строя и требовало ремонта.

Ну, наконец-то, - приветствовала его жена, когда он втаскивал тележку с мешком через порог входной двери. – Я уже думала, что ты решил там зазимовать. Надеюсь, ты помнишь, что через два дня Новый год? В этот раз ты установил рекорд, достойный книги Гиннеса. Мы с Надеждой уже волновались. Кстати, она должна скоро придти. А что это ты приволок?

- Картошка, - коротко отвечал Антон Ильич. – А как там Надя? Что-то я за нее волнуюсь. Время сейчас тревожное, сама знаешь. Их фирма не разваливается? Ее не сократят?

- Типун тебе на язык. С чего ты взял? Опять ты со своими причудами. Тебе все тридцать седьмой год мерещится. У нее все в полном порядке. После Нового года собирается в Париж, не то, что мы с тобой. Сегодня, наверное, как всегда привезет подарки. А нам ей даже и подарить нечего. Во времена настали, кризис, да и только. Я, правда, спекла ей тортик, но вряд ли она его возьмет, боится фигуру испортить. А что там портить, одни мослы. А ты ей ничего не приготовил?

  • А вот мой подарок, - Антон Ильич кивнул на мешок с картошкой. – Чистая, отборная, без нитратов, выращенная своими руками. Это тебе ни какая- то магазинная или базарная.

- Ты что, собираешься ей подарить этот мешок? – возмутилась жена. – Ну, совсем старик из ума выжил. Да что она будет с ним делать? Разве ты не знаешь, что она дома не готовит, а питается по ресторанам или кафе? Так что лучше не позорься. Совсем одичал на своих выселках, ничего не соображаешь!

- Ну, и пусть питается в своих ресторанах, - лицо Антона Ильича приняло упрямое выражение. – Ничего хорошего тут нет. Потом начинаются гастриты и колиты. А сварить или поджарить себе немного картошки, так корона с нее не упадет, пора бы и научиться. Замуж выйдет и что, будет мужа в ресторан отправлять?

Короткий, резкий звонок прервал их спор.

- Ура! - крикнула жена, - это она. Сегодня, как ни странно, без опоздания. Я открою, а ты приготовь шлепанцы. Ну, не сиди же, как истукан!

Через секунду хлопнула входная дверь, раздался звук поцелуя и в комнате появилась молодая, стройная женщина с пышной прической и блестящими глазами.

- Привет, старички! Ну, как вы тут без меня? - проворковала она, подставляя Антону Ильичу щеку для поцелуя. – Па, ты уже не на даче? Это очень здорово! В таком случае поздравляю вас с наступающим Новым годом и Рождеством и желаю, что бы вы были всегда здоровы, жили долго-долго и умерли в один день через много, много лет! Мне тут немного задержали зарплату, так что подарки после праздников. Вы не возражаете?

- О чем речь, - отвечал Антон Ильич, не спуская с нее глаз. – Для нас лучший подарок - это твой приход. Что-то ты сегодня подозрительно красивая. Уж не влюбилась ли? А мы тебе тут кое-что приготовили. Правда, не знаем, как ты к этому отнесешься.

- Ну, раз приготовили, то давайте, - глаза Надежды зажглись любопытством. – Обещаю сильно не ругать.

- Ну, что, мать, - кивнул Антон Ильич жене. – Не томи душу. Давай выкладывай, что ты там сварганила.

Та сорвалась с места, помчалась на кухню и торжественно внесла большой домашний торт, упакованный в картонную коробку.

- Придется тебе на праздники немного отступить от своей диеты, – сказала она несколько виновато. – Тут такое объедение, пальчики оближешь. Сделан по особому рецепту, не какая-то магазинная халтура. Это тебе лично от меня. Ну, как, возьмешь?



Vadim Bjguslavskiy

#22219 в Проза
#13623 в Современная проза

В тексте есть: новый год

Отредактировано: 23.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться