Месть восставшей

Прилет

20 апреля 3012 года. Фриловая планета. Зал суда.

 - Суд признал Нанарину Могнолию, виновной в совершении преступления, предусмотренного статьёй №12 Уголовного кодекса Верховной Империи, и назначил наказание в виде лишения свободы на 7 лет. Приговор оглашён и обжалованию не подлежит.

   *Глухой стук*

  Стена, что отделяла меня от множества людей в судебном зале, исчезла, и я судорожно втянула в себя воздух дурманящей свободы.

  Последний раз я держала в своих руках картину. Это всё, что досталось мне от матери, и это была единственная вещь, которую я могла иметь при себе до вынесения решения суда.

  Поднеся её к лицу, я постаралась запомнить запах пастельных красок и лёгкий оттенок маминых духов. Образ орла, парящего над белыми холмами, расплывался от непролитых слёз, что застилали мне глаза.

  Я вернусь на эту землю, и пусть будет готова моя рука принять священный обет каждого преступника, коим я стала пару минут назад. Надпись на моей руке будет гласить: «Выживи. Найди. Убей».

7 лет спустя…

  Огромная груда металла неслась по вселенной, рассекая её просторы. Я сидела у иллюминатора и пыталась держать глаза открытыми, крепко сжимая в руках свой рюкзак.

  Голова готова была распасться на атомы, а живот, кажется, стал не трудоспособным. Горло противно жгло, оно жаждало получить хоть каплю воды в ближайшие пару часов, но мечта оказалась несбыточной.

  Вчера мы шумно отпраздновали моего возвращения на «свободную землю». Так называли Фриловую планету, на которой я прожила каких-то 13 лет, а свои лучшие годы я потратила на «Проклятой земле», куда меня сослали за убийство матери.

  Тринадцатилетней девчонкой я ступила на борт корабля, покидая свой дом, а также сошла со своего транспорта, обретя новый. Мертвая земля почти не получала света от солнца, мало в каких местах лучи достигали клочка земли. Ночное небо было поистине прекрасным, вечная ночь сверкала миллионами звёзд, но на этом вся красота этого места кончалась.

   Нас держали в тюрьме, которая по свой сути являлась закрытым садом для наблюдения за особыми и редкими видами растений.

Хм, за особыми видами людей тоже. Но не все же были моральными уродами. Однако не мне судить, продолжу рассказ...

 На жилой территории планеты, в тюрьме, выращивали продукты питания и изучали ботанику. Заключенным не запрещалось получать знания и информацию о внешнем мире. Закон был прост и ясен - убийство каралось ссылкой на Проклятую землю, но, отмотав свой срок, каждый мог вернуться домой.

   Только люди, которые бездельно прожили в неволе десятки лет, больше не желали сладкой жизни на свободе. Сколько им осталось? Кому больше, кому меньше, и все же подсчеты не утешали. Только одна мысль билась в их сознании, как молитва: «Месть». Так появилась одна забавная традиция, которую называли "Традицией жизни". Она распространилась на всей Проклятой планете, и каждый второй, покидая эту клетку, уносил клеймо на своей руке: «Выживи. Найди. Убей». Традицию жизни также узнали на Фриловой планете и не стали препятствовать её осуществлению. Заключённый имеет право отомстить. Но если бы всё было так просто.

   Фриловая планета не желала содрогаться под грудой убитых тел, и так на свет появились тагары. Тагары - специально обученные телохранители, цель существования которых - спасти жизнь заказчика, следовательно, задача преступника становилась почти невыполнимой, потому что тагар из любой клан, а их было несколько, превосходил человека по силе и возможностям.

  Конечно, не все жаждали мести. Почти в обязательном порядке «услугу» возвращали люди, потерявшие власть, деньги, статус, и разумеется, не раз уронив своё достоинство на суде. Они были не в силах усмирить грызущее чувство мести внутри себя.

   Я была одной из таких людей. Рада с вами познакомиться.

  Резкий разворот корабля прервал поток моих мыслей, и всех пассажиров откинуло к противоположной стене. На меня навалилось сразу несколько человек, зажав между стеной и молодым парнем. Со всех сторон послышались ругательства и даже стоны.

  Да, тряхнуло сильно.

  Парниша рядом со мной был довольно юным и хилым. Новый толчок и нас второй раз размазало по стенке, заставив меня невольно прижаться к тому самому парню. Ног я уже не чувствовала, как минимум три человека уже успели на них потоптаться. Вдруг сквозь тонкую ткань его брюк, я почувствовала ствол, что впился в мое бедро. 

   Удивил! Кто же хранит пушку в таком доступном месте?

  Парень не обращал на меня ни малейшего внимания, потому как был без сознания. Его голова оказалась запрокинутой, а руки безвольно висели. И только то, что нас буквально прижали друг к другу, удерживало его от падения. 

  Наверное, ударился головой о стену.

  Взгляд зацепил глубокие порезы на его запястьях, которые не могла спрятать его рубашка, а также круги под глазами, что свидетельствовали о недосыпе. С психикой у парня были проблемы, он явно пробыл в заключении больше одного года, но меньше четырех лет. Обычно спустя четыре года человек все-таки смиряется.

  Порезы свежие – признак отчаяния и безысходности. Не угомонился, как и многие. На свободе ему не пристало носить оружие в этом возрасте, и я уже было потянулась вытащить пушку из его кармана, но…Поняла, что не мне судить и оценивать его жизнь. Я возвращалась домой, как и все на этом корабле, и я летела далеко не за сладкой жизнью. Я летела, чтобы доказать свою невиновность и отомстить за смерть своей матери.



Неопознанная чудачка

Отредактировано: 23.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться