Место, где живёт счастье

Размер шрифта: - +

Глава 25. Загадок всё меньше. Часть 1.

15 июля 2042 года, вторник

          – Но… я не понимаю… Как такое возможно? – я смотрела на экран, понимала все написанные там слова, но никак не могла осознать то, что они означали. – Джеффри, ты хочешь сказать, что Эбби – моя мама? Моя биологическая мама?

          – Похоже, так оно и есть, – Джеффри встал и усадил меня на своё место. – Спокойно, девочка, продышись, успокойся. Ошибки быть не может, данные точны. Теперь нужно понять, как это всё произошло.

          Мой муж тут же встал рядом со мной так, что я смогла к нему прижаться, и приобнял меня за плечи. Стало легче.

          – Кристиан упоминал, что ты в семье приёмная, именно поэтому твоя сестра отказывалась отдавать тебе наследство, – Гейб присел на корточки и заглянул мне в глаза. – Ты не могла бы рассказать нам подробнее, всё, что знаешь?

          Я попыталась вспомнить, но детали ускользали. Слишком многое случилось в тот день, и слишком многое – сегодня.

          – Моя мама была суррогатной матерью. Очень нужны были деньги на папино лечение, и она взялась меня выносить. А кто мои родители – не знала, всё делалось через фирму-посредника. Но меня так и не забрали, кажется, фирма закрылась, вот родители и оставили меня у себя. Я не знала, что неродная, пока Иззи не рассказал.

          – Фирма закрылась? – недоумённо нахмурился Джеффри.

         – Насколько я понял из рассказа Изольды – прости, Джинни, я тогда всё слышал, – её мать должна была ездить на медосмотр каждый месяц. В первый раз всё прошло по плану, а приехав во второй раз, она обнаружила пустые стены, и никто ничего не знал об этой фирме. Она будто и не существовала.

          – Очень странно… Джинни, а когда это произошло? Просто есть у меня одна мысль…

          – Я… не соображу никак. У меня где-то должен быть мамин договор с той фирмой, там должны быть даты, но я не знаю, где он лежит.

          – У нас дома, среди документов, – Кристиан снова меня выручил. – Но можно просто подсчитать. Одиннадцатого июня Джинни исполнился двадцать один год, то есть зародыш, скорее всего, был подсажен в середине сентября двадцатого года, первый медосмотр – в октябре, а второй, несостоявшийся, должен был произойти в середине ноября.

          – А в начале ноября две тысячи двадцатого года мы разгромили этих «Охотников за привидениями», – вспомнил Гейб.

          – «Борцов с нечистью», – поправила его Рэнди. А потом пояснила уже для меня: – Это та самая корпорация, которая выслеживала, похищала, исследовала и уничтожала тех, кого называла мутантами. Людей с необычными способностями.

          – И Эбби тоже была их пленницей, – подхватил Джеффри. – И её вполне могли использовать как донора яйцеклетки, их у неё точно брала, у всех женщин брали, среди других образцов и анализов. Возможно, пытались выяснить, передадутся ли её способности по наследству. По времени всё сходится. Единственное, что меня смущает – нигде нет никаких упоминаний о подобном эксперименте, хотя всё остальное запротоколировано от и до.

          В этот момент дверь распахнулась, в кабинет вошёл Ричард с Эбби на руках и решительно зашагал в мою сторону. Все расступились, давая ему пройти, а я вскочила со стула, во все глаза глядя на ту, что за последний месяц стала моей лучшей подругой, а теперь, оказывается, была ещё и моей биологической матерью. В голове не укладывалось, но и не верить доказательствам я не могла.

          Ричард опустил Эбби на пол, и мы стояли и смотрели друг на друга, словно видя впервые. И я только сейчас обратила внимание, что мы одного роста, и фигуры у нас совершенно одинаковые – стройные, лёгкие, изящные. Просто, когда мы впервые встретились, я, измождённая болезнью и многолетней усталостью, была откровенно тощей, так что сходство не бросалось в глаза, но сейчас, когда моя фигура пришла в норму, это было очевидно всем, кто видел нас, стоящих рядом.

          Эбби была светлой шатенкой, я – брюнеткой, черты лица у нас были совершенно разные, но вот глаза – как под копирку, и форма, и разрез, и цвет, один в один. И я смотрела в её глаза, как в зеркало, и видела, как они наливаются слезами.

          Эбби смотрела на меня, словно видела впервые, она вглядывалась в моё лицо, в каждую чёрточку, и, видимо, тоже замечала сходство и различие. Подняв руку, она осторожно, словно я привидение, которое может исчезнуть, развеяться в любой момент, коснулась моей щеки. А потом разрыдалась.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 25.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: