Металлическое вторжение

Размер шрифта: - +

Священная Земля

— Все это крайне скверно, вы не находите, Ваше Величество? — проговорил Ной.

Король успел только кивнуть — в Янтарную комнату заглянула служанка.

— Боюсь, защитник уже спит. Разбудить его?

— Не стоит, — сказал Ной, и девушка, поклонившись, скрылась за дверьми. — Раз и вы, и верховный жрец в курсе, — бросил он взгляд на Йона, стоявшего рядом с королем, но демонстративно смотревшего в сторону, — то я вполне могу передать все вам, а там уже извольте разобраться. Полагаю, я не ошибусь, если предположу, что вы знакомы с Рамзесом?

Король Вавилона вздрогнул, как и всегда, когда произносили это имя. Йон резко повернулся к Ною.

— Это положительный ответ, как я полагаю, — посол Авалона был очень доволен произведенным эффектом. — И ведь не было последнее время никаких проблем, а тут настоящая неразбериха. Иерусалим по каким-то причинам сталкивается в сражениях с обладателями силой Лучафэра, низший вдруг становится приближенным короля, производится покушение на принцессу. И, заметим, все это ровнехонько с прибытием защитника.

— Подозревать Шелеста — дело последнее, — ответил Йон.

— Шелеста? Я, по своей наивности, думал, что его зовут Аароном. Неужели вы с ним в дружеских отношениях, жрец?

— Пусть скажет король, — сказал Йон, уверенный в своем повелителе.

И тот его не подвел.

— Подозревать Шелеста — дело последнее, — повторил он слова Йона. — Йон прав. Причем тут он?

Ной скрыл недовольство за легкой усмешкой.

— Моих мыслей тут нет, я всего лишь следую рассуждениям старейшин Авалона.

— Незачем рассуждать, — сказал Йон. — У Авалона наверняка полно своих дел. Как насчет того, чтобы проверить все, что требуется, и на этом закончить?

— Вавилонский посол обычной проверкой не ограничивается, рассуждать о наших делах любит, и я тоже имею на это право, раз так.

Король устало вздохнул. Нынешний посол и впрямь был излишне придирчив, и старейшины уже не раз пророчили неприятности.

— И, по-моему, это ни в какие ворота не лезет, — продолжал Ной, — а тем более в вавилонские. Низший стал приближенным короля! Но вы заявляете, что он ученик жреца и, к тому же, обладатель силы Лучафэра, что подтверждено самим Лучафэром. Хорошо, принимается. Принцесса не исполняет своего долга перед городом! Но вы говорите мне, что у нее, из-за нас же, как вы выразились, не то духовное состояние. Да вы меня всех удовольствий лишаете, — Ной насмешливо улыбнулся.

— Если Юфория лишится разума, с наследником престола возникнут проблемы, — сказал король. — Мы вынуждены отступить от некоторых законов и обычаев ради Вавилона, не ради нее, — немного покривил душой он. К нему во сне не раз и не два приходило воспоминание о том, как его искалеченную девятилетнюю дочь силой вытаскивали из подвалов кухни, куда та спряталась после бегства от посла Авалона. Против того, чтобы отдавать дочь послу, он никогда ничего не имел — в конце концов, так полагалось. Но повторения истории не хотел. Поэтому, решил он, пусть делают что хотят, но только с ее согласия. А согласия она, конечно, не даст.

— Что касается Лльюэллина, — подхватил Йон, — то, боюсь, я не понял, в чем удовольствие лишать мальчика жизни.

— Напомню, в Авалоне законы куда мягче. Это ваше удовольствие.

— Если мы забираем чужие жизни, это не значит, что мы этого хотим.

— Не тревожьтесь на этот счет, — Ной снова улыбнулся. — Он ведь обладатель силы Лучафэра, верно? Пусть будет приближенным, не так уж это вашему своду законов и противоречит. Вы мудро поступили, жрец, — в его голосе послышалось ехидство, — что сделали его своим учеником. В противном случае, все было бы куда печальнее.

Теперь я должен сказать о покушении на Ее Высочество принцессу, — быстро проговорил Ной, не дав высказать каких-либо возражений. — Она женщина, которую ваши законы ни во что не ставят, но от нее зависит, кто станет следующим королем, посему убийца должен быть найден и наказан. Как посол Авалона, я требую суда над этой девушкой, Лией.

— Прискорбно, — сказал король, которого Йон ввел в курс дела. — Девочка наверняка невиновна.

— Здесь две девочки, Ваше Величество, и обе кажутся невиновными. Не знаю, кто из них — или, может, никто, — сделал это, но подозреваемых, знаете ли, принято судить. Если бы Лия первой предположила, что яд подсыпала Ариадна — я не путаю имен? — то судили бы Ариадну. Ну, что ж, так уж случилось. Если Лию оправдают, под суд пойдет Ариадна. А еще лучше, судите сразу их обеих.

— И, надо думать, Авалон пожелает присутствовать на суде? — Йон посмотрел на него с ненавистью.

— Разумеется. Впрочем, не мне это решать. Я дам вам знать о решении старейшин. А теперь… — Ной сложил руки на груди. — Что я начал, но не закончил. Рамзес. Знаете, это уж точно не мое дело, но… — он умолк.

— Но?

— Не знаю, в чем тут дело, но меня просили передать, что на подходах к пустыне Флайт — не за стенами Вавилона, а ближе к Хранителю Сабрине — что-то затевается. И в ответе за это Иерусалим.

Йон нахмурился. В подобном сообщении было крайне мало толку — туманная неразбериха, больше похожая на вызов.

Что и говорить, Йон мог с уверенностью сказать, что визит посла Авалона ему совсем не понравился.

 

Шелест проснулся от того, что кто-то тряс его за плечо, непрестанно повторяя, что пора проснуться. Это продолжалось довольно долго, но в конце концов мозг с видимым трудом послушался приказа и позволил Шелесту открыть глаза и врубиться в действительность.



Марина Клингенберг

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться