Место, где земля закругляется

Размер шрифта: - +

Место, где земля закругляется. Глава 7

                               Когда доводы шатки, позиция человека нередко становится жёсткой.

                              Станислав Ежи Лец

 

Корабли стояли на приличном отдалении. Как раз таком, чтобы дать понять: мы вас (пока что) не трогаем, но и уплыть спокойно тоже не дадим.

Игорь, стараясь двигаться неторопливо, прошествовал к штурвалу и встал рядом. Чёрт его знает, что лучше, сбежать отсюда с риском снова прилипнуть к рулю, или остаться здесь и попасть в руки... кого? Впрочем, ветра всё равно недостаточно, чтобы уйти. Разве что обогнать черепаху.

С кормового возвышения он осмотрел неизвестные суда повнимательнее. Корпуса кораблей были сделаны из дерева, однако практически от фальшбортов и ниже они имели покрытие из непонятного материала, похожего на брезент. Материал этот плотно облегал доски и шёл по всему корпусу: до ватерлинии и вниз, до самого киля.

У каждого корабля было по меньшей мере три мачты. Из бортов торчали ряды вёсел - у некоторых кораблей один ряд, у кого-то два.

Над бортами торчали головы моряков, из прорезей опасливо блестели глаза, как будто команды опасались нападения со стороны маленькой посудины Игоря.

Зато на шканцах самого большого корабля, многовёсельного, с высокой кормой и задранным носом, украшенным затейливой фигурой, стояли, не скрываясь, несколько человек, и в упор разглядывали посудину Игоря. Эти не прятались, и Игорь мог как следует их рассмотреть в ответ.

Трое мужчин. Крепкие, с обветренными лицами, потемневшими от солнца. Нарядные кафтаны, как будто вытащенные из сундука на этот случай, перетянуты кожаной сбруей портупей. На поясе у одного, самого здорового, с бычьей шеей и гладко выбритой лысиной, висел широкий меч с искривлённым лезвием. Что-то вроде янычарского ятагана.

У второго, длинного, с закрученными усами и острой бородкой, меч был больше похож на шпагу, из тех, чем размахивали недавние преследователи на набережной. Чувак явно косил под аристократа. Из-под обшлагов его малинового кафтана выглядывали кружева белой сорочки.

Третий, самый невысокий из всей компании, коротко стриженный, с гладко выбритой верхней губой и узкой бородкой - такие называют шкиперскими - носил на потёртой портупее два длинных кинжала. Кафтан его, тёмно-синего полотна, украшала на правом плече связка витых шнуров, заколотая металлической пряжкой.

Человек этот бросил осматривать незнакомое судно, встретился взглядом с Игорем и обнажил зубы в улыбке. Кивнул, слегка, как равному, и приветливо взмахнул рукой.

Игорь сдержанно улыбнулся в ответ. Улыбка ещё никому не вредила.

Человек взглянул на своего соседа, здоровяка с бычьей шеей. Тот тоже повернулся к Игорю и зычно крикнул, приставив руки ко рту рупором:

- Переговоры! Переговоры! Мы спускаем шлюпку!

Игорь оглянулся на свою команду. В данный момент она состояла из одного чокнутого мужика, прикованного к мачте. Какие переговоры? Эта флотилия при желании не оставит от них мокрого места посреди моря.

- Кажется, нас боятся, - невозмутимо заметил псих от мачты. Он вытянул губы трубочкой, скорчил зверскую гримасу и яростно зачесался подмышками. - Кхе-кхе.

Игорь заставил себя сосредоточится. Мысли яростно крутились в мозгу. Сейчас нельзя дать промашку, от этого зависит твоя жизнь. Да и жизни остальных... скажем, двоих девчонок, это и к гадалке не ходи. Думай, голова, думай.

Десяток кораблей, гораздо больше их водоизмещением, вооружением и численностью команды. У моряков возле борта видны луки в руках. Это не пушки, но даже из луков можно с такого расстояния положить кучу народу. Не говоря уже об абордаже, если он случится.

Дальше... Суда стоят на приличном расстоянии, хотя у посудины Игоря нет ни пушки, ни даже намёка на оружие дальнего боя. Кстати, он сейчас вспомнил во внезапной вспышке озарения: те люди на причале, что гнались за ним, вовсе не горели желанием последовать за беглецом на судно. Да, конечно! На борту на самом деле оказалась лишь команда. Никого из тех, кто бежал за ним по набережной, он на борту не признал. Остальные лишь громко кричали, топали ногами, размахивали руками и оружием. Короче, изображали бурную деятельность.

Но когда дошло до дела, с беглецом один на один осталась только команда судна, куда Игорь перемахнул с берега. Остальные остались топтаться на набережной. Разве что те, на лодках, попытались его преследовать. И то...

Он вспомнил, как преследователи неуклюже болтались на волнах, как столкнулись две передние лодки, как будто нарочно. А может, и нарочно. Теперь Игорь вовсе не был уверен, что его так уж старались поймать. Так бывает, когда обязанности говорят одно, а чувство самосохранения - другое.

Почему это произошло, и чего боялись преследователи, он не знал. Но игнорировать это обстоятельство никак нельзя.

Значит, примем как данность - их боятся. Это уже хорошо. Почему? Хороший вопрос.

Ничего такого, что стоило бы остерегаться, на первый взгляд у них нет. Судно небольшое, одномачтовое. Видимого оружия на борту тоже не наблюдается. Команда, состоящая из берсерков, слава которых обгоняет корабль? Вряд ли. Они, конечно, были храбрые ребята, но не настолько, чтобы бежать от них сломя голову.



Натан Темень

Отредактировано: 07.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: