Меж двух миров

Размер шрифта: - +

Глава 5

Меня разбудил протяжный стон старой решетки.

Пробиравший до костей холод, усиленный общей сыростью клетки вновь давал о себе знать. Вцепившись своими острыми клыками в мою и без того озябшую плоть, он заставлял меня биться в неконтролируемой дрожи. А холодные капли, что стекали по покрытой трещинами стене и попадали на мою одежду - лишь усложняли дело.

- Что за черт?! – вспылил я, стуча зубами. Меня до сих пор бесила мысль о том, что все мои направленные на побег старания оказались пустой тратой времени. Иными словами - был я, мягко говоря, не в духе.

- Фонтан свой прикрой! – резко бросил мне взбудораженный маг крови. Вскочив со своих нар, он тут же кинулся к решетке.

Стоявший по ту сторону клетки старик – надсмотрщик ухмылялся, испытующе всматриваясь при этом в глаза не на шутку возбужденного малефикара. Вцепившись руками в мокрые холодные прутья, Женька с вызовом уставился на старца.

Общая, быстро разраставшаяся шумиха, что царила вокруг, могла значить лишь одно: Надзиратель доставил с воли обещанные «гостинцы». Так, что воодушевлённый народец сейчас с энтузиазмом ел, читал, курил, играл, а кто-то даже выпивал.

Но ведь их всех можно было понять. Никто же не знает, что ждет этих людей завтра. Потому жить им приходилось «одним днем».

- Ну?! – нетерпеливым, дрожащим от холода голосом бросил Женя, вызывающе глядя на козлобородого старика, который по-прежнему испытывал его терпение.

Решив «завязать» с играми, надзиратель растянул свои обветренные губы в улыбке, и просунул сквозь прутья решетки черный, замызганный грязью пакет.

- Отлично! – мгновенно отреагировал мой сокамерник, высвобождая из него квадратную коробку с «гербом» пиццерии «Ламанш» - Митрич передать ничего не просил?

- Ну, вроде, как да. Он много чего тебе передавал – бросив притворяться рыбой, старец неуклюже прислонился плечом к прутьям нашей камеры. Его морщинистое лицо выглядело довольным. Казалось, будто бы он не поесть принес, а единолично одолел некроманта – Тебе с матами или на культурном русском?

- На культурном – глубоко вздохнув, бросил Женька, откидывая крышку коробки и жестом приглашая меня.

- Тогда ничего не передавал – облегченно выдохнул надзиратель, поглаживая свою слегка вьющуюся бородку.

- Это похоже на него – нисколько не удивился малефикар – Он всегда был молчаливым.

Да черт - из-два! Придурок! Ты просто отказываешься видеть правду!

Я настороженно подошел ближе. Тусклый факельный свет резал мне глаза, а его неуклюжие пламенные языки неугомонно облизывали стены, оставляя на них следы черной копоти.

- На шесть кусков… - протяжно прошептал маг крови. Создавалось впечатление, словно он сейчас не пиццу делит, а решает задачку по сопромату – Стой! Это не твой кусочек!

Женькины руки молниеносно ударили по моим, больно зацепив их при этом колодками. А ведь я всего лишь хотел взять себе треугольничек без оливок. Что за херня?!

- Это, между прочим, больно! - раздраженно прошипел я, стараясь встряхнуть ноющие болью, скованные вместе руки.

- Эти два мои. Тот и этот - твои – отдирижировал маг крови, не обращая внимания на мое недовольство. Его сосредоточенный, блеснувший надеждой взгляд наводил меня на странные мысли. Он что, что-то придумал???

Я послушно забрал два причитавшихся мне треугольничка и полный самых противоречивых чувств вернулся к своим нарам. Не могу понять! Женя уже совсем «поехал»? Или движение крыши только началось? Из-за его заскоков придется давиться оливками! Не пропадать же халявному добру…

- Эти два куска Юле отдай – вдумчиво бросил Женя, обращаясь к надзирателю и кивая взглядом на коробку.

Старик присел на корточки и, подтянув картон к себе, послушно передал его в камеру по соседству.

- Я же говорила! Не хочу ест…

Но, не успев даже договорить, элементалистка вдруг смолкла.

- Что с ней? – удивленно бросил я, наблюдая за надсмотрщиком. Старик показался мне каким-то загадочным. Создавалось впечатление, будто я был единственным, кто до сих пор не понимал того, что здесь происходит.

Женя немного покопался в пицце, и загадочно ухмыльнувшись, вдруг отбросил её в другой конец камеры.

- Что?! – оголтело выкрикнул я, не успев даже толком пережевать собственный, едва не ставший комом в горле кусок.

Малефикар вышел на середину камеры. Руки парня были абсолютно свободны, а его теснившие ману колодки валялись неподалеку. Я настолько удивился, что даже выронил собственный треугольник заветной халявы.

- Валим отсюда – сухо бросил Женя, ударом кровавого клинка рассекая мои путы. Сделал он это так быстро, что на секунду я даже засомневался в том, что его целью были колодки. Метил-то он, судя по всему, мне в шею…

- Отлично! – выдохнул я, обрадовавшись давно забытому ощущению. Мана вновь заструилась по телу. М-да… и когда я только успел так сильно «подсесть» на это чувство…

- Как и договаривались? Хотите в Прайд? – улыбнулся малефикар, бросив к надсмотрщикам снисходительный взгляд – Я все устрою.

- Митрич. Хорошо, что у него ключи остались, да? – выдохнул козлобородый, поправляя сползший на глаза капюшон накидки – А то пришлось бы устраивать в отделении небольшую войнушку.

Два легких взмаха созданным из крови клинком и ржавые прутья со звоном обрушились на пол. Вышагнув наружу, малефикар быстро осмотрелся и, убедившись в том, что никакой опасности нет – немного расслабился.

- Да. Но все было бы куда проще, если бы Эпсилон доверял своим людям и выдавал им ключи. Нам бы не пришлось столько ждать – сухо буркнул Женька, всматриваясь в свою сочащуюся алой кровью ладонь – Чернокнижник! Выпусти остальных. Нам нельзя здесь надолго задерживаться.



Александр Вильганов

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться