Месть восставшей

Размер шрифта: - +

Список

  Но у меня против воли вырвался смешок.

 - Я еще только на верхушке мусор разгребаю, а ты стоишь посреди вонючей кучи и пытаешься прибраться на самом дне. Прошлое? Это мое настоящее и будущее. Другой дороги у меня нет, - я запрокинула голов и посмотрела на «молитву» прожженную на моей руке: «Выживи. Найди. Убей».

  Ригг тоже обратил свое внимание на нее, а затем щелкнул пальцами и металлический широкий браслет на его руке выбросил вперед плоское лезвие, что мужчина перехватил изящными пальцами и приставил острым концом к слову «Убей».

 - Стоит мне нажать посильнее и ни твоей руки, ни твоей клятвы, ни твоей мести не станет, - спокойно ответили мне, надавливая лезвием, пуская струю крови, что медленно ползла к моему плечу. Пришлось на миг прикрыть глаза и закусить губу, но короткий вдох, и я улыбаюсь во все тридцать два зуба.

 - Нет. Тебе и твоим дружкам каторги не миновать, - перед моими глазами пронеслись прошедшие годы, и я злорадно оскалилась. – А хочешь, я замолвлю за тебя словечко, и тебя поместят в мою камеру? В стене спрятан нож, тупой, но глаз выкалишь, если понадобится. И в ножке стула – пилочка. Хорошая, самая моя любимая. Вены перерезать раз плюнуть. Это поможет тебе выжить в первые дни. Ну, а потом либо поднимайся в глазах убийц и насильников, переходя на их сторону, либо становись подстилкой и пушистым ковриком, об который вытирают ноги.

  Меня не перебивали. Отсекать руку или пронзать ее тоже уже не собирались. Но вот страха и понимания всех моих слов не было в темных глазах мужчины. А ведь я не врала и не приукрашивала. Там, где я похоронила свое детство, «люди» не выживают. Они уподобляются многочисленным заключенным с разными психическими заболеваниями, диагнозами, фетишами и просто своеобразными и варварскими взглядами на жизнь. С кровавыми руками, черными, дырявыми сердцами и глухими душами они воют, скребутся и рычат в своих камерах, мечтая вырваться и перевернуть за себя любимого весь мир, мстя за испорченную жизнь. И я была одной из них.

 - Ригг, -  спрятала я глаза за ресницами. – Сделай мне величайший подарок! Мне нужны имена всех твои людей, которые были причастны к этому делу.

  Приглушенный свет еле светящей и мерно раскачивающейся над головой лампы под потолком. Звуки ливня и раскаты грома за окном. Скрипящие доски под ногами Ригга и диван, который был единственным предметом мебели в маленьком помещении, Атмосфера та еще, но, кажется, мужчину все устраивало, он свободно расположился на диване, откинув полы плаща и пригладив пышную русую шевелюру.

 - Не хочешь спросить, кто, когда, зачем и главное за что? – удивление на его лице было неподдельным.

 - Пока мне достаточно только имен. А все остальное, я очень надеюсь, ты расскажешь мне в нашу следующую встречу. Твоя пламенная речь будет последним гвоздем в твой же гроб, а я, наконец, стану самой счастливой жительницей Фриловой планеты.

 - Идиотка, - потешался надо мной Ригг, похлопывая рукой по коленке. – Вот зачем ты явилась к Девилу? Я же с него имел крупную сумму. С продаж. А тут раз…и я лишился своих денег, а он лишился жизни. Не стыдно?

  Мои руки стали каменными, ноги затекли, и голова закружилась. Только мне нужно было потянуть время, чтобы дождаться Девятого, моего спасителя, и разговорить Ригга.

 «В моей душе не осталось зла», - хотелось бы сказать мне и умереть спокойно на этих цепях, но эти слова – ложь.

  Всепоглощающей ярости я действительно не испытывала, но если бы мои руки были бы свободными, и в них лежала бы даже, скажем, простая вилка, я бы медленно и хладнокровно протыкала бы ею каждый сантиметр прекрасно сложенного тела, сидящего напротив меня. Безжалостно, беспощадно, совершенно спокойно.

 - Убьешь меня сам или оставишь гнить здесь? - обвела я взглядом эту ветхую лачугу.

  Ригг пожал плечами и даже задумался на минуту.

 - Ты все равно сдохнешь, а как мне плевать. Выбор за тобой, моя птичка.

  От его обращения меня выворачивало наизнанку. Я вдруг представила, как он подходит и шепчет мне это прямо в губы. Как внутри его организм корчится в судорогах от принятой недавно дозы наркоты и медленно угасает. Привлекательный мужчина снаружи, уродливый внутри. Таких много на этой планете, и почему-то мало на Проклятой земле. В тюрьме каждый стремится увидеть в себе, отыскать что-то хорошее, прекрасное – оправдание своим поступкам. И ведь находят же! Но оправдаться, увы, редко у кого получается. Даже сам себя порой простить не можешь.

 - Тогда я хочу знать имена, - повторила я, уже звучавшую просьбу. – ВСЕ имена.

  Ригг милосердно выполнил мое желание. И я пятнадцать минут, которые показались мне вечностью, запоминала имена. Мне было неважно, подделывал ли человек бумаги, взламывал ли дверь в нашей с мамой квартире или просто кивнул против нас в суде – Ригг усиленно вспоминал, а я усиленно запоминала. Потому что это мое право. Право знать, право попробовать отомстить.

  Затем было откровение моего главного врага – Ариггона, что стоял справа, прислонившись к стене, на которой я была подвешена, и рассказывал все подробности. Но я его об этом не просила. Честно признаться, я скрипела зубами, рычала и дергалась, пытаясь освободиться, сломать руку, выбить сустав, но дотянуться и убить.



Неопознанная чудачка

Отредактировано: 05.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться