Метро 2033: Холодный рассвет

Метро 2033: Холодный рассвет

 

Холодный рассвет

 

Вместо пролога

 

            - Ох, и зарекался же я не рассказывать о том, что видел в тот день, в том здании и о той секретной миссии, но похоже, так нужно…

*****

Детство

 

            Но перед этим не большая предыстория о моем дальнем прошлом и нелегком выживании в смрадном и страшном подземном городе под названием Метро.

2014-2032 год; город Москва; станция профсоюзная.

Наша станция и вся община, где я жил всегда славилась своей организованной преступностью, и даже иногда похлещи Китай-города и других станций, организованных бандитами. С детства меня не учили всем обязанностям человека в выживании подобного мира как тот, в котором мы живем. Вместо этого в мой мозг вбили лишь одно: «Никому не верь!». И я жил с этими словами всю жизнь на той станции, где такие слова могли даже спасти жизнь. Детство было таким же, как и у других детей, что родились после Катастрофы и росли можно сказать уже без него. Ни мамки, ни отца не осталось у меня. Мать умерла, как мне рассказывали, при родах, а отец просто не успел спастись. С пеленок прошел по чужим семьям буквально на руках: Они меня и кормили, одевали, учили. А потом, когда мне исполнилось семь, меня выкинули из жилых помещений. До десяти лет я бегал и просил патроны у ходоков, что бы прокормиться самому. Иногда меня обманывали и вместо еды, я оставался с голой ладонью.

 Именно тогда, когда собралась первая вылазка наверх с нашей станции, и был собран приличный караван, я подбежал к одному из сталкеров, попросить патронов. Небритая недельная щетина, странный костёрный запах и пламенно красные глаза, всё что мне запомнилось от того сталкера, который наклонился ко мне когда я попросил патрон, взял меня за ухо и сказал тихим, но очень понятным голосом «НИКОМУ НЕ ВЕРЬ!», а потом отшвырнул меня и пошел за караваном. Именно с тех пор я понял, что никогда больше не буду просить или, что-то выпрашивать. Я стал воровать.

            Группа ушла на несколько дней, так говорил начальник станции, но как оказалось, она ушла навсегда. Тот сталкер, его лицо очень хорошо мне запомнилось, жители звали его Триммером. Не понимаю, что бы это могло значить? Но поговаривали, что он всегда носил с собой очень большой нож и всегда принимал бой лишь с ним и ничем более. Годы шли и на станции начались грабежи, побои и много страдания. Станция превращалась в притон. Но тем лучше было и для меня. Ведь кто-то придумал гнать самогон на грибах и поить жителей, а я, пользуясь тем, грабил несчастных алкашей и все патронный прятал под свое любимое место. Пятый шаг от гермоворот в туннель в засыпанной мусором яме.

Денег как мне казалось, набиралось в приличной сумме.

Потом исполнилось пятнадцать. Друзей всё ещё у меня не было, а те с кем я бы хотел поговорить, быстро исчезали из моего поля зрения.  Но, в один момент, когда я проходил по перрону, что в нынешние время считается базаром, меня схватил за руку один мужик что играл в карты с другими и, выкурив сигарету, сказал:

            - Ну-ка гляньте, вроде нормальный? – потом засмеялся и посмотрел на сообщников. Те в ответ стали кивать.

Шулер крепче сжал мою руку и смрадным запахом из его рта, спросил меня:

            -Закатывай рукав браток, я только что твою душу проиграл, будешь теперь кровью искупать мой косяк.

Я хотел  что-то сказать, но не мог, ведь именно в этот момент ко всей банде подошел молодой парень, такого же возраста, как и я и кинул не большой мешочек на игральный стол.

            -Оставьте его, вот выкуп.- Мягкий детский ломающийся голос  моего спасателя.

Шулер ослабил хватку и отпустил меня, не вникая в подробности, я дал дёру оттуда. Бежал через всю станцию к своему месту, где прятал патроны. Темный туннель никогда не выдавал меня, никто из прохожих даже не замечал, как какой-то пацан ушел во мрак. Сел на рельсы и перевел дух, пытаясь понемногу успокоить дрожащее тело. Меня как будто разрывало изнутри, я обхватил себя в объятиях и засмеялся. Засмеялся как ненормальный.

            - Да ладно тебе, хватит смеяться! – потребовал голос из темноты. 

Резко оборвав свой смех, я тут же нацелил взгляд в темноту и не мог оторвать его, пока оттуда не показалось лицо. Белоснежное лицо незнакомки. Того самого спасителя что помог мне уйти от пьяного шулера. Незнакомец стал подходить все ближе, и я понемногу забеспокоился, и начал отползать назад.

            - Не бойся, я мирная, я тебя не обижу.

«Мирная»? Так это Она? Белое лицо издалека не было видно, как оно покрыто веснушками и этими глубокими карими глазами. Девочка сняла капюшон и развила свою русую прядь волос и закинула за спину. Она подошла, и села предо мной в той же позе как сидел и я. Девочка протянула руку, одетую в перчатку с отстриженными пальцами в знак знакомства.



Евгений Гильманов

#20480 в Фантастика

В тексте есть: постапокалипсис

Отредактировано: 08.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться