Металл и Ветер

Размер шрифта: - +

Одержимость встречей

Прошло всего два года с момента, как они расстались. Когда на утро Он проснулся один, было похоже, что Она грубо выскользнула из его рук, словно вырванный сильным порывом стихии лист бумаги.  На первый взгляд в отношениях Металла и Ветра ничего не менялось. Но год назад Он с удивлением заметил, что считает дни, часто вспоминая по вечерам тот фестиваль, где Она держала Его за руку, и казалось, нет нужды о чем-либо переживать. Ему чудилось, что её пальцы лёгким браслетом по-прежнему находятся на запястье. И насколько болезненным оказывался проблеск понимания обратного, безжалостно разрушая иллюзию Её близости.

 Всего два года. Далеко не самый долгий срок их разлуки. Только Его не покидало ощущение, что Она где-то рядом, что они запросто могут столкнуться на улице, влекомые долгом – да чем угодно, главное на встречу друг другу. Отточенное чувство, которое прежде ни разу не подводило, теперь же едва не сводило Его с ума. Это мешало концентрироваться на задачах. За год раздражение стало привычным Ему настроением, с которым Он просыпался и засыпал, щедро изливаясь на окружающих сокрушительным ядом, подобно ртути. 

Он и сам не смог бы объяснить, что именно привело Его к старым храмам, где устраивался тот самый фестиваль. Запах выпечки и карамели настойчиво возрождал в памяти воспоминания о том вечере, заставляя понять, насколько мягок стал металл, составляющий его естество. Он не любил сладкое, и, обнаруживая в руках что-то съедобное, отдавал покупку детям. Те в свою очередь с осторожностью диких животных принимали подарок и убегали, неосознанно понимая, что от Него нужно держаться подальше. Каково же было Его удивление, когда, подняв взгляд, Он заметил Её лицо в толпе. Еще недавно Ему и в голову не пришло поставить под сомнение собственные глаза и то, что они видят, но последний год окончательно Его извел.

Первый порыв, как замах для броска: быстро оказаться рядом, не дать Ей и шанса скрыться, обнять, чтобы убедиться, доказать самому себе – Она не игра воображения, не иллюзия. И не отпускать, Ему сейчас так мало нужно для мимолетного счастья. Вдох спустя их глаза встретились. Тело дернулось в порыве и замерло. Успеет? Нет… спугнёт. А если и не спугнёт, то промедлением своим позволит Ей убежать. Когда-то мысль, что Он больше Её не увидит, вызвала у Него чувство близкое к панике. Или, быть может, безысходность? Сомнения, изводившие его разум весь год, сейчас породили нерешительность, жертвами которой мог стать каждый, оказавшийся между ними в ключевой момент. Нет… Она осудит. Его злила необходимость подбирать ключ к проблеме наугад, будучи неуверенным ни в одном варианте. Поэтому Он просто закрыл глаза в попытке успокоиться, а когда открыл, Её уже не было. Иллюзия, наваждение, одержимость – почему у всех этих слов такой горький привкус?

Но вот на запястье легким браслетом сомкнулись чьи-то пальцы. Он даже не успел удивиться, обернувшись, когда Она обняла Его, поглотила, словно была цветным смерчем, и подчинила одним единственным словом: «Прости». Разве облегчение от коротенькой фразы не доказывало, что Он Её любит? Доказывало, но напоминать себе об этом у Него не будет времени.



Елизавета Фиаль

Отредактировано: 25.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: