Место, где земля закругляется

Размер шрифта: - +

Место, где земля закругляется. Глава 18

Безвыходным мы называем положение, выход из которого нам не нравится.

Станислав Ежи Лец

 

В таверне наверняка знали о полицейской операции. А может, такие дела здесь были не впервой, и торговцы людьми давно отбили охоту у любопытных. Никто не прибежал на шум, никто не сунул нос в комнатушку, залитую кровью. Игорь безнаказанно пронёс раненого мага на себе через двор.

В переулке за углом стояла закрытая повозка с намалёванным на боку знаком: треугольник, перечёркнутый крест-накрест стрелой и топором. Полицейский символ? Похоже на то.

Повозка оказалась кстати. На козлах никого не было, видно, все, кто на ней прикатил, сейчас лежали в таверне мертвее мёртвого.

Игорь забросил внутрь стонущего мага. Второй забрался самостоятельно, скорчился в полутьме возле раненого дружка. Сам Игорь собирался усесться на козлы.

- Ты умеешь управлять ящером? - недоверчиво спросила майита.

Только тогда он обратил внимание, кто запряжён в повозку. Тварь, что стояла в оглоблях, походила на лошадь только издали. Должно быть, когда он мельком взглянул на неё впервые, изумлённое сознание выдало более привычную картинку.

Длинная шея животного, изогнутая  по-лебединому, увенчивалась головой игрушечного удава. Или диплодока, которые на картинках ели траву и высовывали длинные шеи из доисторических озёр. Большие круглые глаза затягивала полупрозрачная плёнка. Когда Игорь подошёл, плёнка поползла вверх, и на человека глянул выпуклый, янтарного цвета глаз с вертикальным зрачком. Округлые кожистые бока, все в складках, высокие ноги с мозолями на суставах. Ороговевшие пальцы, похожие на толстые когти - по три на каждой ноге. Заострённый хвост, покрытый мелкой чешуёй, длиной почти до земли. На хвосте зверюги красовалось выжженное треугольное клеймо, такое же, как на повозке.

- Лучше ты, - уступил Игорь. Кто её знает, эту рептилию.

- Майити - лучшие укротители ящеров! - самодовольно сообщила девушка и ловко запрыгнула на козлы.

Майита снова затянула в узел густые волосы и запрятала под круглую шапочку. На поясе у неё теперь красовалось мачете, взятое с трупа. Парочку топоров они тоже прихватили, вместе с кое-какой одежонкой, свёрнутой в узел. "Какие нежности при нашей бедности" - проворчал Игорь, стаскивая с тела мёртвого полицейского пояс и жилетку.

Он тщательно обыскал тело мага воздуха, и кое-что нашёл. Пару бумажек со странными каракулями, аккуратно сложенные в кармане поварского передника. Ещё несколько мелочей, которые он наспех сгрёб в горсть и сунул к себе за пазуху. Потом разберёмся.

Девушка гортанно крикнула, шлёпнула рептилию по круглому крупу вожжами. Животина переступила когтистыми ногами, мотнула головой, издала странный звук - не то визг, не то рёв. Повозка дёрнулась и тронула с места.

- Вперёд, отродье крайев! - выкрикнула майита, привстав на козлах. Она оглянулась на Игоря, и он увидел её бесшабашно блестящие глаза, оскаленные в разбойничьей ухмылке острые зубы. - Не то сожру!

Видно, то была нешуточная угроза. Рептилия резво пошла, топоча мягкими копытами по переулку. Игорь рассеянно взглянул на свои руки, перемазанные кровью. Возбуждение драки ещё не прошло, и странная усталость, что одолела его на пути к таверне, отпустила. А это что за пятно?

Он перевернул руки ладонями вверх. Что такое?

Под разводами крови и грязи на запястьях чернело клеймо. Такие же, поменьше, красовались на обеих ладонях. Но все они изображали одно: что-то вроде колеса с торчащими, как спицы, чёрточками, выходящими из него, как лучи - из солнца. Картинка подозрительно напоминала штурвал.

Игорь вытаращился на клеймо. Самое глупое, что он никак не мог понять, когда оно появилось. Он не смотрел на руки так пристально с тех пор, как выпрыгнул из окна таверны. Той таверны, где зарезали беловолосую женщину. Наверное, это случилось, когда он впервые взялся за штурвал. Тогда его так прижарило, какие уж обожжённые ладони... Так вот на что так смотрел покойный майити - на его клеймо. И что это значит, чёрт его побери?

Пока он любовался на свои руки, повозка катилась по улицам города. Чешуйчатая тварь бодро перебирала ногами, поощряемая шлепками по крупу и голосом майиты. 

Сначала они петляли по узким улочкам бедняцкого квартала, где вместо дорожного покрытия была сухая, вытоптанная до каменной твёрдости земля. Потом звук под колёсами изменился: это пошли застройки жителей побогаче.

Маг-недоучка выглядывал в щёлочку и указывал, куда ехать. Второй маг лежал, зажавши рану, и страдал. Игорь, стараясь не думать о заклеймённых руках, полез за пазуху, достал оттуда ворох мелочей, что нашёл на покойнике, и принялся их рассматривать.

Парочка бумажек, таких же, что разорвал маг воздуха, очевидно, с заклинаниями. Бумажки были аккуратно сложены, и на каждой начертана какая-то закорючка. Наверное, чтобы не перепутать в суматохе. Кроме бумажек, там был амулет на цепочке, из полированного круглого плоского камушка. Поперёк кружка блестел вплавленный в камень росчерк золотой молнии. Почему маг его не надел, бог весть. Цепочка была короткая, как для браслета. Игорь подумал, и нацепил его на руку. Хуже уже не будет.

Он попытался прочитать бумажки, но ничего в них не понял. Бессмысленный набор слов. Остальное вообще выглядело кучкой мусора: какая-то трубка, не то флейта, не то мундштук; горсть камушков разной величины и цвета, вроде тех, что кладут для украшения аквариума; кусочек кожи, будто оторванный от дублёнки; монета из белого металла и красивая ракушка с дырочкой посередине.



Натан Темень

Отредактировано: 07.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: