Меж двух миров

Размер шрифта: - +

Глава 2

Люди странные существа. Сбиваясь в стадо, каждый из нас рвется заявить о своей индивидуальности. Отчаянно пытается вырваться из серой массы, но при этом бесконечно оглядывается на других. Собирает вокруг себя людей, но страдает от одиночества...

Душа человека полна противоречий, не обуздав которые, мы так и будем топтаться на месте. По- настоящему счастлив не тот, у кого много денег, сил или здоровья. Счастье - это покой в душе, внутреннее равновесие. Состояние человека сумевшего достичь баланса между своими противоречиями...

Захламляя свое внутреннее пространство бесполезными вещами, которые нам навязывает потребительство, мы тщательно охраняем его границы. Пытаемся заглянуть в душу другому, не позволяя ему коснуться своей. Потому, все что мы имеем в итоге - лишь целый мир бесконечно одиноких людей.

Громко зевнув, я перевалился на левый бок. Открыв глаза, сразу обратил внимание на то, что сегодняшние надзиратели менее суетливы, чем свои предшественники. Этим двоим, похоже, вообще без разницы, что творится вокруг. Праздно прогуливаясь по коридору, один из них поглаживал свою козлиную бородку, раздавая по камерам тетрадные листы. Другой же - молодой паренек, лет девятнадцати, краснел от злобы, проклиная собственный мобильный, за то, что тот не может подключиться к интернету. Еще бы, друг. Мы метрах в тридцати под землей. А на добротный Wi-fi твое начальство раскошеливаться не захотело...

- Эй, Женька! - крикнул надзиратель с бородкой, стукнув лезвием снятого с пояса кинжала по измученной сыростью решетке.

- А... - устало протянул маг крови. Всю предыдущую ночь он измывался над своими колодками - Это ты Дед Мороз? У детишек письма с пожеланиями собираешь?

- Ну, а как же. Кто еще о вас сиротках позаботится то, кроме меня? Мы ж все товарищи. Вернее были... Эх, если бы не эта чертова реформация...

- Тише... - шепнул ему напарник, пряча телефон в карман скрытых под плащом брюк - совсем сдурел, старик! Сейчас даже у стен есть уши. Будешь сеять подобные настроения и сам среди местного народца окажешься. Кто им тогда помогать-то будет?

- Никитка, не напрягайся. Я местным обитателям доверяю больше, чем некоторым из новобранцев. Здесь - то, люди все культурные. Проверенные боями и временем. Ну, виноваты они, что ли, что родились темными?

- Виноваты или нет - уже не нам с тобой решать. Я согласен с тем, что они лишь жертвы гнилой системы! Но наша с тобой доля от этого легче не становится - зевнул паренек, прислонившись спиной к стене. Из-под его плаща задиристо выглядывала рукоять "Макарова".

- Эх, ну и молодежь пошла - усмехнулся надзиратель с бородкой, зорко поглядывая морщинистыми глазами на мага крови - Так, что Женька? Просьбы есть?

- Я на мели - угрюмо отрапортовал мой сокамерник - Но если у тебя есть желание заняться благотворительностью, ну или хотя бы помочь старому товарищу в долг, то я страсть как хочу кофе. Не этой бодяги из пакетика, а нормального, бодрящего кофе.

- Это который ты рядом с "Домом быта" покупал? Пиццерия "Ламанш" если не ошибаюсь, да? - улыбнувшись, прокряхтел старик.

- Да. Привет там Митричу передавай. Скажи, что завтра меня казнят, так, что я надеюсь, на какой-нибудь бонус в виде бесплатной пиццы - отвернувшись к стенке, безучастно простонал Женька.

- Заметано - бойко отозвался надзиратель. Глаза старика хитро заблестели, из-за чего меня стало одолевать странное ощущение. А они точно сейчас о еде договаривались?

- А твой сосед чего? Тюремной похлебкой доволен?

- Ага, щас - тихо огрызнулся я. Местный корм навсегда останется в моей памяти, как один из самых изощренных способов пытки людей. Перловая каша, которой вполне можно заряжать пулемет или неизвестного происхождения суп, от которого даже крысы разбегаются в панике.

- Нам с ним и Юлькой пиццу на троих - сухо буркнув, маг крови отмахнулся рукой от надзирателя.

- Я не хочу есть - тихо отозвалась элементалистка.

Голос магессы едва заметно дрожал, что в принципе легко объяснялось. Похоже, что проектировщик темницы был одним из основоположников идеи о том, что "Мясо должно храниться в холоде". Иными словами - дубак стоял неимоверный.

Я несколько раз пытался заговорить с Юлей, но она упрямо продолжала меня игнорировать. Если с Женькой она время от времени и перекидывалась парой слов, то меня не замечала в упор. Даже когда, экспериментируя с колодками, я случайно переборщил с маной и залив камеру облаком искр, вдруг закричал – элементалистка так и не обернулась.

- Не вредничай, Юлька. Я знаю их повара. Эта пицца будет самой вкусной в твоей жизни - усмехнулся малефикар.

Маг с бородкой прошелся по коридору и собрал протянутые ему исписанные листки. Признаться, я был удивлен, что даже здесь, в сердце северо-западного отделения Эпсилон, можно встретить таких неравнодушных людей.

Лишь одного я не смог понять, сколько бы ни пытался. Как этот обвешанный пакетами с едой, журналами да сигаретами старик вернется в темницу? Даже если у него есть договоренность с магами на КПП то, как он собирается со всем этим добром прошмыгнуть обратно в тюрьму? Неужели всем настолько наплевать на то, что здесь творится?

Словно в доказательство моей теории, коридор вдруг зАлился мелодичным эхом. Поняв, что сегодняшняя смена надзирателей - "свои в доску" люди, один из заключенных крайней камеры включил на телефоне музыку. Интересно, а как он умудрился его спрятать?

- А разве проблем не будет? - поинтересовался я у молодого надсмотрщика, когда спина его старшего товарища уже скрылась за ведущей на лестницу дверью.

- С этим? - усмехнулся маг, поглядывая на дальний конец коридора – Не-а, не должно.

- И никаких каверзных вопросов? Ну, там типо: откуда у заключенного телефон? Почему вахта не контролирует ситуацию?



Александр Вильганов

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться