Место, где живёт счастье

Размер шрифта: - +

Глава 15. Новый дом. Часть 1.

16 июня 2042 года, понедельник

           – У них крылья! – ахнула я.

          – Конечно, – хмыкнул Томас. – А как ещё, по-твоему, можно летать?

          – Левитация, – пробормотала я.

           – Левитация – это ерунда, – вступил в разговор пилот. – Это так, порхание, не более. А у гаргулий крылья.

          Кристиан вдруг тихонько застонал, но пилот, не замечая этого, продолжил.

          – Вот они и летают быстрее скорости звука. А может, и света, не засекали. Приборов таких у нас нет. А левитация – это у людей, фигня полная, только в цирке народ удивлять.

          – Г-гаргульи? – выдавила я. Мой взгляд метнулся к окну, но там уже никого не было.

          – Ох, Ник, ну кто тебя за язык тянул? – вздохнул Томас.

          Кристиан молчал. Он склонился к Арти и «слушал», что тот ему «рассказывает». Но один, брошенный на меня взгляд, сказал мне многое. Он боялся моей реакции, что испугаюсь, что… уйду? Ох, глупенький. Ну, куда ж я от него денусь? Я ж без него теперь просто умру.

          Я протянула руку и погладила мужа по щеке, без слов показывая, что кем бы он ни оказался, для меня это не будет иметь никакого значения. Кристиан вскинул на меня глаза, всмотрелся, наверное, увидел то, что я пыталась сказать ему взглядом, потом чуть повернул голову и поцеловал меня в ладонь. Мы поняли друг друга без слов.

          – Он что, ей не сказал? – шёпотом спросил Ник у Томаса.

          – Ещё нет, – ответил тот.  

          – И что же она о нас думает? – снова шёпот, который я всё равно прекрасно слышала, поскольку сидела к пилоту даже ближе, чем Томас.

          – Что вы – инопланетяне, – ответила я, решив показать, что в курсе их переговоров.

          – В принципе, не ошиблась, – пожал плечами Ник. – Про гаргулий – определённо. Про нас точных сведений нет, просто мы свою родословную так далеко не знаем, но с точки зрения эволюции, наши предки не могли появиться на Земле сами по себе, только извне. Хотя это лишь догадки.

          То есть, Кристиан, возможно, и не инопланетянин, как я уже привычно думала. Тогда кто? Судя по тому, что он продолжает молчать – что-то ещё более страшное, чем гаргульи.

          Страшное? А чем страшны сами гаргульи-то? Названием? В голове сразу возникают каменные чудовища, сидящие на крышах старинных замков. Но… перед моими глазами появилась улыбающаяся Рэнди, протягивающая нам миску с котлетами, Дэн, позволяющий Арти топтаться у него на коленях прямо в обуви, Кевин, предлагающий «подвезти» Эрика. Я оглянулась на близнецов, держащих на коленях девочек, глядящих на них с невероятной нежностью и заботой.

          Даже вид крылатых Дэна и Джереми скорее удивил, точнее – ошарашил, но никак не напугал. Да, огромные чёрные, кожистые, как у летучей мыши крылья – это, скажем так, непривычно, но пугающе не более, чем всё странное и непривычное. Нет, гаргулий, тех гаргулий, что я успела узнать, я считать страшными не могла. И внешне, и по сути, они были прекрасны.

          – Почему вас называют таким страшным словом? – повернулась я к близнецам.

          – Наши предки были не столь… симпатичны, как мы, – пожал плечами один из них. – Человеческая кровь сыграла свою роль, мы мало чем отличаемся от людей внешне, а вот те, кто прилетел на Землю с другой планеты – очень даже.

          – К тому же, у страха глаза велики, – подхватил другой. – И принцип «испорченного телефона» тоже сработал. С каждым новым пересказом миф о гаргульях обрастал новыми страшными подробностями, для большего эффекта, в итоге то, что сейчас люди называют гаргульями, практически ничего общего не имеет с «оригиналом».

          Я снова взглянула на мужа. Его взгляд был слегка насторожен, кажется, он ждал, что теперь я задам ему прямой вопрос. И он ответит. Ответит честно, я это знала. Но я видела так же и то, что даже несмотря на мои слова, сказанные мною не так давно, что я буду любить его, кем бы он ни оказался, ему сложно. Почему-то очень сложно признаться мне в том, кто он такой на самом деле. И остальные его родственники, хотя и считают это не совсем правильным, поддерживают его. Ну и зачем мне давить на него, требуя ответа? Разве столь уж для меня важен этот ответ? Мне любопытно, да. Но раз я уже совершенно точно знаю, что для меня всё равно ничего не изменится, то можно пока и в неведении побыть.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 25.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: