Место, где земля закругляется

Размер шрифта: - +

Место, где земля закругляется. Глава 38

 

Руби сук, на котором сидишь, только если тебя захотят на нём повесить.

Станислав Ежи Лец

 

Игорь состроил самое тупое выражение лица, какое смог и сложил руки на животе. Кажется, так стоят все профессиональные телохранители. Если он ничего не путает, и киношки с боевиками не врут.

Кираса, потёртая в некоторых местах, но ещё крепкая, меч и кинжал в ножнах у пояса, за спиной - топорик в чехле. Косая сажень, башка в потолок, грозный взгляд - сразу видно, охранник не зря ест хозяйский хлеб с маслом.

Край изображал хозяина просто виртуозно. Если бы Игорь не знал, что это он, никогда бы не признал того тощего парня, каким он его помнил.

Сейчас Край - то есть его, Игоря, наниматель, - сидел за столиком, и служанка наливала ему вина в бокал.

Всё было проделано как надо: два бокала - фирменных, со знаком таверны - изображением морской птицы на боку; кувшин с тем же знаком, и главное - пустое место за столом напротив солидного человека. Явно рассчитанное на то, что кто-то его займёт. Солидный торговец в поисках работника.  

***

Прежде чем они очутились в этой таверне, случилось много чего. Их корабль шёл вдоль береговой линии, и течение вместе с ветром, исправно дующим в нужном направлении, помогали идти. Солнце, неизменно сидящее между небом и землёй, казалось, стало ярче и немного приподнялось над горизонтом, вытянув из туманного моря округлое брюхо.

На палубе припекало всё сильнее, ветер посвистывал в снастях, сушил просолённую от морских брызг кожу, исправно надувая парус с головой медузы горгоны.

Впереди вставали чёрные изломанные скалы, громоздящиеся, насколько хватало глаз, вдоль береговой линии. Над скалами кружили такие же чёрные и изломанные силуэты морских птиц. Игорь уже научился различать их - местные птицы были совсем не такие, как дома. Они казались гораздо ближе к динозаврам, чем те, которых он знал. Это были скорее ящеры, чем птицы. Отвратное, вонючее переходное звено.

Никаких селений в поле видимости не встречалось. Один раз они увидели вдалеке парус, и засуетились, боясь встречи с пиратами. Но корабль, с виду мирный каботажник, прошёл мимо и канул в дымке морских испарений.

Судя по карте, крупных городов до самого Ма-Зунне ожидать не приходилось. Берег здесь был каменистый, камни в беспорядке громоздились у воды, и если сухопутная дорога и подходила близко, с моря её было не разглядеть. Соответственно, их корабль с берега тоже трудно заметить, и слава богу.

Когда впереди, над каменистым склоном, показалась похожая на приземистый маяк башня, Игорь велел опустить парус, а сам полез в судовой журнал.

Это была толстая, потрёпанная по краям книга, с листами, добротности которых в мире Игоря хватило бы на десяток томов, да ещё осталось. Словом, это была крепкая вещь, рассчитанная на морское путешествие, полное солёной воды, бросков через каюту и ударов по голове с размаху.

Он пролистнул до того места, где было написано название города - Ма-Зунне. На карте, нарисованной в каюте на стене, подробностей никто указать не озаботился. Это была величественная карта, карта - плакат. Презренных мелочей вроде деревень, колодцев, башенок там не значилось. Что за башня впереди - маяк, форт, что-то ещё? А может, на ней сидит парочка магов, заточенных на метание огненных шаров? И стоит подойти к ним поближе - бац, конец мятежному кораблю?

Игорь водил пальцем по буквам. Неровные рукописные строки густо покрывали желтоватые страницы журнала. Да, то были вовсе не страницы лощёного белого цвета, каким красуются офисные бумажки. Это были суровые пергаментные листы, щедро заляпанные подозрительными пятнами и отпечатками жирных пальцев.

Где же тут про башни... Он вгляделся в замысловатые буквы. Тот, кто писал это, был грамотен ровно настолько, сколько нужно. Чтобы хоть что-то можно было понять.

Игорь потёр глаза, всмотрелся внимательнее. Возникла уже знакомая щекотка: где-то в мозгу - в затылке, потом за переносицей. Неприятная, как зуд от укуса, который никак не получается почесать.

Впервые это началось, когда ему нужно было сделать что-то непривычное - не то чиркнуть кресалом, чтобы зажечь фонарь, не то помахать мечом... Да, тогда зуд был особенно сильным. Как будто оживала онемевшая со сна рука.

Но зато после ему удавалось это «что-то»: фонарь зажигался, меч втыкался куда надо, а незнакомые раньше буквы чужого алфавита оживали и выдавали информацию.

Вот и сейчас это случилось снова. Игорь моргнул, поморщился, невольно почесал в затылке и прочёл неровные строчки, написанные рукой прежнего капитана.

«...миновали первую сигнальную башню... над берегом дымка... без изменений... ветер попутный... Легли в дрейф в виду второй башни. Сигнал с филонумоном отправлен во время часа птицы. Ответный сигнал получен, можно идти. Ничего нового за последние два часа… прибытие в Ма-Зунне через полный цикл, в час птицы…»

Так. Вот оно что. А городок Ма-Зунне не прост! Каждый корабль, каждая каботажная посудина отслеживается. И если судно, пройдя первую башню, не пришлёт почтового ящера второй, значит, это чужак. Со всеми вытекающими… Начиная от таможни и заканчивая боевыми магами.



Натан Темень

Отредактировано: 07.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: