Между

Размер шрифта: - +

Глава 7

     Гадливо морщились девки, приставленные в гостевой избе следить за тяжело раненными воинами. Корчили они недовольные рожицы. Скорчила бы такую и Свэль, если бы не следили за ней неустанно Хельга с Провидицей. Взгляд последней словенка ощущала в последние дни особенно часто. Вёльва словно взвешивала какое-то решение, думала, гадала над чем-то, чужую судьбу рассматривала да разгадывать пыталась.
      Хельга же на привередливых девок морщилась сама по себе, а Свэль доставлять бывшей наставнице печаль не спешила. Наравне с ней бегала, помогала кому могла. И равно ей не спала ночами напролет.

      — Принеси водицы, Свэль, — мягко прошептала Хельга, гладя девушку по голове. — А после спать иди. Совсем же умаялась. Я пригляжу.
      Уже второй день датчанка и ее ученица боролись с горячкой, мучившей одного из воинов. Отступать хвороба не желала, как не желал приходить в себя тот, кого она била.
      Свэль едва заметно вздохнула и поднялась с колен, отправившись по воду.

      Молочно-белый туман окутывал длинные дома. Воздух за порогом был сладок и свеж, Свэль прикрыла глаза от удовольствия. Но попусту радоваться было не время. Знала она, что коли сейчас даст слабину, то снова без устали работать у нее не получится.
      Колодезный журавль устало проскрипел что-то укоризненное, Свэль вытащила из поясного кошеля кусочек пряника и положила на край сруба. Журавль опустил клюв с ведром в нутро колодца, с сопом и бульканьем хлынула вода в ведро. Набранное вверх подняла расторопно. Колодезный журавль снова неодобрительно всхлипнул, вторя ему, Свэль вздохнула. Снова опустилось пустым и поднялось наполненным ведро, снова фыркнул рассерженно-обидчиво журавль.
      — Не ворчи, полно уж. Я тоже устала, — тихо пробормотала девушка и зацепила ведра коромыслом, к которому приноровилась здесь, на Люэ. Колодец тихо всхлипнул, примиряясь со своей трудной участью и сочувствуя Свэль.
      Характером, все же, его Хозяин обладал незлобивым, сочувствующим, но немного ворчливым. Но то от старости, должно быть.

      Резко повернувшись на пятках, Ласточка нос к носу столкнулась с высоким плечистым мужем, с головы до ног окатив того ледяной колодезной водицей. Да и на поневу Свэль немало капель попало.
      Светловолосый детина, оказавшийся, стоило присмотреться повнимательней, знакомым скальдом Хродульфом, мрачно отфыркивался, пока Свэль приходила в себя и пыталась отдышаться.
      — Ну ты… девка… даешь, конечно, облила всего, — широко улыбнулся скальд, но лучезарная улыбка тут же погасла под сердитым взглядом. Парень протянул руку за коромыслом и представился. — Люди зовут меня Хрольв. Хродульф. И добавляют, что я сын Олафа Лысого. Вот, увидел, как с горки спускаешься, решил узнать, не стряслось ли чего…
      По мере того, как Хрольв подходил к концу, голос его становился все спокойнее. Свэле, набравшая снова воды, отдала ему коромысло.
      — Значит, Ролло Скэлеолафссон… — напевно пробормотала Свельге, разглядывая парня с ног до головы. — Вот и имя назвал, а не очередным кеннингом звать начал… Как меня кличут сам знаешь. Твой хёвдинг не раз имя моё произносил.
      Хрольв снова расплылся в добродушной улыбке. Как не знать важничающей девки, с которой ласков воевода. И ведь правда, много раз слышал её имечко от Асарна.
      — Облила зачем?
      — А чтобы сзади не подкрадывался, — фыркнула девушка. — Воля была бы, и вовсе застудила, чтоб больше не приставал со своими висами.
И оттаяла будто:
      — Больно, небось?
      Хрольв головой помотал. Ударило его ощутимо, да не столь сильно, чтобы жаловаться девкам, будь даже они ладными и славными, как Фрейя.

      Путь наверх, обратно к жилищам и гостевой избе, проходил в молчании. Свэле мотала головой из стороны в сторону, отгоняя сон и отыскивая сонным взглядом полезные травки.
      — Помочь тебе? — спросил Хродульф, в очередной раз ловя за подол споткнувшуюся о камешек девушку. Та головой мотнула.
      — Не калека, сама справлюсь, — да только зевнула еще шире, рукавом прикрыв рот.
      — Вот что, — покачал неодобрительно головой скальд и силой усадил девушку на придорожный камень. — Посиди-ка здесь, ель злата. А я сейчас вернусь.
      — Задумал чего?
      — А коль ноги твои не ходят, на плечо тебя и до Хельги, — честно признался Хрольв. Свэль фыркнула едва слышно.
      — Дурак ты.
 

***


      Этой весной на Люэ пришло много новых учениц. Мало кто из них прибыл, чтобы стать во всем опорой Провидице. Стреляли лукаво глазками прелестницы на заезжих, ждали, что увезет их приглянувшийся по осени, сделает хозяйкой. Некоторых же не в меру строгие отцы сослали с глаз вон, чтобы знали те, когда можно слово обронить, а когда и смолчать верней.
      Ута и Айя, две сестры-зубоскалицы, появились в длинном доме Хельги к удивлению той. Это были ладные смешливые девушки, востроглазые и со всеми ласковые. Старшая, Айя, убежать вздумала из дому с полюбившимся юношей, другая же непочтительно отозвалась об отце ее будущего мужа. Вот и сплавили их.
      Если что и могло перевоспитать Уту и Айю, то только добрая отцовская затрещина да пара измочаленных прутиков. Хельга это понимала, понимала и Свэль, нет-нет, а пряча усмешку, опуская ниже голову да клонясь к работе.
      Поначалу девицы и вовсе сбежали в гостиный дом, чтобы позубоскалить с хирдманами, да быстро были оттуда уведены расторопной датчанкой. Вот и сидели теперь, дулись на наставницу, косились зло на Свэль, которая их выдала, да с интересом взгляды бросали на Хрольва, зачастившего к чужому порогу, да Хаука, от раны отходившего.

      Сидящие рядышком сестрицы тихо пересмеивались, то и дело косясь то на скальда, то на Асарна. Хельга же тихонько посмеивалась над ними, зная, что этой осенью они понапрасну тратят свое мастерство, а вот Свэль, сидящей наособицу от всех и рассержено выполаскивающей плащ, не лишним было бы улыбнуться потеплей.
      Словенку, впрочем, улыбаться не тянуло. Плащ Хаука от багровых пятен отстирываться не спешил. К тому же, Ласточка испытывала царапающее чувство смущения. Она не любила, когда кто-то следил за ее работой, а от пристального взгляда Асарна ей деться было некуда. Отрадно было хёвдингу сидеть в клети и дышать свежим воздухом, следя лениво за происходящим. Свэль же порог клети облюбовала. Был тот ничем не хуже привычных ступеней в дом Хельги.
      — Скучно как-то, — хитро улыбнувшись, заметила Ута. — Раз уж ты, Хрольв, скальдом мнишь себя, сложи что-нибудь. А мы послушаем.
      Айя хихикнула, такая же хитрая. Перехватила иголку и вновь сделала вид, будто шьет.
      Хрольв плечами пожал:
      — Отчего бы и не сложить…



Xierillae

Отредактировано: 21.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться