Месть Анны-Луизы

9 Звонок 

Немного отойдя от пережитого шока, я заставила горе-художника пересказать то, что благополучно исчезло из моей памяти. Нейт поведал, как я обрадовалась, узнав его секрет, и после того, как получила ответы на свои вопросы — и по трезвости я их все повторила, — была готова брать штурмом обнаглевшую Курицу. Одно но: теперь, чтобы вернуть мне мужское лицо, придётся подождать, когда силы нашего волшебника восстановятся.

Но это не беда, потому как по трезвости я не только забыла всего этого, но и не готова была в таком виде выходить в свет. Мысль, что я подделка, пугала и рисовала всевозможные конфузы на этой почве.

Да и что за бред? Я же выше того, чтобы мстить этому подонку?

И думала я так ровным счетом до того, как на мой мобильный телефон поступил звонок с неизвестного номера.

– Анна? Это Кевин, – раздалось из трубки, словно гром среди ясного неба. – Алло, ты меня слышишь? – уточнил он, не услышав ничего в ответ.

– Э..кх.. да. Что тебе надо?

– Поговорить?

– Это надо было делать до того, как ты меня бросил? Не находишь? – злость проснулась во мне, угрожая сжечь изнутри, если я не скажу этого.

- Прости, я хотел найти возможность и объяснить всё, как и полагается, при личной встрече.

– Очередные пустые слова?

– Нет.

– Я не верю тебе и не желаю слышать твой мерзкий голос, – прошипела в трубку, крепко сжав её в руке.

Честно, хотелось оторвать мобильник от уха, нажать кнопку отбоя и забросить в дальний угол дивана, но что-то упорно не давало этого сделать — возможно, глупая надежда, что всё еще можно вернуть?

– Давай встретимся, я всё расскажу, – зачаровывал своим голосом Кевин.

– Нет, – одёрнула я себя и нашла силы отстранить трубку от уха. Не глядя, нажала на кнопку, завершив вызов, и лишь через долгую минуту тишины, смогла наконец-то опустить руку, в которой всё еще крепко сжимала сотовый, дублируя проснувшуюся боль от его предательства, что с новой силой сковало моё сердце.

Если не хотел сделать больно, не хотел бросать, не собирался брать в жёны другую, то не стал бы писать то смс, грубо отшивать по телефону, когда я смогла до него дозвониться. А что было в холле бизнес-центра? Я ничего не понимала. Центром моего мира стала боль, которая душила меня изнутри, угрожая пролиться горькими слезами.

Я прошла через приёмные семьи не для того, чтобы всякие зазнавшиеся снобы пользовались мной, когда им хочется и как им хочется. Злость, словно спрут спешащий занять освободившуюся раковину, заполняла вскрывшуюся после звонка Кевина ноющую боль.

Смахнула выступившие слёзы — я достаточно поревела из-за этого козла — и направилась в мастерскую, где Нейт придавался своему любимому занятию: рисовал неопределённую мазню по какому-то заказу.

– А что еще ты умеешь? – грозным тоном спросила у друга, отрывая его от полотна.

– А что надо?

– Надо уничтожить план одной сволочи «жить долго и счастливо», – процедила я сквозь зубы и с силой сжала свои кулаки, не жалея телефона, который так никуда и не бросила.

– Вот это настрой, – отметил Нейт. – Ты что, выпила для храбрости?

– Нет, ты за кого меня принимаешь? – возмутилась, расслабив плечи и руки. – Я больше не буду пить. Мне не нравятся провалы в памяти.

– Совсем, что ли?

– Да, совсем. Эти пробелы, словно чёрные дыры в голове.

– Да я про пить, – хохотнул Нейт и мазнул кистью по полотну, нанося синюю краску в пёстрый ансамбль красных, сиреневых и малиновых пятен.

– Издеваешься?! – воскликнула больше утверждая, чем спрашивая, но он всё же уточнил:

– Немного выпить порой не помешает. Тебе надо найти свой ритм и норму, – Нейт проговорил это медленно, не отрывая взгляда от картины, его голос понизился, завораживая не хуже пёстрых мазков, что не имели выраженного смысла, но точно обладали частичкой силы художника.

– Ритм и норму поищу как-нибудь потом, если приспичит, а сейчас надо выяснить, кто эта Линда, и где можно её побеспокоить.

– Хорошо.

– Хорошо, – вторила я за ним, не сдвинувшись с места.

Видимо, заметив это, или почувствовав мой взгляд в его широкую спину, Нейт обернулся и спросил:

– Что, прям сейчас?

– Ну, можешь дорисовать, – ответила, немного растерявшись.

– Ой, ну спасибо, – он вернулся к полотну. - Это так щедро с твоей стороны, позволить мне завершить очень важный заказ для одной местной шишки, чтобы потом не беспокоиться об оплате счетов и прочих расходах.

– Да всё, поняла я. Пойду приготовлю чего-нибудь, – протараторила, в полной мере ощутив себя не правой, что смею врываться в мастерскую художника и отрывать его от рабочего процесса.

Развернулась на пятках и направилась на выход.

– Спасибо, не откажусь от курочки! – крикнул в след Нейт.

– Я бы тоже не отказалась от одной курочки, – пробурчала себе под нос и представила, как душу Линду, а её воображаемое кудахтанье очень даже приласкало мой слух, ведь никто на помощь ей не пришёл.

Мысленно переступила черед труп поверженного врага — это препятствие убрано, и открыт прямой путь к тому, кто навешал мне наивкуснейшей лапши и в таком количестве, что ушей не хватило. Сняла тюрбан из макаронных изделий и надела его с размаху на Кевина, чтобы не смотрел тут мне своими карими глазками, моля его выслушать.

Фантазия закручивалась, и вот я уже вталкиваю в своего «женишка» лапшу, чтобы подавился своими «сладкими песнями» о счастливой жизни со мной.

– Эй, ты решила уничтожить этот салат? – выдернул меня из мира грёз голос Нейта.

– Нет, просто немного увлеклась, перемешивая.

– Ясно. Оу, – издал он, заглянув под крышку в кастрюльку, что стояла на подставке рядом с плитой.

– Что не так?

– Смотрю, картофель пал жертвой твоего боевого настроения, – усмехнулся он.

– Прости, – опомнилась я окончательно. – Я забыла, что ты не любишь пюре.

– Да ладно, – отмахнулся он, доставая тарелки из шкафчика. – Как-нибудь переживу, если ты скажешь, что тебе полегчало после того, как размазала ни в чем неповинный картофель по стенкам кастрюли.



Виктория Ом

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться