Месяц вместе с ней

Font size: - +

Морская болезнь

Холод и сырость помогли отбиться от лап сна. Грудь раскалывалась на сотни частей. Открыв глаза, я увидел темноту. Не сказать, что я удивился, но это навело на плохие мысли. Так много вопросов и так мало ответов. Но все вопросы надо решать по порядку. 

Первоочередной проблемой на данный момент стало то, что с открытими глазами я видел не больше, чем с закрытыми.

Тактильные части моего тела дали понять, что я лежу на чем-то сыром, а на голове у меня какой-то мешок. Так, если не ошибаюсь, алгоритм решения этой задачи не представляет большой сложности. Надо всего лишь по очереди поднять и проверить, двигаются ли руки, потом развязать на шее веревку, которая меня понемногу душит, и в конце-концов снять чертов мешок. 

Наконец, после размышлений я начал действовать по только что составленному плану. Правая, а затем и левая рука по моей команде поднимались вверх, к пустому пространству. 

Хорошо, теперь руки находятся в "боевом" режиме, и это радует. Спустя несколько неловких движений мне удалось нащупать злосчастный "бантик" и распутать его.

Пару мгновений спустя, я смог откупиться от этой тюрьмы. Каждое, даже самое малое движение, отдавало острой болью в груди. Я снимал с себя мешок с закрытыми глазами и представлял, что нахожусь в каком-то романтическом фильме. Вот я сейчас сниму эту повязку с глаз и передо мной откроются райские пейзажи каких-нибудь Карибских красот: море, пляж, красивые девочки, за спиной дворец с многочисленными комнатами. Угадал я только с одним - море или что-то водное. 

Открытие глаз далось мне с огромным трудом. Вокруг меня были только кровать и железные прутья, которые не давали выбраться на волю, хотя даже если я сейчас выберусь из этой клетки, то даже представить не могу, что меня ждёт дальше. 

За клеткой находилось пустое пространство метров 7 и сразу железная стена, посреди которой находится дверь. Все это наводило на ещё большее количество вопросов. Особенно меня пугали иллюминаторы, за которыми было видно лишь воду. Скорее всего, эта подводная лодка, а может, и корабль. Не знаю. Важно лишь то, что я куда-то плыву, а это не входило в наш уговор с Владимиром. 

Я попытался понять, как меня мог вырубить человек ударом прикладом в грудь, но, скорее всего, это из-за болевого шока. От моих аналитических раздумий, меня отвлёк громкий звук открывающейся двери. Я посмотрел на неё, всю дорогу освещали лампы, висевшие по бокам. Понемногу дверь открывалась, и обстановка за ней прорисовывать все больше. Но то, что я увидел... Даже, вернее сказать, не увидел, видимо, там слишком темно. Я надеюсь, что просто темно... 

В двери начали появляться два силуэта. Пару шагов, и я смогу различить в них знакомые лица. Аня и Владимир. Мужчина выглядел уверенно, по сравнению с девушкой. Она была очень сильно напугана, как и я, но ведь нельзя подавать виду. Они приближались к клетке. Я вскочил и прижался к прутьям. Он вел ее ко мне. Зачем? Снова вопросы.

- Я подумал, что тебе будет скучно одному, и привел тебе пару, - Владимир сказал это, и, как мне показалось, на его лице проскользнула улыбка.

- Какого хрена?! - я попытался сохранить субординацию, но не сейчас.

- Ты про что? - в это время он открывал мою клетку. На удивление, Аня всему беспрекословно подчинялась.

- Это не входило в наш уговор, - я попытался максимально тихо это произнести, чтобы КОЕ-КТО не услышала.

- Да? А разве был какой-то уговор?

- Но...

- А нет никакого "Но". Когда ты наконец повзрослеешь? - я оглянулся и посмотрел на нее. Все это время моя сожительница сидела на кровати, смотрела на нас и не издавала звуков.

- Ну, хорошо, предположим, что не было никакого договора, но ведь факт остается фактом, ты... То есть вы нас похитили, и ты всерьез думаешь, что нас не примутся искать?

- А зачем? Ты сейчас, по мнению родителей, находишься в Германии на лечении. У тебя случился очередной приступ, и правительство, по доброте душевной, за свой счет отправило тебя на госпитализацию и тщательную проверку в закрытую клинику под Кёльном. Врачи говорят, чтобы полностью избавиться от твоих постоянных головных болей, тебе придется проваляться в той больнице около месяца, может, полтора, - он это говорил так, как будто это правда.

- Ну, преположим, - я чувствовал в своем голосе неподдельный страх. - Но Анины то родители... Как ты им пропажу своей дочери объяснишь?

- Все так же просто. Она сейчас в Мадриде на одной из лучших танцевальных площадок выступает за страну. У нее все хоршо. При звонке родители даже поговорят со своей дочерью. Ведь все так любят записывать голосовые сообщения в социальных сетях, из которых потом с легкостью можно вырезать парочку фраз и составить вполне сносное сообщение.

Я сел возле решетки, и голова беспрепятственно упала в руки. 

- Ладно, - я посмотрел на потолок, а там картина "Смысл жизни", и я как всегда увидел в ней только темную пелену, - скажи одно, где мы, куда мы и зачем?

- Я ждал этого вопроса. Хе-хе. А ты попробуй догадаться.

- Рабство?

- Нет.

- Странно. Может, ты выкуп просто хочешь?

- Хе-хе, - улыбка не сходила с его на вид угрюмой физиономии. - Как ты молод и глуп... Я до сих пор не пойму, почему они выбрали именно вас двоих. 

- Да твою мать! Кто "они", и зачем мы им нужны!?

- Глупый ребенок.

- Да не ребенок я!

- Будь спокойней, малыш, и тогда, возможно, ты поймешь то, что тебе дозволено знать.

Во мне бурлила ярость. Я не мог сдерживаться. Я не понимаю. Мне дают более-менее понятные ответы, но вопросов от этого становиться еще больше.

Владимир продолжил:

- Что ж, я не знаю что мне можно говорить, а что нет, но я попробую рассказать. В общем, вы часть эксперемента, который проводится второй раз. Хотя, можно даже счатать, что первый.

- В смысле? - Аня впервые, как зашла заговорила. На моё удивление, она была спокойна.

- Ну... Они погибли, - он замолчал, но потом резко добавил: - Но они были не совсем психически здоровы, да и мы не совсем поняли свою миссию изначально. В этот раз мы предусмотрели все. На самом деле, я бы сам не против оказаться на вашем месте... У вас, наверняка, еще остался вопрос в чем суть миссии... На этот раз подопытные будут жить, как в раю. Уж в этом будьте уверены. А на самом деле, суть эксперемента до боли проста. Вы будете жить вместе целый месяц.

Я посмотрел на нее, на ту самую, с которой мне придеться жить целый месяц, как сказал Владимир. Я бы даже не сказал, что меня бы это хоть на мгновение напрягло, но... Нет, все таки, если сопоставить все "за" и "против", то на мой взгляд "за" будет больше.

Владимир развернулся:

- Ладно, я оставил вам пищу для размышлений, когда приплывем, за вами придут. И да, пистолет хороший, - Владимир достал из-за спины мой пистолет и покрутил.

- Дарю, - просопел я.

- Хе-хе, спасибо.

Он вышел громко скрипя дверьми. Мы остались одни. Аня легла на кровать, но я заметил, что глаз она не сомнкнула:

- Почему я?

- Что? - я переспросил, на тот момент я размышлял о примерных способах побега, но почему-то все они выглядели, как дерьмо.

- Почему я? - она повернулась и посмотрела на меня. В этих глазах было отчаяние.

А ведь действительно. "Почему я?" - я переспросил себя в мыслях, но почему-то никакая из извилин даже не дернулась в поисках решения. Все ждали друг друга, но как можно ждать, если никто ничего не будет делать? Ради чего бросаться в поисках решения? Ради чего, если я и сам прекрасно понимаю, что мне не хватает несколько десятков пазлов для полной картины?

- Так ты его знаешь, да? - она продолжала смотреть. От такого взгляда мне хотелось умереть от стыда. А ведь дейстительно, во многом я виноват. Это я, а не кто-то другой следил за ней. Это я сливал информацию про неё. А есть ли смысл скрывать что-то или врать? Месяц. Это слово постоянно крутится у меня в голове с того самого момента, когда наши судьбы начали решать за нас.

- Да, знаю... Я следил за тобой.

Она отвела взгляд на дверь. На секунду мне показалось, что дверь должна разлететься в клочья под таким взглядом, но нет. Видимо она была заколдована. А ведь действительно, кто сейчас может нам помочь? А может, нам и не надо помогать?

- И что выследил?

Она задавала вопросы слишком неожиданно и слишком прямо. Хотя, и ситуация оставляла желать лучшего.

- Ну, если честно, то ничего особого. Ты живешь как и все, и я не знаю, это хорошо или плохо... Я попробовал жить не так, как все, но, может, я не создан для этого... Или я жил не так, как надо жить.

- И что ты такого сделал?

- Чуть не сбил тебя. Чуть не угробил себя... Мне всегда казалось, что я от такой жизни буду получать много драйва... Я ошибался, - на несколько минут воцарилось молчание.

- Ты знаешь что там будет? - спросила Аня и взглянула меня глазами полными надежды.

Я не хотел говорить правду. Она была слишком горькой.

- Он как-то упоминал это место при одной из наших встреч, насколько я помню, ничего страшного там нет.

Она легла на кровать и, видимо, заснула, а я остался сидеть и разбираться в паутине своих мыслей.

К счастью или нет, продлилось это недолго. Оглушительный скрип вновь разрезал перепонки на миллиарды частей. Я обернулся, чтоб увидеть нежданных гостей. Однако, я не сильно удивился увидев там Владимира.

- Подъём, детки, мы почти приплыли, - он подошел к клетке и кинул нам 2 мешка. - Надевайте это на голову и сядьте на кровать. 

Спорить с ним было бесполезно. Мы пока что не в том состоянии. Аня поднялась и послушно надела мешок. Я сел на кровать рядом с ней, впервые я почувствовал тот холод, который сейчас исходил от неё. Неужели она так напугана? Я сложил свои пальцы в "замок". Смертельный холод... Я опустил мешок себе на голову по примеру своей будущей сожительницы.

- Молодцы, ребята. Забирайте!

В комнату вошли нескоолько человек. Я насчтил примерно четырёх. Теперь приходиться ориентироваться только на слуховые данные.

Открылся замок. 3 оборота.

Команда "Встать".

Меня взяли под руки с двух сторон.

Многочисленные коридоры.

Запах больницы.

Яркий свет. Мы приближаемся к чему-то.

Новая команда "Встать".

- Заходите и чувствуйте себя как дома. Хе-хе.

Я нащупал руку. Женская. Аня. 

- Пойдем? - спросил я еле слышно.

Она потянула меня вперед.



Denis Krouzen

Edited: 31.12.2018

Add to Library


Complain