Между двух огней

Размер шрифта: - +

Глава 15. Кто ходит в гости по ночам, тот Эмма

Переступить порог чужого дома всегда немного странно. Ты словно попадаешь в другой мир, где тебя не ждали. Незнакомые запахи, непривычные цвета, неудобно расставленная мебель. Сплошные «не», которые сейчас каким-то невероятным образом обошли Эмму стороной. Этот дом не был пугающе чужим.  Она осторожно переступила порог и оглянулась по сторонам. Маленькая прихожая отделена арочным входом от гостиной. Странно, но пахло в доме свежераспиленным деревом. Новый запах для жутко дорогого освежителя воздуха?  Эмма разулась и вошла в большую просторную гостиную с камином, огромным персидским ковром и тремя, стоящими по кругу, мягкими диванами.  Взгляд скользил вдоль стен. Будь Эмма персонажем мультфильма, давно бы комично ловила свою челюсь в районе пола. Откуда?

- Хотите спросить, откуда у меня это старье? – Даниил повесил куртку на крючок в прихожей и вошел в комнату следом за девушкой. Она удивленно взирала на примостившийся в углу старый ламповый телевизор «Рекорд», рядом стоял очень проигрыватель для пластинок, точно такой же жил у родителей Эммы в гараже.  К нему прилагалась еще и целая стопка аккуратно сложенных пластинок. Но встретить его в гостиной босса, который может позволить себе купить самую дорогую аудиосистему очень неожиданно.

- Оно работает? – девушка удивленно посмотрела на шефа.

- Про телевизор точно сказать не могу. Никогда его не смотрел, но почему-то возил с собой сначала с квартиры на квартиру, а потом перевез и в этот дом. Проигрыватель работает.

Эмма с детства любила перебирать пластинки отца. Перед сном они выбирали одну из пластинок, ставили её, и маленькая девочка с голубыми бантами слушала трескучие сказки. Она не ждала каждый день «Спокойной ночи, малыши» по телевизору. Трескучие сказки про доктора Айболита и бременских музыкантов были намного интереснее мультфильмов. Их можно было слушать, закрыв глаза, и представлять героев по-своему. Ей было жутко интересно узнать, что лежит в коллекции Даниила Громова. Вряд ли там есть сказки, но стоит попробовать. Возможно, это раритетные альбомы The Beatles?

- Зря вы отпустили такси, мне лучше поехать домой. Неприлично ходить в гости в два часа ночи, - девушка достала из кармана толстовки мобильник и тут же поймала себя на мысли, что действует, как героиня, которую заманил в дом коварный соблазнитель. Она внимательно посмотрела на Даниила Сергеевича, который без кепки и куртки стал больше похож на себя, но остальной образ все еще делал его каким-то непривычным и странным.

- В этом доме достаточно свободных комнат. Ехать одной посреди ночи – опасно, а проводить вас я не могу. Зная Марка, ему вот-вот станет плохо. Не заставлять же охрану подставлять ему тазики.

Словно услышав призыв, в комнате появился тот самый коротко стриженный крепкий мужчина.

- Даниил, он в своей комнате, - отчитался охранник.

- Спасибо, Михаил. Идите на пост, я итак вас задержал.

Мужчина кивнул Даниилу Сергеевичу, глянул на девушку со сдержанным любопытством и вышел.

- Идемте, Эмма, я покажу вам комнату.

***

Девушка утопала в мягком матрасе, жутко приятное чувство, да и валяться одной на двуспальной кровати тоже здорово. Поза «звездочка» точно создана для неё. Эмма закрыла глаза и попыталась уснуть, но, как назло, после такого насыщенного вечера сна ни в одном глазу. Перевернулась на бок. Потом на другой. Бесполезно. Гостевая комната в голубых тонах казалась пустой и безжизненной. Да, чистая. Да, красиво обставленная, но холодная. Эмма попробовала завернуться в одеяло – бесполезно.  Повертелась еще немного и встала. Сон не шел, еще и пить хотелось. С трудом преодолев неловкость, она решилась отправиться на поиски кухни. Ранее  Даниил Сергеевич принес ей вещи Марка: футболку и какие-то спортивные треники, штанины которых пришлось закатать, чтобы не рухнуть с лестницы вниз.

В полутемных коридорах дома бродить было жутковато. Она не слышала никакого шума или голосов, чтобы понять, где находятся Марк и его отец. Может, оно и к лучшему, что её никто не видит. Желудок заурчал. Черт. Она толком не ела почти сутки. Организм решил устроить протест. Эмма жалела, что не поехала домой. Там она могла просто спуститься на кухню и тихо, чтобы не разбудить родителей, сделать себе пару бутербродов. В гостях самостоятельно лазить по холодильнику она не станет. Так нельзя.

Гостиная нашлась достаточно легко, в полутьме она с трудом разглядела три двери и хихикнула, в голову пришло незабвенное: «Направо пойдешь голову потеряешь, прямо пойдешь коня потеряешь, налево пойдешь и коня, и голову потеряешь». Коня у девушки не было, а вот терять голову не хотелось. Она и так с ней не слишком дружна, если еще и потеряется – быть беде.

***
Это была точно не кухня. Эмма, как завороженная смотрела на стены, вдоль которых тянулись высокие шкафы, заполненные книгами.  Библиотека, без сомнения. В центре несколько хаотично расставленных огромных кресел, в углу  рядом с окном – письменный стол. Она подошла ближе и заметила забытый на подоконнике недопитый бокал вина.
Воображение тут же нарисовало картину, как Даниил Громов стоит у окна, мягко сжимая пальцами ножку бокала, и смотрит на закат. Последние солнечные лучи золотым светом падают на его лицо и шутливыми проблесками играют с вином в бокале. Эмма ущипнула себя, отгоняя непрошенные мысли, и включила настольную лампу.  Взгляд как-то сам собой упал на раскрытую черную тетрадь.

- Эмма, что вы здесь делаете? – щелчок, и яркий свет резанул по глазам, девушка зажмурилась.

- Извините, я искала кухню, - пробормотала она, не зная, куда деть себя со стыда. Бродила ночью одна по чужому дому, чуть не взяла без спроса личную вещь. На что это похоже? Такое поведение точно заслуживает наказания.  Эмма открыла рот, чтобы оправдаться поисками воды, но желудок громко ответил на все вопросы. Щеки вспыхнули. Ну как так?



Татьяна Кошкина (Золотая Кошка)

Отредактировано: 10.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться