Месть Анны-Луизы

20 Визит куратора

Нет ничего хуже, чем ожидания и неизвестности. В голову Нейтена пришло столько мыслей, что он не заметил, как перешел к очередному сеансу самобичевания: не надо было делать это, не надо было делать то. Когда он перезвонил Анне, так и не дождавшись адреса, по которому её нужно забрать, она — мужским голосом и деловым тоном — сообщила о возникновении одного срочного дела по спасению какой-то «прелестной леди». Объяснять своих слов она не стала, а бросила трубку, заверив, что найдёт дорогу домой, а он может не ждать её и — самое сложная часть — не беспокоиться.

Но он беспокоился, поглядывая то на дисплей телефона, то на картину, размышляя: обнулить ли ему магию на портрете, заранее предупредив об этом Анну с помощью смс, или нет — обнулять не предупреждая. В десятом часу она, по его рассуждению, скорей всего была бы в не особо трезвой компании, так что сможет выкрутиться, когда образ поплывет и исчезнет несколько секунд спустя. Расстояние между зачарованным объектом и девушкой позволяли ему не переживать о существенной задержке в отражении его манипуляций в реальности.

От размышлений Нейтена отвлёк звонок в дверь: длинная настойчивая трель наводила на мысль о самом нежелательном визитёре в такой час. Быстрый взгляд в глазок, подтвердил его догадку — на пороге стоял мистер Андерсон и, судя по поднятой руке с зажатой в ней тростью, на дверной звонок он жал именно с её помощью.

Противная трель смолкла. Нейтен напрягся и прислушался к шорохам за металлической дверью, не решаясь при этом дышать.

– Мистер Берк, я прекрасно осведомлен о вашем местоположении, – послышалось из-за единственной преграды между хозяином квартиры и нежеланным гостем. – Попрошу открыть дверь, если вы не планировали заменить её.

Сокрушенно вздохнув, Нейтен выпрямился во весь рост и, натянув искусственную улыбку, открыл дверь, как обычно, не спеша приглашать куратора в своё жилище.

– Мистер Андерсон, разве уже вечер бала? Я точно помню, что с утра до него было не меньше недели.

– Я не по этому вопросу, мистер Берк, – холодным и безэмоциональным тоном визитёр остановил его неуместную игру. – Я могу войти?

Секунду поразмыслив, Нейтен задал встречный вопрос:

– А вы можете не разрушать мою защиту в доме? Я в этом деле не мастак: долго делал, долго восстанавливаю...

Мистер Андерсон прожигал Нейтена безжизненным взглядом, ожидая стандартной реакции — парень отступит и впустит его, так и не дождавшись ответа. Но в этот раз подопечный его удивил, не собираясь играть по правилам куратора. Если пришедший к нему мужчина в обычных случаях редко позволял себе моргать, будто бы не испытывая такой потребности, то Нейтену пришлось тяжко: борясь с резью в глазах, он изо всех сил не позволял векам смежеваться. Картина маслом: два ковбоя явились к оговоренному часу и вели безмолвную перепалку в ожидании, когда часы возвестят о возможности выхватить оружие из кобуры и спустить курок в глазастого противника. Будто бы прерогатива моргать могла достаться только одно из них.

Глаза Нейта стали слезиться, подталкивая к мысли, что не так уж и нужна ему эта победа, и лучше будет прекратить это издевательство над самим собой. Но вечер у него не задался, поэтому он тянул время до последнего.

– Конечно, – нарушил повисшую тишину мистер Андерсон.

И в подтверждение своего заявления мужчина протянул хозяину свою трость. Нейтен скрыл удивление, совсем не ожидая такого результата. Приняв предложенный куратором аксессуар, с которым, как поговаривали злые языки, тот не расставался никогда. Уборная, сон, конец света — ничто не могло разлучить заслуженного стирателя с его орудием.

Пристроив трость у напольной вешалки, Нейтен распахнул широко дверь, ожидая, когда гость пройдёт внутрь. Андерсон неспешно перешагнул через порог, отмечая непривычность данного действия без любимой трости.

– Так, по какому вопросу на это раз вы меня радуете своим визитом? – елейным голоском поинтересовался Нейтен, прикладывая силы, чтобы не улыбаться, как олимпийский победитель, подозревая подвох в своей маленькой победе.

Услышав, как щёлкнул дверной замок за спиной, Андерсон развернулся к подопечному, чтобы ответить на его вопрос:

– На вас получено несколько доносов с сообщением о нарушении правил магического сообщества с неправомерным использованием своих способностей, которые могут оказать существенное негативное влияние на жизнь гражданских.

– Существенное негативное влияние на жизнь гражданских, – вдумчиво повторил Нейт и, отклонившись назад, облокотился спиной о металлическую дверь, прохлада которой проникала сквозь тонкую хлопчатобумажную ткань футболки, не достаточно охлаждая желание высказаться. – Вы не договорили: не входящие в планы Магического департамента, – спокойно добавил он, посмотрев на серое лицо куратора.

– Бунтарское настроение среди молодёжи давно беспокоят наших министров, и я здесь, чтобы убедиться, что такой маг, как вы, не будете ввязываться в чужие игры, – сказав это, мистер Андерсон, не дожидаясь позволения от хозяина квартиры, твёрдой походкой направился в глубь квартиры, в комнату, из которой шёл сильный магический фон.

Нейтен поспешил за ним, безмолвно ругая себя, что не закрыл дверь в мастерскую, и даже не накрыл картину специальной холщовой тканью, которая помогла бы не привлечь внимания чуткого куратора.

– Новый заказ? – поинтересовался отстранённым тоном Андерсон, разглядывая портрет сероглазого брюнета. – Паспорт на него могу увидеть?

– Я не держу такие важные документы в мастерской, где в любой момент могу запачкать их краской, – раздражённым тоном ответил Нейт, судорожно ища способ увести куратора от картины, а еще лучше — вырубить его и стереть память.

И первое, и второе были трудно выполнимым в данной ситуации и с этим человеком, и Нейтен это понимал. Его взгляд заметался по мастерской в поисках кисти или чего-нибудь, что он мог бы использовать в качестве своего магического орудия и исправить ситуацию, пока не стало поздно.



Виктория Ом

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться