Место, где земля закругляется

Размер шрифта: - +

Место, где земля закругляется. Глава 16

Справедливость всегда должна быть на своей стороне.

Станислав Ежи Лец

 

- Отправь почтового ящера, - князь Нижних земель брезгливо отвернулся от неприятного зрелища. Казнь гонца - необходимое зло, это, можно сказать, демонстрация намерений. Хочешь, не хочешь, провести надо. - Напиши, что виновный наказан со всей строгостью.

Князь поморщился и мельком взглянул на помост. Палач дошёл до середины экзекуции. Каменную плиту, на которой было установлено колесо, густо забрызгала кровь и всякая гадость, на которую лучше не смотреть, иначе грядущий обед с дамами будет подпорчен.

- Опиши казнь в подробностях. Укажи, что мы огорчены и просим не отменять поставки, - князь скрипнул зубами.

Просить было унизительно. Но маги Анклава в своём праве. Без них хуже, чем с ними, а заклинания могут делать только они. Совсем как женщины с их потомством. Но если на женщин есть какая-то управа, с Анклавом лучше не связываться. Так проклянут, мало не покажется. Не говоря уже о таких полезных мелочах, как заклинания огня, здоровья и очищения морской воды. Хотя на очистку такая цена, что проще помереть от жажды. А женщины с ума сходят по бумажкам с заклинаниями от "тяжести", для красоты и всяких дамских штучек. Лиши их этого - такое начнётся...

Князь приложил личную печать к пергаменту. Первый секретарь согнулся в поклоне и убежал готовить ящера. Второй секретарь почтительно ждал.

- Ты. Вызови капитана. Шепни, что мне нужен его особый отряд. Из тех ветеранов, что остались от почётной сотни. Намекни, что дело срочное и чрезвычайно секретное. И про награду не забудь проболтаться. Ступай.

Князь вздохнул и повернул благородное лицо к помосту. Надо досмотреть казнь до конца. Это его долг перед Нижними землями.

***

- Ну и где они? - Игорь сжал вспотевшие пальцы на рукояти кинжала. Ему было не по себе.

Сегодня они встали у причала Изгир - крупнейшего портового города Холодных земель.

Чтобы дойти до Холодных земель, нужно было провести судно вдоль побережья, следуя постоянно дующим ветрам. Границу между землями на карте отмечала черта, проходящая по горной гряде. В реальной жизни зрелище оказалось гораздо эпичнее. Открывшаяся картина пробирала до пяток.

Через несколько дней пути от бухточки, где на борт приняли беглых магов, течение усилилось, море сменило цвет, как будто стало глубже. Скоро впереди выросла громадная тень. Она была так велика, что заслоняла солнце.

В море здесь вдавался каменистый мыс, продолжение горной гряды, огромным драконом разлёгшимся поперёк обитаемых земель. Гребень "дракона" уходил далеко в море, постепенно понижаясь. К дальнему краю драконьей спины, что скрывался в морской бирюзе, на карте не значилось никаких путей, и пираты решительно не советовали туда соваться, если жизнь дорога.

В самом гребне, где-то в паре сотен метров от берега, виднелся просвет. Скалы там обрушились, и сквозь щель зловеще светило багряное солнце. Путь проходил ровно через этот просвет.

Игорь направил туда своё судёнышко, обливаясь холодным потом от страха. Вода, бурля и пенясь, устремлялась в пролом между скал. Когда их маленькую одномачтовую посудину накрыла гигантская, холодная как лёд, тень, Игорь вспомнил миф об Одиссее. То место, где Сцилла и Харибда забирали свою неизбежную дань... Он перекрестился бы, если б мог, но руки прилипли к штурвалу, глаза не отрывались от узкого пути, где на опасной скорости между каменных стен любой миг мог оказаться последним.

Они прошли между высоченными, похожими на гребень, скалами, о которые бились пенные буруны. Течение здесь было таким сильным, что Игорь вцепился в штурвал обеими руками и молился, чтобы ничего не случилось.

Но, видимо, путь на карте был проложен не зря, течение знало своё дело, и они невредимыми пронеслись вдоль каменной стены. Там уже водные потоки стихали и течение разветвлялось. Главное было не упустить момент и войти в нужный поток.

Игорь весь взмок от напряжения, пока выруливал к берегу. Листок с пиратской инструкцией, давно заученный наизусть, промок под рубашкой, волосы липли ко лбу, пот ел глаза.

Ветер по-прежнему ровно дул вдоль побережья, исправно натягивал парус. Они поставили кливер, повозились над гиком, укрепив грот под нужным углом, и парусная тяга вытащила их из водного потока там, где надо. Горная гряда осталась за спиной, берег, словно они и правда пересекли границу миров, стал другим, изменил цвет, покрылся крупными валунами. Волны ритмично накатывались на каменные края обитаемого мира, разбивались о мокрые валуны, откатывались обратно, и так без конца.

Вскоре на побережье возник и стал расти цветной мираж. Портовый город, весь из камня, плоских разноцветных крыш и высоких башен. Величественный собор доминировал. Он возвышался над городом, как гордый папаша над выводком разношёрстных щенков. Его центральная, пирамидальная башня, увенчанная золотым шаром, в свете солнца казалась кроваво-красной.

Порт, весь одетый в камень, с косой волнолома и массивным зданием по центру набережной, казался слишком большим для двух десятков кораблей, что были пришвартованы у пирсов. Ещё парочка посудин покачивались на волнах, уходя вдоль береговой линии. Очевидно, эти суда предназначались только для каботажного плавания. Должно быть, жители обитаемых земель не стремились к выходу в открытое море, навстречу штормам и неизвестности.



Натан Темень

Отредактировано: 07.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: