Металлическое вторжение

Размер шрифта: - +

Тревога

Шелест продолжал читать книгу, выданную ему Йоном. Легенда об Иерусалиме оказалась небольшой, но впечатляющей, и Шелест перечитал ее несколько раз — разве что наизусть не вызубрил, а заодно привык к незнакомой письменности и теперь читал вполне бегло. Шелест подумал даже, что, не люби он так Вавилон и не знай о Рамзесе, который собирается напасть на него, то обязательно захотел бы побывать в Иерусалиме. Ведь он обещал настоящий рай для человека, который не может жить в мире с общими устоями, а именно так Шелест жил прежде. Он не слишком страдал от этого, так как от природы не обладал такой силой эмоций, чтобы долгое время сосредотачиваться на какой-нибудь одной проблеме, делая из нее глобальную катастрофу. Но если бы ему предложили уйти — он бы ушел. Что он и сделал. Благо пригласили его в Вавилон, а не в Иерусалим: Шелесту совсем не хотелось быть кем-то вроде Рамзеса. Но все же ему было интересно, что подвигло брата Юфории на столь радикальные меры — бегство, нападение на Вавилон… Суровость законов? Но Йон сказал, что ему ничего не угрожало. Не устраивал Вавилон в принципе? Наверное, и такое бывает. Однако почему тогда настолько неожиданно, к чему была истерика? И наконец, что же такое скрывал Йон? Почему не хотел пускать их в библиотеку?

— Здорово! — Юфория снова распахивала двери ударом ноги, когда ей заблагорассудится. — Можно?

— Заходи, — кивнул Шелест, откладывая книгу.

— Чего-то ты давно ко мне не заходишь! — начала с претензий Юфория.

— Ага. Я пытаюсь, но каждый раз, когда я выхожу из комнаты, меня сбивают с ног с криками «господин Шелест!»

Юфория хихикнула. После настойчивых требований со стороны Шелеста, тщательного изучения свода законов Вавилона и недолгих колебаний, Лью было решено оставить во дворце. Ему позволили носить длинные волосы, выделили комнату (совсем крохотную и просто убранную, но мальчик все равно пришел в восторг и долгое время не верил своему счастью), и отправили на обучение к Йону — присвоить ему статус можно было, только сделав его учеником жреца. Тут Шелест, Ют и Юфория сочувствовали новичку. Йон же, сравнительно быстро отойдя от шока, вызванного вероломством Лучафэра, смог легко позабыть, что Лью из низших, и презрения, в отличие от Тейта и многих обитателей дворца, по отношению к нему не испытывал.

Лью оказался очень эмоциональным, и своим главным благодетелем он считал Шелеста. Стоило Лью его заметить, как он бросался ему в объятия с криком «господин Шелест!» Но, вообще, Лью восторгался всем и вся, и только Йона и Тейта опасался приветствовать громогласными возгласами.

— А где Ют?

— Развлекает его.

Юфория помолчала. Потом выпалила:

— А с той служанкой ты нашел время пообщаться!

— Чего? — наморщил лоб Шелест, пытаясь понять, что она имеет в виду. — А! Ариадна? — он улыбнулся. — Ты что, следишь за мной?

— И не думаю!

— Да я просто случайно ее встретил. Не ревнуй…

Юфория схватила с кровати книгу и треснула ей Шелеста по голове. И лишь после этого посмотрела на обложку.

— Еще я каких-то блондинов вроде тебя не ревновала! Зачем ты это читаешь?

— Давай ты сначала уберешь ее с моей головы? — попросил Шелест. — От нечего делать попросил Йона дать почитать, он выдал мне это. Кстати, ты знаешь, тут есть легенда об Иерусалиме.

— Знаю. В детстве мне почему-то постоянно на глаза попадалась эта книга… Ой! — вдруг вспомнила Юфория. — Совсем забыла. Я же зашла к тебе для того, чтобы сказать, что нас Йон ждет.

— Ну, молодец! — вскочил на ноги Шелест. — Сейчас получим очередную порцию терапии чертовым посохом…

Они почти бегом покинули дворец и через несколько минут на полной скорости ворвались в храм. Там, помимо Йона, уже находились Тейт, Ют и Лью. Мрачный вид Тейта сразу бросался в глаза, Лью смущенно переминался с ноги на ногу, а Ют и Йон подчеркнуто игнорировали их.

— Извините за опоздание! — воскликнул Шелест. — Чего все такие мрачные?

Йон с улыбкой посмотрел на вновь прибывших.

— Я послал юного Лльюэллина сообщить Тиарнану о нашем маленьком собрании, но, похоже, посланник принял радикальные меры, которые спящему милорду не понравились…

Тейта при воспоминании о «радикальных мерах» передернуло от ярости.

— Какие меры? — полюбопытствовала Юфория. — Попросил разбудить?

— С завидной ловкостью миновал слуг и с приветственным криком ворвался в спальню, — Йона произошедшее явно забавляло.

Шелест и Юфория расхохотались.

— Ладно, к делу, — сказал Йон. — А дело в том, друзья мои, что я узнал кое-что от посланца, который несколько дней назад отправился в Иерусалим. Ныне это действительно процветающий город. И теперь совершенно точно известно, что возродил его из пепла именно Рамзес. В настоящее время он и в самом деле является королем Иерусалима и, судя по всему, жители по нему с ума сходят.

— Это как? — не понял Лью.

— Это, мой юный друг, примерно так же, как твое «господин Шелест!», только взамен Шелесту идет Рамзес. То, что важно для нас — если у людей этого города и был какой-то бог, то они о нем уже позабыли, и теперь за бога принимают самого Рамзеса. Но одно общественное признание не сделает всемогущим…

— Это вы к тому, что сила его слуг так и остается загадкой? — спросил Тейт.

— Совершенно верно. Это нам желательно выяснить. Для этого придется отправиться в Иерусалим.

— Нам снова ждать разведчика? — приуныла Юфория.

— Не совсем… — Йон несколько нервным движением поправил свой капюшон. — Понимаете, я посылал троих в порядке очереди, и ни один из них не вернулся.



Марина Клингенберг

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться