Метла

Размер шрифта: - +

Глава вторая. Всё начинается сегодня

1

Сонин начальник очень походил на полярного медведя. К абсолютно белым волосам и ресницам, большому росту и весу (бабушка Сони сказала бы уважительно: «корпулентный мужчина»), он носил светлые пушистые свитера с объёмными воротниками под самое горло. Такой вот твой лучший друг — большой белый медведь. Но это впечатление обманчиво. Константин Александрович вполне способен обеспечить своим подчинённым, как не очень удачный, так и совершенно паршивый день. О том, что начинался паршивый день, Соня поняла, едва переступив порог не очень любимого заведения.

В помещении теснилось много людей, гораздо больше, чем обычно. Служащие, курьеры, водители отдела маркетинга, вооружённые цветными маркерами, старательно пыхтели над стопками бумаг.

— Быстро включайся, — рявкнул начальник на Соню. Он прохаживался по офису, как учитель, наблюдающий в классе за учениками, которые пишут диктант. Прошмыгнув на место рядом с рослой коллегой Эллой, Соня схватила пачку листовок с отпечатанными объявлениями и тихо прошептала:

— Что случилось в Датском королевстве?

Рослая коллега Элла еле заметно улыбнулась, оценив шутку, и пояснила:

— Милочка текст флаера набрала, отправили, чтобы сделать листовки, в типографию. Вчера тысячу штук получили, а там огромными буквами «придлагаем» через «и». Вот сидим теперь, вручную исправляем. Решили, что так дешевле будет, чем снова тираж в типографии заказывать.

— Однако! — Соня оглядела стопки флайеров.

— Ну да, — кивнула Элла и прыснула, — исправляй весело, с выдумкой и огоньком. Чтобы казалось, так и задумано.

Секретарша Милочка, старательно делающая вид, что она не имеет никакого отношения к этому переполоху, всем своим существом втянулась в компьютер. Соня с удовольствием представила секретаршу старой, запущенной и некрасивой. Не то, чтобы она относилась плохо лично к Милочке, просто такие женщины с капризным выражением лица всегда умудрялись занимать в жизни те места, на которых бы хотелось находиться самой Соне. Например, ей бы хотелось самой делать, а не исправлять ошибки других. Тогда бы освобождалась масса времени, которую она расточительно тратит впустую. Исправляя чужие ошибки.

— Вы! Софья!

Она услышала гневный окрик и поняла, что уже несколько минут нагло и в упор смотрит в сторону начальника.

— Вам тут летний лагерь что ли! — раздражённо продолжил Константин Александрович. — Напоминаю, что рекламу мы должны распространить, как можно быстрее. А кто против, пожалуйста! На его место всегда можно найти молодого человека, который будет иметь более продуктивную мотивацию для работы в маркетинговой кампании в режиме многозадачности...

Она попыталась сжаться и принять привычную защитную позу, но, к своему ужасу, продолжала буравить большого белого медведя глазами. Отчего он сам как-то сник, съёжился, растерялся, не ожидая от всегда прячущей глаза под его взглядом Сони такого вызова.

— Тысяча листовок, — громко и странным, будто не своим голосом сказала Соня. — Тысяча исправленных флайеров.

В офисе воцарилась мёртвая тишина. Весь маркетинговый отдел, который тоже никак не ожидал такой непочтительности от Сони, поднял головы от исправляемых листовок. В воздухе витало изумление. «Довели» — послышался чей-то шёпот. У Сони перехватило дыхание, но овладевший ей бес неповиновения не дал стушеваться.

— Вот что я вам скажу... — она резко встала, офисное кресло на колёсиках от толчка покатилось в другой угол офиса. Краем глаза Соня уловила, что его задержал на ходу кто-то из работников.

— Насколько я понимаю, это Людмила Сергеевна имеет продуктивную мотивацию?

Тут же весь отдел, как заворожённый, разом повернулся в сторону Милочки, которая безрезультатно попыталась вжаться в кресло и стать совершенно незаметной.

— И кого вместе меня вы наметили для стратегического и тактического планирования лонча нового продукта? — Сонин вопрос так и повис в мёртвой тишине.

— С помощью какого кандидата реклама корма для куриц победит смысл жизни? Ведь маркетинг — наш Бог, так, Константин Александрович? У меня для вас плохая новость: маркетинг по Котлеру больше не актуален, а мир развивается гораздо быстрее, чем движется креативная мысль всех сотрудников нашего агентства, вместе взятых. В принципе, мне все равно, что делать за деньги, которые вы платите. Только я не буду исправлять ваши листовки вручную. Из принципа.

Соня, не выдержав собственного накала, пулей устремилась за дверь, оставив живописно застывшую группу коллег в полном недоумении.

В вестибюле она прислонилась к стене, перевела дух и вдруг расхохоталась.

— И чего это я вдруг Котлера вспомнила, не с утра он будь упомянут? — приговаривала, давясь смехом, Соня.

2

Дома, как всегда, присутствовала полная иллюминация и орал телевизор. Соня с порога привычно крикнула в пространство комнат из коридора:

— Привет, привет, от старых штиблет.

И только потом заметила на зеркале в прихожей записку. Из неё следовало, что муж с друзьями в сауне, дочь — на школьной вечеринке. Записка отправилась в мусорную корзину. Соне вдруг действительно всё стало безразлично. Она решила, что отныне будет жить одним моментом, наслаждаясь каждым днём.

Выключив ненужный свет и приглушив крик телевизора, Соня подошла к большому зеркалу. Она смотрела на себя и прямым, и боковым зрением, ощущая какой-то странный восторженный дискомфорт. Женщина, которая отражалась в зеркале, была одновременно и похожа, и непохожа на неё.

«Взгляд», — поняла Соня. Она прекрасно знала, что глаза у неё светло-карие, чуть близорукие и от этого всегда немного растерянные и испуганные. У отражения же глаза казались густо болотными и затягивающими. Этот взгляд можно назвать каким угодно — роковым, наглым, высокомерным, но ни в коем случае не забитым и не сентиментальным.



Евгения Райнеш

Отредактировано: 08.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться