Металлическое вторжение

Размер шрифта: - +

Море

По счастью, Ют оказалась права. Через два дня пути, за время которых не произошло сколько-нибудь значащих событий, они набрели на огромное озеро, такое широкое, что не было видно противоположного берега. И все-таки это было озеро, а не море. Угрюмого вида местный тип, восседающий у самой кромки воды, сообщил, что переплыть море, как называют этот водоем из-за его больших размеров, не так уж и долго — «всего какой-то день», и предложил свои услуги, кивнув на небольшой кораблик с уныло колеблющимся грязно-белым парусом, сиротливо покачивающийся у самого берега. За соответствующую плату. Шелест, проворчав, что любым миром правят деньги, вынужден был согласиться. Однако местного жителя его валюта, в отличие от всезнающего старца, не удовлетворила, и Шелесту пришлось распрощаться со своими электронными часами, которые почему-то показались незнакомцу небывалым сокровищем. Шелест, перемигнувшись с Ют, не стал его разубеждать.

Во время плавания они пытались разговорить проводника — кто он, что здесь делает, как живут здесь люди, знает ли он что-нибудь о равнине Света, — но местный отвечал односложно и лаконично. «Тут вообще люди есть?» — «Почему бы не быть?» — «Вы здесь один?» — «Почему сразу один?» — «А вы были на другом берегу?» — «Может, и был». Вот и весь разговор.

С мрачным видом восседая на палубе, Шелест ежился от холода, кутаясь в тоненькое покрывало, выданное ему перевозчиком. Ветер на море-озере был жуткий, пробирающий до костей, хотя на берегу сияло солнышко и плохой погоды не предвиделось. Ют, спасаясь от ледяных порывов, тесно прижалась к Шелесту, но все равно непрестанно повторяла, что еще немного, и она умрет от холода. Шелест, ровным счетом ничего не зная об отношении фей к холоду, в конце концов всерьез встревожился, и Ют с виноватым видом пробормотала, что, конечно, до смерти еще далеко, но все равно неприятно.

День тянулся невыносимо долго. Казалось, что прошли уже не одни сутки, когда проводник, который так и не представился, объявил, что минуло лишь несколько часов. Соответственно, пройдено меньше половины пути.

— Вы же сказали, день, — едва выговорил Шелест, стуча зубами от холода. — Сколько часов вы имели в виду?

— День и ночь, — провожатому, похоже, была неведома продолжительность суток.

Шелест едва сдержал стон и еще плотнее завернулся в покрывало.

Время до ночи прошло в полудреме. Каждые полчаса Шелест просыпался и оглядывал мутным взглядом противоположный борт, после чего снова погружался в жалкое подобие сна, в котором ему мерещились сверкающие стены. Он был готов делать что угодно, лишь бы побыстрее пролетело время. Но в бесконечных водах только и оставалось, что предаться сну. Интересно, как проводник это выносит? — порой задумывался Шелест, но спросить не решался: все равно тот ему не ответит.

На него накатила тоска. Вот бы послушать музыку, подумал он в который раз. Но по прибытии в этот мир оказалось, что его плеер и мобильный телефон разбиты вдребезги, словно он рухнул со скалы. Музыка осталась только в его голове. Конечно, некоторые люди играли на площадях и ярмарках, но инструменты и мелодии были так примитивны…

Шелест закрыл глаза и мысленно воспроизвел в памяти одну из своих любимых песен. Она была очень быстрой и довольно агрессивной, но Шелесту казалась вершиной совершенства. Воображаемая музыка быстро его убаюкала. Он сонно улыбнулся, подумав, что большинство его знакомых, услышав подобное, как минимум зажали бы уши и пожаловались на головную боль, будто бы на них накатило пронзительное многозвучие Легиона Киннии. Но что они понимали в настоящей музыке! Испуганные то ли быстрой барабанной дробью, то ли мощными гитарными соло, они торопились избежать дальнейшего прослушивания. И понятия не имели, что это еще одно из самых легких и мягких направлений стиля! Всего лишь пауэр-метал. Мелодичный, стремительный, полный бессмысленных, зато вдохновляющий текстов. А вот если бы они блэк-метал послушали...

Воображение Шелеста, избежав власти почти уснувшего хозяина, услужливо подкинуло ему режущий звук, скользнувший по мозгу ничуть не хуже скрежета по стеклу. Шелест от неожиданности взвился на ноги и помянул недобрым словом своего двоюродного брата Феликса, наслаждающегося подобной музыкой. Вне всякого сомнения, проклятый звук был почерпнут из его любимых песен.

— О, — Ют приятно удивилась. — Хорошо, а то я уже час пытаюсь тебя разбудить.

— А? — очнулся Шелест. — Приехали?

— Нет. Тут что-то странное…

Но Шелест уже и сам заметил, что с тех пор, как он уснул, кое-что изменилось. Ветра не было. Ни одного дуновения.

— Где мы? — Шелест окончательно проснулся.

— Все там же, на корабле, — прошептала Ют. — Посмотри за борт.

Шелест огляделся. Стояла глубокая ночь, но темноту нельзя было назвать всепоглощающей, каковой ей полагалось быть при таком количестве туч.

— На воду посмотри, — напомнила Ют.

Шелест послушно заглянул за борт и не сдержал изумленного восклицания: ровная черная гладь озера, наводящая такую тоску днем, сейчас словно бы светилась изнутри. Отблески мягкого свечения поднимались над водой, разрушая ночную мглу.

Но самое удивительное было не в этом. На дне озера раскинулся целый город! Башни, дома, узенькие аллеи и даже сады.

— Что это, Ют? — прошептал Шелест.

— Похоже, под водой город, разве нет?

— Но как… Может, спросить у… — Шелест обернулся к носу корабля, где неподвижно стоял их проводник.

— Попробуй, — по голосу Ют сразу можно было понять, что ничего не выйдет, но Шелест все-таки решил попытать счастья.



Марина Клингенберг

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться