Между двух огней

Размер шрифта: - +

Глава 9. Два слова о гениальных планах

- Сейчас придет Снежа, а у нас ничего не готово! – Марк стремительно носился из угла в угол, по ходу дела скидывая с себя одежду.

-  Раздеваться-то зачем? – не сказать, что Эмма была недовольна видом полуголого парня, но столь тщательная подготовка вызывала вопросы.  В его голове совершенно точно был определенный план, но посвятить в него девушку он не удосужился.

- Что б наверняка!

Когда в ход пошли штаны, девушка всерьез задумалась о том, что границы стоило устанавливать в юридическом формате, с подписью и печатью. И обязательно прописать в контракте пункт про предварительное согласование всех планов.

- Во-первых, идти раздеваться в ванную. Ну или хотя бы от меня отвернись! – проворчала Эмма, стягивая футболку.

- Больно интересно на тебя пялиться. Было бы на что, - съязвил парень, прежде чем скрыться в ванной. Вышел он оттуда через пару минут с мокрыми волосами и в полотенце, обернутом вокруг талии. Эмме стоило большого труда не запечатлеть его на камеру своего смартфона – пригодился бы образ для романа. Можно было бы списать каждую черточку или даже заказать арт у художника, так сказать, с натуры. Мысли девушки снова упорно плыли не в том направлении.

- Отличная идея, Эмма, - похвалил её Марк, - выглядит сексуально.

Раздеваться до конца она, разумеется, не стала. Сняла только штаны и футболку, маленькая хитрость – спущенные бретельки лифчика -  и темно-синяя простынь скрывает все лишнее и открывает нужное.

Решила, что достаточный эффект произведет её появление в простыне и оголяться полностью совершенно необязательно. Что там надумал себе Марк, она не знала, да и какое это имело значение? Пока нежная Багира будет делать из него отбивную, Эмма спокойно оденется и никто не заметит подвох.

- Чего-то не хватает, - Марк смотрел на неё и задумчиво тер подбородок. Девушка подошла к стоящему в углу зеркалу. Себе она сейчас сексуальной не казалась, скорее напуганной предстоящей ролью.  Да и бледные слишком худые плечи некрасиво торчали над плотно обернутой вокруг тела простыней.

- Давай обойдемся без засосов на шее, пожалуйста. Лето на дворе, - Эмма не сомневалась, что подобная мысль могла одним взмахом полупрозрачных крылышек влететь в голову этого ненормального.  

- А ты начинаешь улавливать суть, - обрадовался парень, как-то странно щурясь, - но я не о том. Ага!

Эмма прижимала к себе простыню и пятилась назад. Марк наступал. Она снова пятилась. Шаг назад. Еще назад.  Ладно, в любом случае, ничего он ей не сделает. Вечно пугает только. Девушка замерла в одном шаге от стены.  Марк подошел и ладонью растрепал её примятые после сна волосы.

- Отлично, а теперь губы покусай. С лицом испуганной школьницы ты её точно не впечатлишь, надо оставить следы, - в дверь позвонили, и парень сорвался с места, но не в сторону выхода, - черт, нет времени!

Её еще никогда не целовали так. Напористо, жестоко, до боли покусывая губы.  Эмма попыталась вырваться, но руки Марка не выпустили на свободу, прижимая к себе всё крепче. Сколько времени прошло с момента попадания в плен девушка не знала. Сейчас она не знала и не понимала вообще ничего, кроме неистовых прикосновений к губам, стирающих из головы все лишнее и нужное за компанию.

- Ударишь потом, -  парень отстранился от неё и весело подмигнул, как будто ничего не случилось, - Выйди через три минуты. Предлог придумай сама.

Дверь в комнату захлопнулась. Эмма несколько секунд стояла на месте, разглядывая латунную ручку, к которой несколько секунд назад прикоснулся Марк. Как и ручка, девушка сейчас хранила кусочек тепла его тела. Этот человек сведет её с ума, совершенно точно сведет. Когда-нибудь Эмма сможет предсказать его поведение? Вряд ли.

Она вновь подошла к зеркалу. Вид теперь был поистине впечатляющий. Волосы растрепаны, губы опухли от поцелуя, на щеках легкий румянец, дыхание сбилось – все это важно не растерять до триумфального появления.

***

Отсчитав три минуты с момента ухода Марка, Эмма прокралась к выходу из «жилого блока», как она окрестила три комнаты без черепов, и смогла четко расслышать, что происходит в «гостевом блоке».  Слава богу, полы не скрипели. В их старом маленьком домике её засекли бы еще на стадии «она открыла дверь из комнаты». Сейчас от Марка и пантерки её отделяла лишь приоткрытая дверь.

- Снежа, красавица моя, как я рад тебя видеть. Только есть одна проблемка, я жутко сейчас занят. Работы привалило, - мурлыкал своим противным ненастоящим голосом Марк.

- Бывает, зайчонок, но хоть кофе угости. А я для тебя придумаю что-нибудь интересненькое,  - послышался в ответ такой же мурлыкающий женский.  Оказывается Марк своей идиотской манерой говорить просто отражал её стиль общения.  Эмма же собрала все силы в кулак, чтобы не рассмеяться в голос. Зайчонок. Назвать так парня, живущего в окружении черепов, надо догадаться.

Вот он – момент триумфального появления. Идеальный. Но Эмма замерла на месте и не двигалась. Страх полностью парализовал её. Одно дело придумать гениальный план и совсем другое воплотить. На словах все выглядело просто. Сейчас же преодолеть себя и выйти в гостиную, разбить сердце этой пантерки (или какая там она кошечка), Эмма не могла. Просто не поднималась рука, нога и вообще тело отказывалось что-либо делать в этом направлении.  

«Да что ж я за трусиха? Какие мне после этого яркие впечатления?» - разозлилась на себя девушка и… решительно пошла обратно в спальню.  На полпути Эмма услышала истеричный крик все той же горе-Багиры:

- Там кто-то есть?  Марк,  у тебя другая?

Быстрые шаги стремительно приближались к двери, девушка ускорилась и вот-вот готова была нырнуть в спальню, как все остановилось. Шаги в гостиной по какой-то причине замерли.  Эмма тоже, так и не войдя в комнату. Там, снаружи, что-то происходило. Но что?



Татьяна Кошкина (Золотая Кошка)

Отредактировано: 10.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться