Место, где живёт счастье

Размер шрифта: - +

Глава 22. Неразрешимых проблем не бывает. Часть 1.

          Я не знаю, сколько мы так простояли, но, в какой-то момент я услышала, как желудок Кристиана заворчал от голода. Он заметно смутился, а Тобиас рассмеялся.

          – Долго же ты продержался, братец. Больше суток не ел, сейчас у тебя, наверное, зверский аппетит. Но не переживай, накормлю, еды для тебя припасено много. – И уже мне. – Он теперь будет есть в несколько раз больше, чем раньше. Другой обмен веществ, другой расход энергии. Настраивайся заранее, прокормить Криса теперь будет сложно.

          – Вообще-то, готовит в основном он, так что, думаю, прокормимся как-нибудь, – улыбнулась я. – А пока – покорми его, пожалуйста, он же голодный.

          – Лучше бы тебе сейчас уйти, – посерьёзнел Тобиас. – Процесс еды сейчас тоже представляет для Криса проблему, и выглядеть это будет не особо эстетично. Не стоит парня смущать.

          Я взглянула на Кристиана, спрашивая его мнение. Он вздохнул и кивнул.

          – Иди к Арти, моя хорошая. Придёте попозже, ладно?

          Я пообещала, встав на цыпочки, поцеловала Кристиана, и Морган унёс меня домой. Опустив на крыльце, он сказал, что пойдёт зубрить язык жестов, поскольку в опеке вполне могут знать, что Кристиан им владеет. Да и с Арти ему предстоит провести вместе много времени, новый навык не помешает.

          Арти уже проснулся и играл с Эммой под присмотром Дэна и Трэвиса. Дэн ушёл сразу после моего появления, а Трэвис с Эммой немного попозже. Оставшись вдвоём с Арти, я серьёзно с ним поговорила. Рассказала, что мы должны будем слетать ненадолго обратно в Атланту – это нужно для того, чтобы он поскорее стал нашим с Кристианом мальчиком, и никто-никто не смог его у нас забрать. Он уже понимал, что семья Кристиана – особенная, и об этом никому нельзя рассказывать, но я объяснила ему, что это относится и к «волшебному лекарству» – никто не должен знать, что оно есть и помогает ему выздоравливать, поэтому нам придётся притвориться, что видеть и нормально ходить он, как и прежде, не может. Я честно описала, что для этого понадобится, и Арти согласился потерпеть и заклеенные глаза, и неудобные ботинки.

          Рассказала я и о том, что вместо Кристиана с нами полетит Морган. Арти удивился, он знал Моргана и не понимал, как же их с Кристианом можно перепутать, ведь Морган твёрдый, а Кристиан мягкий, и пахнет вкуснее, и вообще – они совсем-совсем разные. Пришлось сказать, что люди, к которым мы поедем, почти не знакомы с Кристианом, и никогда его не щупали и не нюхали, и вообще, они вовсе не такие наблюдательные, как он, поэтому поверят.

          Ну и пришлось сказать, что про Эмму, про то, что она тоже живёт здесь, в Долине, никому говорить нельзя. Конечно, я не думала, что малыша про это будут расспрашивать, с чего бы? Скорее всего, спросят через сурдопереводчика, хорошо ли ему в семье живётся, вот и всё, а возможно, достаточно будет просто его присутствия. Но лучше предусмотреть все случайности заранее.

          Мы с Арти сходили к большому дому, он немного поиграл с другими детьми, а я пообщалась с Эбби и Рэнди, и полюбовалась малышкой Лили, которая, по уверениям Гейба, была самым гениальным младенцем из всех, им виденных, поскольку уже вовсю ему, своему папочке, улыбалась. Рэнди, смеясь, объяснила, что это пока ещё просто неосознанные гримаски, и что хмурится на отца малышка ничуть не реже, чем улыбается, но Гейба было не переубедить. Никто, в принципе, особо и не старался – зачем?

          Ближе к вечеру Питер, ещё один оборотень, отнёс нас с Арти к Кристиану. Тот был безумно рад нам, позволил Арти по нему ползать и изучать, а мне привычно протянул руку. Так же он пожаловался мне, что и пирожки, и бутерброды стали какими-то «жидкими», и их совершенно невозможно удержать в руках – просто утекают сквозь пальцы. Он измазался, как поросёнок, пока поел. И облился компотом, потому что кружка раздавилась у него в руках. В итоге ему пришлось сосать компот из миски, которую держал для него брат.

          Тобиас, усмехаясь, порадовал Кристиана, что это ему пока со столовыми приборами иметь дело не пришлось, так что будет хуже. А я поняла, почему Тобиас посоветовал мне уйти, думаю, в моём присутствии Кристиану было бы ещё сложнее пережить подобное унижение – полную неспособность элементарно поесть. Хотя для меня ничего ужасного в этом не было, я была готова его с ложечки кормить, но понимала, что это не выход, он должен научиться владеть своим телом, и, нянчась с ним, я окажу Кристиану медвежью услугу.

          Мы провели на берегу, с Кристианом, пару часов. Арти играл со старыми игрушками, которые были среди вещей, на которых Кристиану предстояло отрабатывать мелкую моторику, а мы с мужем сидели рядом, касаясь друг друга, ну, то есть, я касалась его, конечно, но сейчас нас радовало даже это. Кристиан рассказывал, как изменился его мир, какое это удивительное чудо – передвигаться с невероятной скоростью и прыгать на много футов и вверх, и вперёд. Как это невероятно – видеть какой-то небольшой предмет за несколько миль или каждую тычинку в крошечном цветке. И в то же время – как же тяжело не иметь возможности нормально пользоваться собственными руками, как сложно, когда все предметы вокруг вдруг стали неимоверно хрупкими. А насчёт усилившегося слуха он пока не решил, благо это или наоборот. Пока это сильно мешало, отвлекало, но, что удивительно – не в те моменты, когда я была рядом. В эти минуты окружающее словно исчезало, становилось незначительным, посторонние звуки просто проходили мимо сознания.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 25.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: