Месть Провидения, Нф-рассказ

Размер шрифта: - +

Месть Провидения, Нф-рассказ

1. 
…На жесткой койке тюремного лазарета умирал человек.
 
Умирать было тоскливо и противно. Не страшно, отнюдь нет, – именно противно. Пройдет еще несколько часов, от силы двое суток – и Алексея Чижевича не станет. Он, проживший образцовую, как ему казалось, жизнь, отличавшийся сверхпримерным законопослушным поведением, в одночасье угодил в ряды уголовных преступников. И отойти в мир иной придется в этом качестве. Почему-то об этом он сейчас думал, а не о том, как мало ему осталось на грешной земле…

 
Алексей открыл глаза и внезапно заметил, что уголок плохо побеленного потолка как бы шевельнулся. Через секунду он обрел очертания голубя. «Вот и глюки начались», – отстраненно подумал Чижевич. Никаких эмоций он уже не испытывал – не было сил. 

Вдруг неизвестно откуда, словно у него в подсознании, послышался тихий, лишенный интонации голос: 

– По-видимому, ты уже созрел для беседы со Всевышним… 
– Кто это говорит? –
простонал умирающий. 

– Вспомни, что означает голубь, изображенный на иконах? Как, в трактовке иконописцев, выглядит святая троица? Бог-отец, Бог-сын и… 

– Дух Святой, хочешь сказать? Значит, я уже умер? 

– Пока нет. Но поскольку пострадал безвинно, можешь стать не просто покойником, а как бы посредником между небом и землей… 

– Не так уж безвинно. Я сбил машиной человека. Хотя, конечно, не хотел этого… 

– Дальше. Хотелось бы услышать, насколько ты окажешься правдив в последний час. 


– Дальше – всё просто: получил десятку за неумышленное убийство. На зоне подхватил туберкулез. И вот – результат… 

– Ты поистине пострадал безвинно. Тот человек специально выскочил под колеса. Он был болен раком в последней стадии и хотел умереть. Покончить с собой более традиционным способом – скажем, повеситься, – духу не хватило. И он, также не желая зла, – просто не думая об этом, – потащил на тот свет и себя. Так что ты, Алексей, не виновник, а скорее невинная жертва. Для Бога, конечно. Ибо с точки зрения человеческого закона – все иначе…
 

Прошла минута молчания. Почему-то Чижевич не удивлялся, что беседует со Святым Духом. Видимо, способность удивляться атрофировалась вместе со многими другими чувствами. 

– Что от меня требуется? – еле шевеля губами, спросил он. 

– Я не требую, а предлагаю: согласен ли ты, когда твоя душа отлетит в мир иной, стать воплощением Божьего гнева для нескольких негодяев, не просто всуе поминающих имя Божье, а спекулирующих им? Это почетная миссия, далеко не каждому ее поручают. Скажи, видел ли ты огромные плакаты, где личности, сроду не обращавшиеся к Богу, выступают от его имени? 

– Но ведь я провел годы за колючкой. Разве что раньше… 

-И не только. Вспомни – когда вас, человек 10, перевозили в другую зону, на лесной дороге, на повороте, такой плакат был… 


Чижевич вспомнил. Действительно, машину с зарешеченными окошками сильно тряхнуло на выбоине и он, сплевывая кровь с прикушенного языка, разглядел на фоне сосен самодовольную физиономию одного из новых «пророков». В лесной глуши это зрелище выглядело более чем нелепо. Плакат гласил: 

СИЛЬНЫМ ТОЖЕ НЕОБХОДИМ БОГ! 
Павел Лемешко, полковник милиции,
начальник УВД Привокзального р-на.
 

Тогда Алексей не особенно обратил внимание на это «явление» в лесу. Хотя и удивился его нецелесообразности. А теперь вот всплыло в памяти… 

– Да, помню…И еще до заключения встречал нечто подобное… 

– Вот эти люди и им подобные, изображенные на этих плакатах, должны быть наказаны. Они используют имя Божье для обогащения, привлекая в секту доверчивых людей, как правило, переживших большое личное горе. Сами эти, с позволения сказать, проповедники никогда не были верующими в истинном смысле. Разве что когда им это выгодно. Согласен ли ты стать орудием в руках Всевышнего для того, чтобы их покарать? 


Алексей не задумался ни на миг. Ответ сам сорвался с языка: 
– Да, конечно… 

Дальнейшее произошло, как во сне: голубь словно втянулся в воронку, которая оканчивалась у лица умиравшего. И Дух Святой вошел в изможденное болезнью тело…Это было последнее, что ощутил Алексей 
Чижевич краешком угасающего сознания, пока еще принадлежал этому миру… 

Спустя полчаса тюремный врач констатировал смерть заключенного № 30274, последовавшую от туберкулеза. Тело было предано земле на кладбище при зоне, поскольку родных у покойного не оказалось: родители скончались, бывшая жена, с которой расстались еще до печального происшествия, проживала теперь за океаном. 

2. 
…А на следующий день в городе начались необыкновенные события. Правда, достоянием гласности они не стали, поскольку лица, в них задействованные, предпочли помалкивать. Но обо всем по порядку… 

Полковник Лемешко уже собирался закрывать свой кабинет, как вдруг на пороге возник неясный силуэт человека, явно принадлежащего к маргиналам: то ли бомж, то ли зэк…Одежда многократно зашитая-перешитая, еще советских времен, на голове облезлая шапка-ушанка (кто их нынче носит, кроме американских негров?), но глаза светятся каким-то будто потусторонним огнем.
 
– Эй, ты кто? Как тебя сюда пустили? – возмутился полковник. И почувствовал, как «садится» голос. Из тела будто по капельке истекали жизненные соки. Это было настолько ощутимо, что Лемешко задрожал и покрылся испариной. 

Но самолюбие возобладало. Не хватало показать свой страх перед этим босяком! Стараясь придать голосу твердость, спросил как можно тверже: 

– Ты что, из зоны сюда явился? Таких посетителей у меня еще не было. Чего тебе? 

Незнакомец заговорил. И даже не его слова поразили полковника, а то, что бродяга не разжимал губ. Слова будто лились в сознание: 

– Значит, выступаете от имени Бога, Еще каких-нибудь 15 лет назад у вас были другие боги: Ленин и КПСС. Тогда вы даже не приближались к церкви… 

– Той партии уже нет,
– как-то неуверенно возразил полковник, забыв, что он не обязан оправдываться перед босяком, – сейчас иные приоритеты… 

– Ваши новые «приоритеты» помогают вам делать деньги. Так называемая вера для вас – источник дохода. Вспомните, как Иисус изгнал торгующих из храма… 

– Кто ты и чего тебе надо?
– Лемешко старался говорить начальственным тоном, но это ему плохо удавалось. 

– Моими устами говорит Бог. Возможно, он и нужен сильным, но не таким, как вы. Вы являетесь одним из лидеров секты, обирающей простаков. Разве не так? 

Ответом было красноречивое молчание. Лемешко не нашел, что возразить. Этот «маргинал», кем бы он ни был, видел его насквозь. 

– Отныне, если не прекратите выступать от имени Бога на публику и не уберете с обочин вашу агитацию, сила покинет вас. Попробуйте сейчас хотя бы пошевелить рукой. 

Полковник вздрогнул. Действительно, его руки безжизненно лежали на подлокотниках кресла. Более того, не повиновался даже язык! Позвать бы сейчас дежурного и отправить этого наглеца в КПЗ! Но, увы… 

– Мне известно, о чем вы думаете, полковник, – в голосе странного визитера явно звучала насмешка. – Не трудитесь, я не отношусь к физическому миру. Доказательством послужит то, как я покину ваш кабинет… 

И силуэт постепенно начал таять. Сквозь него уже была видна дверь, и Лемешко вдруг совсем некстати подумал, что надо бы вызвать плотника и чуть ее обтесать, а то в сырые дни с трудом закрывается… 

«Посетитель» исчез. Только через полчаса с лишним к полковнику вернулась способность двигаться. Только теперь, преодолевая запоздалый ужас, Лемешко вспомнил, на кого тот был похож: на бывшего добропорядочного обывателя, севшего 8 лет назад за наезд на пешехода со смертельным исходом. Он словно испарился из кабинета, не притрагиваясь к дверям. Чудны дела твои, Господи! 
Полковника вдруг передернуло. Теперь он боялся даже в мыслях поминать Бога… 



Веле Штылвелд

Отредактировано: 11.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться