Метла

Размер шрифта: - +

Глава девятая. Торг здесь неуместен

1

В этот раз полет состоялся как по маслу. Сиреневые сумерки поглотили маленькую Сонину фигурку, стремительно несущуюся в тёмные облака. Не было ни дождя, ни даже ветра, и Соня, окутанная облачным туманом, получила полное удовольствие от скорости и высоты. «Надо же, — подумала она, — а в машине меня часто укачивает».

Когда Соня приземлилась в уже знакомом дворике, Леший ждал на пороге, и — впрочем, наверное, ей показалось — тёмные глаза его светились радостью.

— Привет! — весело крикнул он спускающейся Соне, и тут же перешёл на деловой тон. — Мне не очень хочется тебя беспокоить по пустякам, но тут такое дело... Ты только посмотри пару моментов, ладно? И тут же — обратно, если захочешь.

— И чаю не нальёшь? — немного обиженно вспомнила старинный анекдот Соня.

— Налью, — серьёзно пообещал Леший, который очевидно не знал этого анекдота.

Соня запнулась на пороге и в свою очередь посмотрела на него виновато:

— И … мне поесть чего-нибудь. Мне после этих полётов так есть всегда хочется...

— Разберёмся, — уверенно пообещал он, и настойчиво кивнул в сторону входной двери. Соня поднялась по ступенькам, и ещё не успев войти, поняла, что они в доме не одни.

В комнате Лешего находились незнакомая русоволосая женщина и очень похожий на неё худенький долговязый подросток. По виду не старше Дашки. «Лет пятнадцать—шестнадцать», — тут же подумала Соня. Глаза у русоволосой были заплаканы, а парень хмуро поглядывал в сторону входной двери, как бы просчитывая возможности отступления.

— Знакомьтесь, это Лера и Эрик, её сын, — представил Леший Соне новых знакомых. — И им нужна наша помощь.

При этих словах долговязый Эрик отчаянно уставился в окно, а Лера, громко вздохнув и многократно извинившись за неудобства, умоляюще посмотрела на Соню и начала рассказывать.

Всё обнаружилось минувшей ночью. Лера проснулась, потому что Эрик кричал во сне. Услышав громкое и явное «Я не хочу, не хочу, отмените!», Лера ринулась в комнату сына.

— Тихо, милый, тихо… Тебе просто приснился кошмар... — она ласково погладила Эрика по плечу, по голове. От её прикосновений он успокоился, задышал ровно. Лера, уже собравшись уходить, поправила его одеяло, и вдруг отовсюду — из-под пододеяльника, матраса, сбитой простыни —посыпались деньги. Просто мятые купюры, и купюры из надорванных пачек, и запечатанные банковским оберегом пачки нетронутые. Все они, чуть шурша, задевая друг друга, покрывали пол в комнате Эрика, а Лера с ужасом смотрела на этот красивый и зловещий деньгопад.

При даче показаний Эрик был расстроен и вызывающ одновременно.

— Так, значит, ты выставил свою душу на интернет-аукционе? — продолжая начатый разговор, спросил его Леший.

Мальчик, торопясь и сбиваясь, быстро проговорил:

— Я ради шутки. Там много всяких крейзанутых предложений. Один чел выставил бутылку с призраком. Говорит, что обнаружил её, разбирая в старом поместье, заложенное кирпичами окно. И бутылка была запечатана страницей, вырванной из этой... Из Библии.

Лера еле сдерживалась, чтобы не дать сыну подзатыльник:

— Ну что за идиот!

— Но лот мой почти сразу же сняли, — оправдывался Эрик. — Ещё и пошутили: как бы нужно разрешение вышестоящих инстанций.

В комнате нависла пауза. Эрик сосредоточенно крутил в руках угол кружевной скатерти, остальные выжидающе смотрели на него.

— И? — нетерпеливо произнёс наконец Леший.

— А чего «и»? — завёлся Эрик. — Пришло мне электронное письмо, где солидная компания предлагала деньги за мою душу.

— Что за организация и сколько денег предлагала?

— Называется финансовая компания «Контора». Денег столько, сколько я захочу. Так и указано: «на жизнь».

— Балбес! — всхлипнула Лера.

— И как сия акция происходила? — полюбопытствовал Леший.

— Прислали контракт, — сказал Эрик, и в комнате опять воцарилась тишина, в которой слышались всхлипывания Леры.

— И? — опять спросил Леший.

— Ну, чего опять «и»? Ещё анкету прислали. Там всякие вопросы, типа, даю ли я деньги всяким там старушкам, которые просят, или бомжам. Употребляю ли наркотики… Хожу ли в Макдональдс... Про фирму Найк ещё спрашиваю — ношу ли. И ещё другие некоторые.

— А ты? — Лера взяла себя в руки.

— А что я? Ответил...

Пауза. Вся честная компания снова внимательно и выжидающе смотрела на Эрика. Первым опять не выдержал Леший:

— Эрик, я опять вынужден спросить — «и»?

— Подписал контракт, — буркнул мальчик. — И мне пришла посылка. Открываю её, а там — деньги. И через неделю опять посылка...

— За что деньги-то, идиот? — взвизгнула Лера.

— Я думаю за эту… за душу мою. Только… — мужественно державшийся Эрик начал всхлипывать, — обратно хочу. Чтобы денег этих больше не приходило. И зачеркнуть то, что подписал. Потому что я боюсь.

Соня шумно выдохнула и только тут поняла, что за все время беседы она сидела, затаив дыхание. Эрик, неловко переминаясь с ноги на ногу, вопросительно и с надеждой посмотрел на взрослых, и прошептал:

— Можно я того... Пойду уже?

Ему было очень неловко и страшно, но в голосе чувствовалось так же и некоторое облегчение от того, что часть своего страха он переложил на их плечи. Главным образом, он надеялся на Лешего и сейчас смотрел на него в упор и обращался, в основном, к нему. Леший кивнул, и долговязый мальчишка со всех ног бросился к выходу. Лера тяжело поднялась со стула, словно на её плечах лежал груз ситуации, которая в данный момент ей казалась неразрешимой, направилась к порогу, но остановилась, пытаясь что-то сказать и Лешему, и Соне одновременно:



Евгения Райнеш

Отредактировано: 08.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться