Место, где земля закругляется

Размер шрифта: - +

Место, где земля закругляется. Глава 42

 

И в небе и в земле сокрыто больше, чем снится вашей мудрости, Горацио.

У. Шекспир, "Гамлет", пер. М. Лозинского

 

Игорь с трудом удержался, чтобы не задать глупейший вопрос: "Это был ты?!" Как говорится, пятьдесят на пятьдесят - он или не он. Край или кто-то другой, дурак он будет, если признается. "Ну да, это я ту бабёнку замочил, а потом в окошко сиганул, чтоб тебя подставить. Что такого?"

Одно только непонятно - как убийца, если это действительно был Край, очутился потом на мачте, да ещё прикованный цепями? Ну ладно, он бегает, как конь, и вполне мог опередить Игоря - тогда неуклюжего, едва соображавшего, что к чему - и добежать первым до Корабля мёртвых. Но как он тогда очутился на мачте, да ещё прикованный цепями? Это уже чудеса из разряда фокусов великого Гудини... Хотя тот как раз выбирался из наручников, а не наоборот.

Но если это был всё-таки он, и случившееся привёло погоню к кораблю... это значит... Игорь сжал зубы. Его прошиб холодный пот. Нет, это глупо. Слишком хитроумный получается план. Кто мог знать, что он пойдёт наверх, в комнату с той женщиной? Кто мог знать, что там случится, а местный итиол не тот, кем кажется? Кому нужно, чтобы он попал на проклятую посудину? Нет, приятель, это уже попахивает паранойей...

Игорь ещё посверлил взглядом Края и отложил выяснение отношений на потом. Сейчас нужно было заняться неотложными делами.

Вся команда перед выходом на берег была предупреждена - не касаться фальшборта, а особенно протянутых над ним проволочек. Эту "антиугонную систему" Игорь тщательно готовил всё время, что они шли от посёлка контрабандистов до самого Ма-Зунне. Отчаянно не хватало материалов. Как он выцарапывал металл у местных рыбаков, как хитрил и изворачивался... даже немного припугнуть пришлось кое-кого. Надавить на суеверие местных. Особенно местный кузнец оказался упрямым, как стадо мулов. Металл был нужен ему самому, и он никак не хотел с ним расставаться.

Но и к кузнецу удалось найти подход. Когда Игорь нацарапал кое-какие чертежи на обрывках пергамента и показал местному умельцу, кузнец аж засветился, признав родственную душу. Ему уже самому захотелось сделать те хитрые штуковины, что изобразил ему на картинках и пальцах этот странный итиол.

Кое-что пришлось соображать по ходу дела, и по ходу дела открывались удивительные вещи. Игорь узнал, что камушки, которые здесь шли наравне с монетами, на самом деле ценные, и порой идут на вес золота. Например, те, что использовались в тележных колёсах. По части скольжения и прочности эти камни могли дать фору чему угодно. Кузнец даже вытащил на свет и показал удивлённому итиолу колесо тележки, которую он как раз чинил для жены старосты. Поверхность чёрного камня, встроенного в подшипник скольжения, была гладкой, блестящей, и казалась облитой маслом. При таком камне не нужно было смазки.

Кузнец хорошенько покрутил колесо, будто показывал цирковой трюк, и Игорь с удивлением обнаружил, что камень почти не нагрелся. Такое скольжение да при эдакой теплоёмкости - это было воистину бесценно. Сам подшипник можно было снять, только разобрав колесо, и это было его недостатком. (Зато обеспечивало кузнецов стабильным заработком). Впрочем, для местных этих свойств камня вполне хватало - обороты у тележных колёс были скромные, бешеных скоростей никто не развивал и не стремился - тягловые ящеры были неторопливой скотиной.

Игорю не нужно было тележное колесо. Ему нужен был ветряк. Ветер здесь дул постоянно, мощно и ровно, и только дурак этим бы не воспользовался.

Когда кузнец, таинственно подмигнув (перед этим они изрядно приложились к винному кувшину), развернул тряпицу и водрузил на верстак коллекцию своих сокровищ, Игоря будто током ударило. Среди замысловатых вещиц, красивых камушков, тонкой работы пряжек и ножей он увидел брусок металла. Ничем не примечательного. Кроме того обстоятельства, что к этому бруску прилипло несколько иголок и лезвие ножа.

Магнит. Магнит, вот что это было! Кузнец, прихлёбывая из кувшина (про кубки они уже забыли), со смаком рассказывал, как редок этот металл, и как он выменял этот брусок у другого кузнеца - недёшево, морской бог свидетель! А Игорь в это время дрожащими руками ощупывал находку, пытаясь отлепить иголки, которые тут же прилипали снова.

Жизнь сразу заиграла новым красками. Идея о ветряке вдруг показалась осуществимой, а впереди забрезжил хоть какой-то свет.

Трудно оказалось сделать токосъёмник и преобразователь переменного тока в постоянный. Поначалу Игорь загорелся соорудить выпрямитель на полупроводниках, но вовремя опомнился. Пришлось поломать голову и вспомнить механическое устройство. Как хорошо, что он в своё время увлекался физикой, радиотехникой и часами корпел, собирая всякие штуковины своими руками. Потом он вырос, забыл об этих детских "глупостях", занявшись более прибыльными делами. И вот - пригодилось...

Кузнец всё никак не мог понять, для чего эти хитрые штучки. На какой-то момент он даже испугался, спал с лица и дал задний ход. Игорь его успокоил: он - капитан Корабля мёртвых, ему доступно тайное знание, а всю тяжесть возможного магического проклятия он, капитан, берёт на себя. Благословенна будь эта кузня, да минует её тень несчастья, и да осенит её благоволение бога, с которым капитан Корабля накоротке. Короче, никакого вреда, кроме пользы.

Кузнец посомневался и согласился. Он хотел верить капитану Роберту, и поверил. Если тот берёт весь риск на себя, что ж... отчего бы не попробовать!  



Натан Темень

Отредактировано: 07.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: