Меж двух миров

Размер шрифта: - +

Глава 2.

По улице, наслаждаясь теплым, послеобеденным солнцем, прогуливались изысканно одетые люди. Молодые мужчины с юными девушками, вели разговоры о погоде и выслушивали, какие платья в вошли в моду. Чуть в стороне, но не дальше двух шагов, шли компаньонки юных особ, что бы у молодых людей не возникло непристойных желаний оказаться ближе, чем того требуют приличия.

Люди постарше степенно шествовали небольшими группками по три-четыре человека или же занимали лавочки в изобилии расставленные вдоль мостовой. Эти все больше обсуждали политику, внезапный отъезд всех магов, недавнее возвращение князя, и приятное на вкус пиво в недавно открывшейся таверне на Кузнечной улице.

Совсем малышня резвились в небольших скверах, которые изредка встречались справа или слева от дороги под присмотром женщин в возрасте. Дети есть дети, им наплевать на серьезные разговоры, они шумными стайками носились друг за другом.

Лета вдруг поняла, насколько Ханар не вписывается в эту пеструю толпу, словно ворон, залетевший по ошибке в стаю попугаев. И даже не во внешности это отличие было, хотя он единственный обладал черным цветом волос и глаз, да и выше был почти каждого встреченного, а скорей в отношении. Если у более простых людей присутствие мага вызывало дискомфорт, и они пытались поменьше встречаться взглядом, свести общение к минимуму, то эти люди прятали свою неприязнь за вежливыми улыбками и приветственными кивками.

Они тоже опасались смотреть на мага свысока, хотя в его простой серой рубахе и темных штанах он совершенно не вписывался в их мир полный ярких одежд и блестящих украшений. Особо недалекие, принимались шептаться, стоило чародею пройти мимо, более умные приберегали сплетни для вечернего ужина в кругу семьи.

- Ну, у тебя и выдержка, - проговорила Лета, когда они с магом миновали стену, - Я бы уже давно кого-нибудь за столь явное лицемерие в пепел развеяла. Ну, или хотя бы прыщей на рожу наслала.

Ханар, представив такую картину, усмехнулся, но промолчал, даже не собираясь отвечать на явно риторический вопрос.

В Нижнем ярусе народу значительно прибавилось. Из-за занятости мужчин в лавах и мастерских, на улице в основном встречались женщины. Они несли покупки из лавок, пололи небольшие огородики за чахлыми заборчикам у домов, стирали и развешивали белье на перетянутых через улицу веревках. Они переговаривались, сплетничали, иногда вдруг начиная браниться друг с другом. Дети те, что помладше, играли в переулках и маленьких двориках, отгороженных от основной улицы высоким забором. Девочки что постарше помогали матерям по хозяйству, а мальчишки – отцам в качестве подмастерьев.

Небольшая улица, где в основном стояли жилые дома, вывела на более широкую, заставленную более высокими строениями, нижние этажи которых занимали ремесленные мастерские и торговые лавки. Изображение на вывеске над дверью сразу давало понять, кто и чем здесь занимается, но пару раз встретились такие, деятельность которых оставались загадкой. Вслед за магом Лета прошла мимо лавки портного (на его вывеске были ножницы и рулон полотна), мимо мастерской оружейника (меч и ножны), мимо хлебной лавки (витой крендель). Самым необычным оказался знак, изображавший песочные часы, а может восьмерку, но какому мастеру принадлежал дом, девушка уточнить не успела, они уже прошли дальше.

Где-то на середине улицы Ханар остановился у вывески с изображением пены в тазу. Толкнув дверь, чародей слегка замешкался на пороге, давая спутнице возможность проскользнуть в лавку. Небольшую комнату наполняли запахи дерева, свечного воска и мыла. Последние почему-то особенно понравилось Лете.

Помещение разделял прилавок, за которым немолодой мужчина выводил что-то пером в огромной книге. Он выглядел так, как в мире Леты принято изображать типичных бухгалтеров: невысокий, худой, слегка сутулящийся, одежда его отдаленно напоминала потертый серый пиджак. Но больше всего девушку удивили очки, покоящиеся на носу. Круглые стеклышки блеснули в золоченой оправе, когда работник, услышав звон дверного колокольчика, вскинул голову и подслеповато уставился на вошедших.

- Чем могу служить, уважаемый господин? – мягким голосом поинтересовался он и, заметив медальон, поправился, - Господин темный маг.

- Вот, - Ханар опустил на стойку холщевую котомку, - в два дня успеете?

Мужчина развязал горловину, осмотрел содержимое, достал откуда-то из-под прилавка самый настоящий печатный бланк, чем опять несказанно удивил Лету. Пододвинув к себе чернильницу с пером, клерк обернулся к клиенту.

- Крахмалить? Гладить? Штопать? – перо его в ожидании замерло над листом.

- Нет. Нет. Да.

- По какому адресу доставить?

- Не надо, я сам заеду.

- Все вместе серебрянка и двенадцать медяшек, - подвел итог «бухгалтер», делая пометки.

Затем достал печать, сделал в двух местах оттиск, аккуратно разорвал лист пополам и протянул часть Ханару, который спрятал ее в сумку.

- До свидания, - вежливо кивнул маг, придерживая для Леты дверь.

- Всего хорошего, - мужчина низко поклонился, едва не достав кончиком носа до поверхности стола, - Будем рады видеть Вас снова.

Спустившись по улице пару кварталов, Ханар остановился у лавки, над входом которой раскачивалась, чуть поскрипывая, вывеска с раскрытой книгой и пером в чернильнице. Потянув на себя тяжелую дверь за медную ручку, маг шагнул в помещение книжного магазина.



Алена Маслютик

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться