Меж двух миров

Размер шрифта: - +

Глава 4

Dum spíro- spéro. (Пока дышу- надеюсь)

Холодно и мокро.

Попытавшись вздохнуть, Яровой почувствовал, как в его легкие хлынули потоки ледяной воды. Но открыв полные паники глаза, охотник увидел перед собой лишь бесконечную темноту.

Весь мир вокруг - беспросветно черная вода. Обволакивая каждую клетку изможденного тела, она буквально тянула парня туда, где по логике вещей должно было бы находиться дно. Хотя какая тут к черту может быть логика...

Наверное, это и был ад. Тот самый, которым Максима много раз пугали недовольные его расхлябанным образом жизни служители Святого Астра. Борясь со вспыльчивым нравом молодого рекрута, церковники частенько заставляли его слушать многочасовые проповеди, пытаясь хоть так, но достучаться до разума еще «неокрепшего духом» юнца.

Отдающийся треском в ушах холод, непроглядная буквально заглядывающая в душу тьма и полное отсутствие драгоценного кислорода. Закрыв полные страха глаза и сжав пульсирующие болью кулаки, Макс попытался закричать. Но предательский холод тут же саданул по его горлу колючим ледяным потоком, не позволив охваченному паникой парню проронить и звука.

Запертый в этой бесконечной вселенной, сумеречный охотник отчаянно боролся за жизнь. Подгребая ослабшими ногами, он постоянно тянул свои налитые свинцом руки вверх - к пульсирующей высоко над ним черной дымке. Бившееся на пределе собственных возможностей сердце изо всех сил верило в то, что где-то там, за мерцающей блеклыми пятнами пеленой холодного мрака его обязательно встретит теплое солнце.

- Черт-из-два, я сдамся... - мысленно прошептал охотник, вцепившись руками в окоченевшие ноги. Кислородное голодание грозилось скорой потерей сознания, а стремительно тяжелевшие веки - погружением в сладостный, а возможно и вечный сон.

Еще совсем недавно Максим был бы даже рад такому исходу. Сбившишь с пути, не в силах простить себе смертей защитивших его однажды товарищей, этот парень вдруг решил, что не сможет жить с этим грузом. Потеряв ставших ему опорой людей, охотник лишился ценнейшей для боевого мага вещи - пылающего в глубинах сердца духовного огня. Пламени, что раз за разом заставляет смеющихся в лицо смерти волшебников бороться до конца и возвращаться со своих заданий живыми.

Но отдать жизнь, ценой которой стали смерти всей его новой семьи, просто так? Нет... это было не для Макса. Так дешево он с ней точно не расстанется...

Этот парень. Он умрет в пылу ожесточенного сражения - как и полагается уважающему себя боевому магу. Во всяком случае, так он решил для себя раньше. Но сейчас, сделав шаг за порог собственного существования, провалившись в завесу между мирами - Макс осознал, как сильно тогда ошибался.

Все нутро юного охотника стремилось жить. Жить вопреки всему и, не смотря ни на что. Ведь только так он смог бы отдать долг чести тем, кто однажды поверил в него. Почтить светлую память тех, кто поставил жизнь неразумного юнца выше своей собственной.

Как жаль, что чаще всего подобные мысли посещают нас лишь тогда, когда точка невозврата уже пройдена. Шаг за грань сделан и, изменить уже ничего нельзя. Подобно тому, как летящий с крыши самоубийца внезапно осознает, что все беспокоившие его «шаг назад» проблемы - решаемы. Так и Максим, на грани жизни и смерти, внезапно понял, что у него было для чего жить.

Глаза парня. Убаюканные прощальной сонатой стремительно замирающего сердца, они медленно закрывались. Не в силах и дальше грести к воображаемой поверхности, Макс стиснул зубы и, игнорируя окружавшую его воду - от всей души закричал. Закричал так, что онемевшее от холода посиневшее тело отозвалось вспышкой согревающей своими пульсациями боли.

Потоки ледяной воды мгновенно заглушили этот полный отчаяния стон, а сжатая в кулак рука, еще секунду назад тянувшаяся к придуманному где-то глубоко в сердце охотника солнцу, обмякла и монотонно поползла ко дну...

- Ты нужен мне живым... - громогласным, больше напоминавшим рев чудовища эхом разнеслось по сознанию терявшего связь с реальностью охотника. - История должна повториться...

Непроглядная морская пучина. Подчинившись зову неизвестного существа, она с силой вытолкнула из своих глубин практически лишенное жизненной силы тело. Не в силах пошевелиться, Максим мог лишь смиренно наблюдать за тем, как окружавший его мгновение назад мрак - стремительно рассеивался, уступая свое место невыносимо яркому свету...

- Без тебя, этот слабак никогда бы не стал настоящим чернокнижником...

***********

- Очнулся! - бросив на больничную койку беглый взгляд, растерянно крикнул Чайка. Прижавшись плечом к стене и удерживая на весу пистолет, он внимательно наблюдал за находившейся в паре шагов от него, покосившейся входной дверью.

Коридор за ней был наполнен множеством обеспокоенных, а порой и серьезно напуганных голосов. Время от времени были слышны и крики, что тут же разбавлялись трелью раздававшихся где-то вдали взрывов и отзвуков доносившейся оттуда же стрельбы. Судя по всему, где-то неподалеку шел бой, а рассредоточившиеся по периметру отделения боевые расчеты Эпсилон занимались эвакуацией мирного населения.

К кровати Ярового тут же бросился Михаил Валерьевич. Не позволяя открывшему глаза охотнику произнести ни слова, жрец тут же окружил его сетью диагностических заклинаний. Вдумчиво разглядывая окружившие Макса магические схемы и лишь изредка поглядывая на охраняемую Славиком дверь, почтенный маг что-то торопливо рассчитывал в уме...

- Что за бред, такой... в организме совсем не осталось следов яда. - Удивленно прошептал умудренный опытом маг, в очередной раз, перезапуская систему магической диагностики. Морщинистое лицо старика стало мягче, но скептический взгляд по-прежнему рассматривал едва заметную царапину на плече пациента и его расширенные, бледноватые зрачки. - Как самочувствие, боец? Умереть за родину готов?



Александр Вильганов

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться