Метро 2033: Чужие земли

Размер шрифта: - +

ГЛАВА II: БЛУДНЫЙ ОТЕЦ

Диких псов развелось нынче что свиней нерезаных. Свиней конечно в Общине было в дефиците, но выражение было довольно устоявшееся в своих кругах и смысл этой мысли должен быть понятен каждому.

Он потушил бычок самокрутки носком кирзового сапога; слабый дымок просочился из размятого бычка пробиваясь из-под твердой полустершейся подошвы. Сталкер, глубоко вдохнув ядовитый воздух, провел пальцами по внутренней стороне окуляров противогаза, вытирая запотевшие стеклянные круги от мелкой капели.

Игрок натянул на голову резину противогаза, перекинул хобот маски за плечо и закинул резиновый капюшон ОЗК. На макушку, поверх капюшона, он натянул армейскую пилотку с выцветающей красной звездой.

Совсем исхудавший за поход Игрок, возвращался домой. На станцию…

Он окинул взглядом недостроенную постройку на наличие нечисти – вроде чисто.

Игрок вынырнул из двора перебегая улицу, перепрыгивая гнилые машины, то и дело, встречаясь взглядами с мертвыми хозяевами гнилых автомобилей.

Зачем он наверху?

Он – сталкер, ему это характерно, он этим живёт. Всегда вылазки ему удавались, но эта особо не задалась. Все бы хорошо, но вот дикие псы – это другой разговор. Особенно опасны стаи; в городе их много, и у каждой стаи свой вожак – это опасно и до усрачки страшно. Это будто можно сказать чья-то, или же твоя судьба. Если тебе удастся это, то ты сможешь взглянуть в глаза гребаной судьбе. В бездонные глазницы вожака. Именно от него зависит твой день. Там нет тебя, нет города и там нет метро. Есть только смерть или, по снисходительству вожака стаи, жизнь – это есть судьба. Да, это может показаться глупостью, но как показала практика, некоторые сталкеры и разведчики Общины, возвращаясь домой, зачастую ехали крышей и начинали бредить о судьбе в глазах псов. Игрок, вроде ещё не двинулся головой, но разделяет мысль этих "поехавших".

Игрок же нарвался не на стаю, и не на одного пса, и не на двух, он нарвался на два десятка – чуть больше двух-трех стай. Может недостройка и его ППШ спасут его? Может недостройка и ППШ это другая судьба? Особенно если залезть на третий этаж, – к тому же обзор хороший, – забраться не трудно, не долго, не упустишь никого из виду.

Евгений начал перебираться через бетонное ограждение.

Прямо под ограждением располагается будка сторожки. Евгений от неожиданности споткнулся о рельефное жестяное покрытие крыши будки. Не успев сгруппироваться, и вовремя остановиться он упал на землю. Падение смягчила грязь. Но на самом дне, в грязи скрылись мелкие камни, о которые Женя ударился локтем, разорвав резину комбинезона, и ткань кителя. ППШ отлетел метра на полтора в сторону. Женя потянулся, схватил автомат за ремень, притянул, закинул за спину, и ринулся бежать к дверному проему недостройки.

Черт.

Лестницы не было.

«Что делать?» – Подумал Игрок.

Железные арматурины одна за другой торчат из стены, уходя прямиком вверх на второй этаж; посмотрев наверх Женька, просчитал свои действия, так же ловко, как и ходы в "Дурака". Немного укрепив ППШ на груди затянув ремень потуже, потом перетащил его на спину, чтобы тот не мешался при подъеме, Евгений принялся за подъем на второй этаж по своеобразной вертикальной лестнице то и дело для верности проверяя пруты на предмет крепости дергая оные. К счастью, большая часть прутов оказались достаточно крепкими, чтобы выдержать вес сталкера и его ноши.

Второй этаж покорился сталкеру без особых усилий. Высота в три-четыре метра более безопасней нежели Игрок находился бы на земле. Но для разведки дальнейшего пути требовалась высота повыше.

Третий этаж. Нужно на третий этаж. Евгений в спешке оббежал весь второй этаж в поисках заветной лестницы. Слабый ветерок колыхал ветви деревьев, покачивались стволы березок, кленов, тополей, да заселенных под завязку улиц кроны карликовых кустарников.

Воздух загрязнен. И Евгений не может почувствовать тех благоуханий ветра, свежего, слегка горчащего, воздуха. Облака, окутанные ядерной пылью, плыли над головой сталкера, обещавшие обрушить на отравленную поверхность такой же отравленный снег.

Дальше за домами стоит стройная двухцветная полосатая телебашня. Чуть колыхается на ветру. Она когда-то была высокой, благодаря войне с безликим врагом эта башня почти рухнула, лишь метров сто из изначальных ста девяносто двух осталось стоять, возвышаясь над изувеченным городом. Там настолько высоко что страшно красиво. Даже на пятидесяти метрах над землей, все как на ладони. Абсолютно. Ничто не уйдет от взора, возвысившегося над мертвым городом Победоносца Евгения. Ему, к слову, доводилось забираться на башню с целью добычи кабелей, для освещения родной станции.

Кстати, лестница, ведущая на третий этаж, была. Без особых усилий Игрок взобрался на третий и даже на четвертый этаж. Дальше лестничные пролеты кончались обрушением лестницы, ведущей на пятый этаж, и возможности взобраться еще выше не было. В принципе хватит и четвертого, обзор всё-таки лучше нежели на втором этаже.

Ледяной дождь, ощущавшийся даже сквозь резину ОЗК и толстую ткань старой афганки, отбивает барабанную дробь по жестяным листам. Звонко грохочет гром, гудит в щелях порывистый ветер.

Над городом уже не будет солнца. А если и появится хоть малейший шанс увидеть солнце, Игрок не сможет его упустить, не может он позволить себе такой слабости.



Николай Хмелёвский

Отредактировано: 15.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться