Метла

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая. Соня знакомится со Странником

1

С метлой наперевес и кульком с пирожками в дом стремительно запорхнула раскрасневшаяся и несколько растрепавшаяся от полёта Соня. Она с удивлением посмотрела на диван, где тревожно посапывал Сергей Петрович, и перевела вопросительный взгляд на Лешего.

— Привет, — для начала произнёс он, — я рад, что тебе удалось выбраться.

— Ты же позвал, как я могла не прилететь? А это...

Соня кивнула на спящего Сергея Петровича.

— Это, собственно, и есть наша сегодняшняя загадка, — Леший насмешливо посмотрел на неё. — Но ты, наверное, как всегда, голодна после полёта?

Соня торжествующе махнула пакетиком с пирожками.

— Я подготовилась.

Она шмякнула пакетик с пирожками на стол, юркнула в кресло, повозилась немного, уютно устраиваясь, закуталась в плед и строго сказала Лешему:

— Рассказывай.

Пустынная улица перед домом заливалась первыми лучами солнца. По ней неторопливо, но уверенно и с достоинством шествовал слепой пёс Флик, очевидно, возвращаясь с какого-то важного дела.

Иногда он чуть порыкивал в пустоту, словно строжился над кем-то невидимым никому, кроме него. Заливались первые птицы, встречая рассвет. Остановившись перед изгородью, за которой скрывалась антикварная лавка, пёс отрывисто и одноразово рявкнул. Прислушался к состоянию по ту сторону забора, склонив седую голову набок. Когда из-за ограды послышался неистовый гневный лай, он удовлетворённо повёл носом. Оставив Агасфера бесноваться самому по себе, Флик привычно толкнул носом калитку в свой двор и удалился вглубь сада.

Практически следом за ним на улице появилась Жанна. Она шикнула без особого результата на запертого, а оттого негодующего Сфера, и тоже направилась к дому Лешего. В отличие от целеустремлённого Флика, Жанна топталась и мялась перед домом, вся в переживаниях за Сергея Петровича. В раздумьях то открывала, то закрывала калитку.

С одной стороны, ей было неудобно тревожить людей в такую рань, с другой — она видела в окне силуэты. И хотя не могла издалека рассмотреть, кто именно маячит бодрой тенью за окном, считала своим долгом участвовать в волнующих событиях, которые стали происходить в её любимом городе. Всё-таки врожденная вежливость победила, и, немного постояв перед калиткой соседа, Жанна развернулась и пошла домой.

Только она удалилась, на улице появился Альфред. Всё — и его цепкий взгляд, и вкрадчивые движения, и глубокомысленная походка — говорило о том, что антиквар вышел на слежку за Жанной. Буквально по её недавним следам он подошёл к калитке, глубокомысленно полюбовался на светящееся окно, многозначительно крякнул, повернулся и отправился прочь.

Но те, которые отсвечивали бодрствующими силуэтами в популярном этим утром окне, даже не догадывались о параде людей и зверей перед домом. Когда Леший закончил рассказывать Соне историю Сергея Петровича, она уже успела съесть три пирожка. Или четыре... Она не считала.

— Посмотри внимательно, ты его не узнаешь? — тихо кивнул Леший на спящего. Соня старательно посмотрела на Сергея Петровича. От взгляда он как-то тревожно заворочался, зашлёпал губами, даже во сне забеспокоился. Соня быстро отвела глаза.

— Может, и видела, когда… Но не помню. Внешность у него такая… типичная.

— Ты должна быть с ним как-то связана, — упрямо и убеждённо сказал Леший. —Явно он по твоим следам сюда прорвался.

Соня задумалась, но память её все так же молчала:

— А почему он у тебя спит? Он же здесь дом купил…

— Наотрез отказался идти туда. Все, что связано с посудной лавкой, вызывает у него панический ужас.

Соня посмотрела на Сергея Петровича с жалостью:

— Где-то я его понимаю.

И, полная понимания и сочувствия, опять потянулась к пирожкам.

— Так посмотри. Ты же можешь…

Соня скорчила недовольную гримасу, из которой Леший должен был вынести её мнение относительно своего предложения. Он ничего не вынес, а только легонько ударил её по руке с пирожком:

— Соня, ведьмы не должны толстеть. Они злые и худые.

— Какие у тебя есть предложения?

— Ты быстренько вспоминаешь, откуда можешь знать Сергея Петровича, а я делаю тебе замечательный сюрприз.

Она оживилась:

— Насколько замечательный?

Леший развёл руки в разные стороны.

— Вот настолько!

Соня вздохнула. Надежда на то что, по крайней мере, сегодня, её не заставят подглядывать в замочную скважину на личную жизнь совершенно чужих ей людей, умерла. Соня всегда боялась, что она может увидеть что-нибудь уж совершенно не предназначенное для её глаз. И очень не хотела лишний раз бросать вызов судьбе.

Тем не менее она вытерла руки, осторожно подошла к спящему Сергею Петровичу. Стараясь не потревожить его, запустила ладони в диванные подушки и достала Зреть. Лешему не нравилась эта её привычка перед уходом прятать шар с глазом между валиками и думками, но ничего поделать он не мог. Что-то в Соне твёрдо было уверено: место Зрети, пока они разлучены, именно там. Кроме того, глаз хорошо высыпался в темноте и упругой мягкости.

Зреть сегодня была настроена добродушно. Она не стала делать непонимающий вид, чего от неё хотят, и добросовестно показала историю любви Сергея Петровича и Алёны Фёдоровны. Остановилась как раз на том месте, где прекрасная ворожея на лестничной площадке уставилась на захлопнутую Лёлей дверью.

Соня удивилась, но честно всё передала Лешему.

— Значит, здесь замешана твоя подруга?

— Да как она замешана? Просто её знакомая воздействовала на этого типа. — Соня кивнула на Сергея Петровича. — По-моему, любовная магия. Хотя я и не понимаю, зачем... Не орёл.



Евгения Райнеш

Отредактировано: 08.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться