Металлическое вторжение

Размер шрифта: - +

Истории прошлого

Улыбка не сошла с лица Йона, но она стала другой: задумчивой и немного грустной.

— Значит, это все-таки был Рамзес?

— Вы знали? — вскинул голову Тейт.

— Было такое предположение.

— Но почему ты не рассказал? — возмутилась Юфория.

— Вы не представляете, Ваше Высочество, что было бы с вашим отцом, свались на него такое предположение, — ответил Йон. — Я до последнего надеялся, что оно не оправдается. Но, увы, не судьба. Он не сказал, что ему надо?

— Нет, — сказал Шелест. — Самым весомым из того, что он сказал, было то, что он король Иерусалима.

— А как он отнесся к вам, Ваше Высочество?

— С любопытством, — буркнула Юфория, потирая шею. — Чуть не задушил.

— Почему Рамзес сбежал из Вавилона? — прямо спросил Тейт. — И что теперь делать?

— А что делать? То, что это Рамзес, факта грядущего нападения на Вавилон не отменяет. Битва продолжится, уверен, король не станет этому препятствовать, даже когда узнает, кто за этим стоит. Не позволять же ему разрушать Вавилон, в самом деле.

— Почему Рамзес сбежал из Вавилона? — терпеливо повторил главный вопрос Тейт.

— Думаю, только он сам и может рассказать об этом.

— То есть вы ничего не знаете? — разочарованно протянул Шелест. — Совсем-совсем ничего?

— Все он знает! — заявила Юфория. — Просто не говорит.

— Зачем же вы так, Ваше Высочество! — всплеснул руками Йон. — Откуда я могу знать, что творилось в душе у этого сорванца?

— И перед его бегством не происходило ничего странного? — осведомился Шелест.

— Странного? Ничего.

— А вас не насторожило, что одиннадцатилетний принц вдруг сбежал, уложив по пути кучу народа? — усмехнулся Тейт. — Да еще силой Лучафэра.

— Был у него небольшой срыв перед этим, — нехотя сообщил Йон. — Помню, как он кричал всякую ересь про вавилонскую власть и Вавилон в целом, — вспомнил он. — Его тогда заперли в его комнате от греха подальше. Королева еще очень боялась, что его осудят на смерть за эти слова.

— На смерть? — изумился Шелест. — За слова? Одиннадцатилетнего принца?

— Да. Понимаешь, Шелест, Вавилон обычно все искренне любят, раз уж сюда попадают, вот ваша компания, например, — благосклонно кивнул им Йон. — Но если люди по каким-то причинам начинают поливать его грязью, пусть даже это пустые слова — закончиться все может очень плохо. Даже для наследника престола. Но тогда все мы более или менее проигнорировали его крики — мальчик был совсем не в себе.

— То есть он сбежал в истерике? — спросила Юфория.

— Насколько я знаю — нет, с эмоциями, чем бы они ни были вызваны, он справился. Через несколько часов он успокоился, Ее Величество была с ним. Да и король тоже. Вел он себя спокойно, как всегда. А на следующую ночь вон как вышло… — Йон какое-то время помолчал, потом тряхнул головой. — Ладно. А вот теперь вам следует отдохнуть. Тиарнан, переночуй сегодня во дворце, путешествие у вас выдалось утомительным.

Тейт, Юфория, Шелест и Ют попрощались с ним и направились во дворец. Спорить у них уже не было сил.

— Он все знает, — была уверена Юфория. — Просто не хочет говорить.

— Мне тоже кажется, что он что-то скрывает, — согласился Тейт.

Шелест смутно помнил, как дошел до своей комнаты. Мысли его от усталости путались. У дверей он столкнулся с Ариадной, но смог только пожелать ей спокойной ночи. Через две минуты он уже забылся глубоким сном.

Проснулся он довольно поздно, но пробуждение его отнюдь не было мирным. Увидев что-то во сне, он подскочил на кровати и таким вот не совсем приятным образом вернулся из мира снов в реальность.

— Шелест? — донеслось до него сонное бормотание — Ют спала на краю его подушки. — Ты чего?

— Сон, — ответил Шелест и, вздохнув, снова плюхнулся на кровать. — Не иначе как предсказания Сабрины сбываются.

— Что снилось?

— Принцесса, — сказал Шелест.

— Опять? — фыркнула Ют.

— Я же не выбираю свои сны, — ответил Шелест с некоторой обидой. — Хотя если об этом, то денька три назад мне снилась Ариадна.

— А что-нибудь, кроме девушек, тебе снится? — язвительно спросила Ют.

— Не-а. Уж или ничего, или девушки.

— Извращенец, — передразнила Юфорию фея.

— Нет, возраст просто такой, — пояснил Шелест и тяжело вздохнул. — Шутки шутками, а за все время, что мы в Вавилоне, хороший сон был только один, но и его я не запомнил.

— Вчерашний, про принцессу?

— Ага. Про Ариадну снилась какая-то ересь, как выражается Йон, а сегодня видел, как принцессу кто-то пытается убить. Бр-р.

— Должно быть, это после вчерашнего, — предположила Ют. — Немудрено, хорошо, что тебе вообще не приснилась эта… как ее… Ну ты когда-то рассказывал, когда пилой…

— Расчлененка, — подсказал Шелест и рассмеялся. — Я же тебе говорил, забудь это слово.

— Легко сказать…

— И сделать нетрудно. Ладно, — Шелест встал с кровати. — Я выспался и теперь хочу поесть, пока нас снова куда-нибудь не потащили.

Еду принесла Ариадна. Шелест по обыкновению пригласил ее посидеть и поболтать. Ариадна согласилась, но выглядела она усталой. На расспросы Шелеста она туманно ответила, что были проблемы, и больше об этом ничего не сказала. Зато поинтересовалась вчерашним потрепанным состоянием Шелеста. Тот тоже сказал, что были проблемы, и пояснил, что если он скажет больше, то его ждет неминуемая смерть от посоха верховного жреца.



Марина Клингенберг

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться