Меж двух миров

Размер шрифта: - +

15.

Мое место находилось посередине огромного стола-«подковы». Передо мной как на ладони лежал весь зал. Я видела всех, и все видели меня.

Старейшины заняли свои места. Несколько мест пустовало. Я поискала глазами Аарона, ведь он тоже должен быть здесь. Он присоединится позже, решила я, не найдя его. И действительно: дверь в зал распахнулась, и в нее вошли Аарон и другие отсутствующие старейшины, несколько Стражей и пятеро людей. Старейшины проследовали к своим местам. Аарон удивленно посмотрел на меня, а потом улыбнулся. Я невольно улыбнулась в ответ и вновь посмотрела на гостей. Стражи встали около дверей. Фредерик рассаживал людей возле дополнительного стола.

Люди казались мне серыми невзрачными существами, как и тогда, у границы. Только сейчас я с неудовольствием отметила, что ни разу за время нахождения среди т’эйхе не вспомнила о родных. Словно близкими мне всегда были Тантеры, а прежней жизни и не было.

Один из людей пристально смотрел на меня. Я поежилась, памятуя о том, что разительно отличаюсь от остальных т’эйхе одеяниями. Но что-то в нем показалось мне знакомым. Я присмотрелась внимательней. Не может быть!

Это был Михаил.

Логично. Ведь он теперь был военным. А благодаря своим знаниям, приобретенным на прежних местах работы и негасимой энергии вполне мог пробиться вперед. Удивительно было бы, если бы этот авантюрист не попал в парламентеры. К тому же, в день появления границы пропала я. И мне даже льстило сознание того, что он мог интересоваться моей судьбой и искать ответа здесь, в логове врага.

Михаил… Ведь и о нем я не вспоминала ни разу. Хотя он стал для меня уже больше, чем просто другом. Я виновато улыбнулась ему. Он переживал за меня, а я… Я даже не нашла способа сообщить, что со мной все в порядке. Да я даже и не искала никаких возможностей оповестить его или родню.

Фредерик объявил о начале собрания, и я отвлеклась от своих мыслей, приготовившись слушать. Когда люди заговорили, я вдруг поняла, что почти забыла, как звучит родная мне речь. Привыкшая говорить на языке т’эйхе я ни разу не возвращалась, даже в мыслях, к речи людей.

Разговор оказался скучным и нудным. Общий смысл сводился к тому, что т’эйхе нужны были территории. Они хотели свое государство со своими законами. И готовы были занять уже заселенные ими окраины и лежащие за чертой города безлюдные предгорье и горы. Людей, в свою очередь, это не устраивало. Они признавали право т’эйхе на территорию, но предоставлять свою им не хотелось. И хотя горы были свободны от поселений, отдавать их было просто жалко.

Я откровенно скучала. Смысл разговора не менялся. Краем уха я следила за ходом переговоров. А сама пыталась понять свои чувства. Меня пугало то, что я ничего не чувствую к людям. Живя здесь, я все же всегда считала себя человеком в шкуре т’эйхе. А сейчас вновь почувствовала себя кем-то иным. И это пугало. Я желала победы для т’эйхе в этих переговорах. Желала их процветания. Желала самой привести народ к процветанию. Но какое-то чувство заставляло меня беспокоиться о судьбе людей, понимать их нежелание отдавать земли и даже некоторый страх перед объединенной мощью пришлого народа. Но т’эйхе не собирались уничтожать человечество, и это не могло не радовать. Но радость эта была не такая, какой должна была быть. Я не могла понять себя, своих чувств. Застряв где-то между мирами, я не могла понять, какой из них важнее для меня.

Михаил не отводил от меня взгляда. Он практически не говорил. Только смотрел. Погруженная в свои внутренние метания, я осматривала присутствующих, иногда натыкаясь на его пронзительный взгляд. Нет, там, среди людей меня держит только мое прошлое. Все чувства остались там, в ладонях человеческой девушки, которой я была раньше, и давно спрятаны в жемчужину, что покоится на рукояти Кейла, и искать в пепле выжженной души мне больше нечего. Я нащупала клинок сквозь мантию – он был частью парадного одеяния и был при мне. Он отозвался легким прикосновением своей магической души. Стало как-то спокойнее.

Переговоры подошли к концу. Сила была на стороне т’эйхе, и потому победа в переговорах, безусловно, осталась за ними. Мы пообещали освободить оставшиеся жилые территории людей в течение месяца. Но все, что лежало за забором старого завода, и горные территории будут принадлежать т’эйхе. Люди были согласны с некоторой логикой наших намерений занять незаселенные территории. Но, тем не менее, были расстроены результатом переговоров.

Я постаралась выскользнуть из зала Совета, как можно скорее. Гостям предложили прогуляться по дворцу. А мне очень не хотелось встретиться здесь с Михаилом. И я собиралось уйти домой. Но моим намерениям не суждено было сбыться.

- Ну, привет, – поздоровался Михаил, ожидающий меня в коридоре.

- Привет, – смущенно ответила я. Мой язык вновь привыкал к человеческой речи. Мне показалось, что я чуть растягиваю гласные. От этого стало еще больше неловко.

- Ты здесь, - сказал он бесцветным голосом.

- Н-да, - так же ровно ответила я.

- Я переживал за тебя.

Я молчала.

- Ты так внезапно пропала. Я думал, что ты погибла. Я не понимаю, зачем ты здесь? Почему не дала знать, где ты? Я бы нашел способ тебя вытащить.

- Я должна быть здесь. Так надо.



Стася Вертинская

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться