Между двух огней

Размер шрифта: - +

Глава 17. Литературная беседка

Дрожащими пальцами Эмма нажала на прохладную кнопку звонка.  Тихий жужжащий звук привлек внимание, заставил поднять голову вверх и взглянуть испуганным взглядом в камеру наблюдения. Что-то пискнуло и ворота открылись.

- Здравствуйте. Рад видеть вас снова,  - из небольшого строения рядом с воротами вышел её старый короткостриженный знакомый. 

- Добрый день, могу я увидеть Даниила Сергеевича? – спросила Эмма, предугадывая отрицательный ответ.

- Он запретил принимать посетителей и отвлекать его, - мужчина подмигнул, - но я ему позвонил.  Вы можете войти. Поднимитесь на третий этаж.

Её пустили. Эмма старалась унять безумное сердцебиение, пока шла по уже знакомой гостиной,  бледнела и краснела, пока поднималась по знакомой лестнице и окончательно испугалась, когда оказалась на третьем этаже.  Здесь она еще не была.  Витая лестница привела её в небольшую прихожую. Ручка двери была прохладной, но её ладони оказались еще холоднее. Собрав в кулак всю смелость, девушка вошла внутрь и замерла на пороге.

Даниил сидел за…гончарным кругом. Ногой нажимал на педаль, придавая скорости, длинными пальцами медленно формировал податливую глину. Несколько секунд она, как зачарованная, смотрела на мужчину. Волосы забраны назад, плотная тканевая повязка мешает выстриженной челке попасть в глаза. Руки. Они мягко прикасаются к глине, точно там, где нужно, чтобы мягкий материал принимал форму изогнутого графина.

- Здравствуйте, Эмма. Что-то случилось? – он спросил, не отвлекаясь от наблюдения за серой мягкой глиной.

Девушка стояла на месте и удивленно вглядывалась в мужчину, не в состоянии сказать ни слова. Опять, все вышло точно, как с тем танцем.

- Я не знаю, - ответ теперь был точно невпопад. Сначала сделала – потом начала разбираться. Это было необычно и ужасно пугало. Она держала в руках пирог, смотрела на Даниила Сергеевича и боролась с желанием его обнять.  Радость заполняла всё вокруг. Это конец.

Круг остановился. Серая глина замерла, оставшись лишь тенью неслучившейся красоты. Эмма стояла в дверях и боялась пошевелиться. Она дождалась, пока мужчина дойдет до умывальника, смоет с рук глину и, небрежным жестом освободив волосы от повязки, подойдет к ней.

- Эмма, что вы здесь делаете?

- Я не знаю, - продолжала повторять она.  Он несколько секунд рассматривал напуганную девушку, судорожно прижимающую к себе помятый пакет. Эмма понимала, что это всё. Сейчас сердце окончательно вырвется из груди, пирог превратится в лепешку, а Даниил отравит её писать заявление об уходе.

- Вы это мне принесли? – мужчина протянул руку и Эмма, как зачарованная, передала ему пакет.

- Да. Вас очень долго не было, я думала, что  с вами что-то случилось. Марк мне ничего не говорил. Решила проверить, все ли с вами в порядке, - девушка больше не смотрела на него, пристально изучая пол.

- Я взял отпуск. Извините, что не предупредил. Думал, Марк расскажет.

 - Он не говорил, - Эмма постаралась скрыть удивление. Но как можно было что-то скрыть, когда на тебя смотрят эти глаза, прожигая насквозь?

-  Давайте поговорим в библиотеке, - мужчина открыл перед ней дверь.

***
Короткая дорога от мастерской до библиотеки подарила Эмме те бесценные секунды, которые порой требуются, чтобы привести в порядок мысли. Она все придумала. Идеальный план.

- Извините, что отвлекла вас в отпуске, - произнесла Эмма, отпустившись в глубокое кресло. Почти, как на работе, их разделяет стол.  -  Вам принесли пирог, и я  не знала, что с ним делать. Решила отнести вам. Он может испортиться, - она аккуратно опустила на стол сверток.

-  Спасибо, обязательно попробую. От кого подарок? – шеф говорил, а Эмма чувствовала. Да, что бы она ни ответила сейчас, он уже знает, кто приготовил этот пирог.  Ответ в загадке с самого начала не имеет никакого значения. Важен процесс.

- Не знаю, записки не было, - продолжала свою заведомо неудачную игру девушка.

- Что ж, выясним. Мне чаще дарят дорогой коньяк, Эмма, чем пироги, даже если они невероятно пахнут сыром, - он заглянул в пакет, вдохнул исходящий из него запах и слегка улыбнулся. Внутри стало тепло-тепло, как будто Эмма прижимала сейчас к груди этот самый  пирог.  – Как продвигается ваша книга?

Вопрос застал девушку врасплох. Как объяснить, что последнюю неделю никак не продвигается, потому что автор сходит с ума? Ну и при этом, конечно, не потерять работу.

- У меня творческий кризис, - щеки вспыхнули против воли, идеальная отмазка превратилась в ничто.

- Печально, мне даже стало интересно, чем кончится эта история.

Эмма, уже несколько минут упорно изучавшая столешницу, вздрогнула и удивленно посмотрела на босса.  Он что, читает её книги? Серьезно читает? О нет. Краска мгновенно схлынула с её лица. Романтика, восемнадцать плюс, образ босса она тоже использовала в книге. Нет, не  делала его прототипом, просто взяла какие-то детали, например, её главный герой тоже сварил кофе своей подчиненной.  Хотя всем остальным он был больше похож на Марка, чем на Даниила.  

- Вы…вы читаете?

- Эмма, успокойтесь. Ничего ужасного вы не написали, - он задумался и посмотрел куда-то в бок, - ладно. Я хотел сделать это иначе, но раз обстоятельства сложились, - мужчина что-то взял в ящике стола и положил перед девушкой толстую красную папку. – Это вам.

- Что это?- она смотрела на неё, как на бомбу замедленного действия. Хотя, что страшного может быть в простой папке? Наверное, ничего. Разумеется, если это не… - Мой роман!

Эмма открыла папку и увидела знакомые страницы той самой книги, которую так и не приняло ни одной издательство. Пометки на полях, комментарии мелким почерком. Все было исписано. Шеф вероломно снял ксерокопию с книги, прежде чем вернуть её хозяйке.



Татьяна Кошкина (Золотая Кошка)

Отредактировано: 10.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться