Место, где земля закругляется

Размер шрифта: - +

Место, где земля закругляется. Глава 15

Каннибалы предпочитают людей бесхребетных.

Станислав Ежи Лец

 

Бордель госпожи Май стоял в конце улицы. Его было видно издалека - трёхэтажное здание белого камня. Лучший бордель, самые лучшие девочки всех видов и рас, на любой вкус и размер. Чистота, порядок, конфиденциальность. Открыт в любое время, захмелевших и обессилевших клиентов доставляют до самого дома или устраивают со всеми удобствами. Повар - специально выписанный из Холодных земель чудесник, мастер своего дела. Горячительные блюда и прохладительные напитки. Цены тоже на высоте, но хозяйка разборчива, и даже на большие кошельки смотрит с подозрением.

Морнетт, секретарь Анклава, поднялся по каменной лестнице на второй этаж. Витые столбики балясин смущали взор. Ни один столбик не повторялся. Лестницу тоже создавал мастер своего дела.

Белый Ящер всегда развлекается на третьем этаже - это знал Морнетт, знали все. Когда Ящер отдыхает, третий закрыт для посетителей. Почему-то у клиентов в эти дни отпадало желание подниматься наверх. Посетители только посматривали в потолок, откуда доносились разнообразные звуки, покачивали головами и заказывали дополнительную порцию выпивки.

Морнетт постоял на площадке второго этажа, прислушался. Сейчас сверху доносились звуки виолончели, скрипки и флейты. Тихо рокотал маленький барабан.

Секретарь вздохнул, вынул из кошелька сложенную бумажку, развернул и неторопливо  разорвал напополам. Торопиться в этом случае никак не следовало. 

Он постоял, выждал время. Достаточное, чтобы дать знать о себе и предупредить Ящера. Вот теперь можно идти.

Отмахнул от лица цветочную гирлянду, что свешивалась с потолка, как вялый удав, вошёл. Полукруглый зал, с арками альковов, напоминал поле боя. Мозаичный пол с разбросанными тут и там обессиленным телами курильщиков, утомлённых дымом кальянов. Давно превысившие свой предел, уходящие в последний виток с блаженной гримасой на лице любители вина - красного, белого и фиолетового. Аромат цветов, благовоний, массажных масел, пряных блюд, человеческого пота, острого запаха специй и ещё чего-то, что Морнетт не пожелал узнавать.

Посередине зала, прямо на полу из драгоценной мозаики, стояла большая круглая ванна. В ней иногда - по капризу состоятельных клиентов - плескалось разное, вперемешку с особями разных полов. Сейчас ванна была налита доверху, из неё торчал чей-то зад. На заду болтался потрёпанный венок из водяных лилий.

В нишах альковов двигались тени, оттуда неслись вздохи и смех. Из одного, центрального, слышались звуки музыки: скрипка, флейта и барабан. Тягуче ныла виолончель.

Секретарь переступил через парочку, сцепившуюся под кадкой с цветущим деревом. Дерево тряслось, последние лепестки сыпались на спину партнёру. Партнёрша, закинув покрытые замысловато татуировкой ноги ему на плечи, музыкально стонала в такт.

Когда секретарь проходил мимо ванны, цветочный зад дёрнулся, его обладатель выбрался на поверхность и проводил Морнетта мутным взглядом. По лицу купальщика, из носа и ушей струилось фиолетовое вино, отчего тот казался свеженьким утопленником.

Секретарь обогнул ванну и заглянул в центральный альков. На ковре, сложив ноги калачиком и закрыв глаза, выводил мелодию флейтист. Это был человек, пухлый, бледнокожий уроженец Нижних земель. Возле него склонился над виолончелью майити - уже немолодой, с поседевшей шерстью на ушах житель Сухих земель. Он сосредоточенно водил смычком по струнам, седые пряди редких волос подрагивали в такт музыке.

Скрипач стоял, покачиваясь. Раскрытые глаза смотрели в пространство, затянутые пеленой наркотического безумия. С уголка рта у него свисала нитка слюны. Тонкая, сухая рука трепетала над инструментом, то замирая, то двигаясь в одном ему известном синкопированном ритме.

За барабанами сидел тот, кто был нужен секретарю Анклава. Вернее, та. Белый Ящер был женщиной.  

Морнетт кашлянул. Для приличия - он не сомневался, что Белый Ящер давно знает о его появлении. Теперь надо было ждать. Лучший наёмный убийца, постоянным клиентом которого был Анклав, мог себе позволить быть не как все. Особенно в часы отдыха. В это время к ней лучше было не соваться. Если бы не прямой приказ его превосходительства, старшего мага, секретарь близко бы к борделю госпожи Май не подошёл.

Музыкант за барабанами поднял голову. Мотнулись белые волосы, гладкие, длинные, они прядями свисали на плечи, обрамляли узкое лицо, падали на обнажённую грудь. Блеснули синие глаза с красными зрачками.

Морнетт содрогнулся. Он уже имел дело с убийцей, и каждый раз переговоры от имени Анклава стоили ему пучка нервов. Никогда не знаешь, что придёт этой женщине в голову. Секретарей много, виртуозов своего дела мало, и случись что с Морнеттом, его смерть спишут на издержки работы.  

- Ты пришёл сообщить мне о смерти сестры, маг? - голос Белого Ящера был тих и напоминал шуршание камешков в ладони главы Анклава.

- Я принёс контракт, госпожа.

Маленькие барабаны отозвались дробным стуком. Трепетание сердец многих жертв послышалось в этом звуке секретарю.

- Она умерла, я знаю. Я почувствовала это. Тогда я была с любовником. Он заплатил за мою боль.

Морнетт молча ждал. Торопиться было нельзя.

- Кто-то умрёт. Медленно и мучительно. Я знаю. Покажи контракт. Смерть убийцы будет частью оплаты.



Натан Темень

Отредактировано: 07.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: