Металлическое вторжение

Размер шрифта: - +

Часть III. ПО СЛЕДАМ ПРОШЛОГО. Замок Фантазий

— И место называлось Священная Земля… И было названо… Священная Земля…

— С ним точно все в порядке? — шепнула Юфория, покосившись на Шелеста.

— Откуда мне знать, — ответил Тейт. — Может, он наврал про свои бесконечные похождения и с непривычки спятил от длинной дороги.

— Ничего он не врал! — вступилась Ют. — Мы с ним правда очень много путешествовали!

— А зачем? — полюбопытствовал Лью.

— Искали путь к Вавилону.

Шелест, не слушая их, продолжал шагать впереди, перебирая слова и накладывая их то на один, то на другой мотив. Он ничуть не устал от продолжительного пути. Пустыня, из которой они вышли часа два назад, каменистая земля с редкими вкраплениями зелени, обещающая в скором времени смениться другими песками, почти безоблачное небо, легкий ветерок — все это так напоминало Шелесту прежние дороги, что он полностью отдался окружающему миру. Он не мог описать словами, как это прекрасно — идти с друзьями к какой-то высокой цели, пусть и непонятной. Например, к Священной земле, о которой он сейчас и пытался сложить песню. Holy Ground. Как на кольцах, что подарил ему король Вавилона.

— Стоп, — Шелест вдруг остановился.

Путь не прерывался ни на минуту с раннего утра, и Юфория, Тейт, Лью и Ют, привыкшие к монотонному передвижению, чуть в него не врезались.

— Чего встал? — поторопила Юфория.

Шелест в ответ продемонстрировал ей кольца Иезекииля:

— Принцесса, а что такое «Священная Земля»? Ну или Святая, или как там…

— Ты что, не знаешь? — высокомерно хмыкнул Тейт.

— Ты чего, Шелест? — подлетела к нему Ют.

— Ну… — Шелест растерянно посмотрел на свои руки. — Мне просто раньше не приходило в голову… Понимаете, в моем мире Святой Землей считается город… Иерусалим.

Все оторопело уставились на него.

— Да не может такого быть, — неуверенно откликнулась Юфория. — Священная Земля — это тоже одна из легенд. Очередное далекое прекрасное место, путь в которое дано найти тому-то и только тому-то.

— В реальности ее, конечно, не существует, — добавил Тейт.

— Как это не существует? — Лью очень расстроился.

— Не огорчайся, Иерусалим тоже изначально якобы не существовал, — ответила Юфория.

— Разве на дороге к Иерусалиму нет никаких препятствий? — спросила Ют. — Перед Вавилоном их вон сколько было…

— Не совсем. Вавилон ближе всего к границе, поэтому можно сказать, что вы проходили препятствия к этому месту в целом, — пояснил Тейт.

Дальше разговор пошел легко и непринужденно — то Тейт что-нибудь растолковывал Шелесту, то они переругивались, Лью встревал в их перебранки, получал от Тейта высокомерное «низший», расстраивался, и в результате его успокаивали все четверо. Сторонний наблюдатель скорее мог подумать о том, что они просто гуляют, подыскивая удобное местечко для пикника, но никак не идут на если не битву, то уж точно опасную разведку.

Дорога продолжалась до глубокого вечера. Когда уже совсем стемнело, далеко-далеко стало можно разглядеть призывно мелькающие огоньки — это, должно быть, был свет из окон, но компания не стала подходить ближе, а решила остаться на ночь чуть поодаль. Шелест и Ют утверждали, что днем или, лучше, ранним утром пробраться в город гораздо проще: если есть охрана, бдительность ее будет меньше, чем в ночные часы, и, к тому же, станет светло. После недолгого спора Тейт и Юфория согласились с ними.

Привал устроили прямо на песке. Ночь была очень холодной, но удалось развести костер, благодаря сухому кустарнику, похожему на саксаул, и зажигалке, которая завалялась в кармане у Шелеста. Тейт пришел в такой восторг при виде этого чуда, что, когда Юфория шепнула Шелесту, что за всю свою жизнь ни разу не видела у Тейта подобной физиономии, тот подарил зажигалку другу.

— А мне? — возмутилась Юфория.

— Куда тебе, женщина!

— Тихо вы, — шикнул на них Шелест, укрывая Лью теплой накидкой, позаимствованной у Тейта. Измотанный мальчик уже уснул. На этот раз они все взяли с собой длинные накидки с капюшонами, чтобы при случае скрыть свои личности, но только у Тейта она была плотной, из дорогого ворсистого материала.

— Интересно, а как же я? — хмуро уставился на него Тейт.

— Можешь спать, — улыбнулся Шелест. — Я буду следить за огнем, так что все равно будет тепло.

— А ты? — спросила Юфория.

— Ему не привыкать, — пояснила Ют с гордостью за Шелеста.

Она улеглась на краю накидки, которой укрыли Лью. Вскоре она уснула, Тейт тоже задремал.

— Принцесса, спи, а то завтра никакая будешь, — посоветовал Шелест.

— Мне тоже не привыкать! — Юфория возмущенно фыркнула. — Это тебя каждое утро будить приходится!

— Ну, так то гуляние, а это дорога, — возразил Шелест.

— Почему ты эту штуку отдал Тейту? — вдруг мрачно поинтересовалась Юфория без всякого перехода.

— Я не заметил у тебя особенного восторга от нее, — Шелест немного растерялся. — В моем мире это совершенно пустяковая штука, на каждом углу достать можно.

— Да без разницы, — недовольно пробурчала Юфория.

Она немного помялась, отвернулась и выпалила:

— Просто хотела от тебя на память что-нибудь, мало ли чего.

Шелест тихо рассмеялся.

— Думаешь, что я помру в Иерусалиме? Черта с два. Скорее уж в Вавилоне, от перепоя. Так, — он напряг память, перебирая в уме те немногие вещи, что находились при нем. — Вот это подойдет, пожалуй. Держи. Э-эй, принцесса, ты меня слышишь?



Марина Клингенберг

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться