Между двумя мирами

Размер шрифта: - +

Глава 2.4. Испытание на стойкость

«Бояться надо не смерти, а пустой жизни.»

© Бертольд Брехт

«Знаете, помочь можно только тому, кто готов принять помощь.»

© Джоджо Мойес «До встречи с тобой»



      Я открыла глаза, но ничего перед собой ничего не увидела. Была такая темень, хоть глаз выколи. Чувствовался запах сырости и чего-то еще, пока не поняла. Железо вроде, причем, запах очень сильный, словно невидимое облако окутало меня с ног до головы.
      Я нашарила руками стену, как оказалось, она была из больших каменных блоков и весьма неприятная на ощупь, на ней нащупалась какая-то жидкость. Что бы это ни было, мне это не нравится. Жидкость эта холодная, от прикосновения к которой у меня мурашки по коже пробежались, и запах железа и ржавчины только усилился. От этого у меня закружилась голова, я совершенно не понимаю, что происходит и где нахожусь. Кругом сплошная темнота и отвратительный запах, от которого меня тошнит, а еще очень тихо, я буквально слышу свое дыхание. Так как я проникла в сознание Ирии, то ожидала увидеть какой-нибудь радужный и светлый мир, где всегда голубое небо, где ярко светит солнце и зеленая трава с полями, наполненными цветами. Но ничего даже близкого к моему представлению не оказалось. Неужели я настолько плохо знаю свою близкую подругу, что мои предположения оказались неверными.
      Но делать нечего, надо найти Ирию, я ведь здесь, чтобы помочь, хотя и не спрашивала, нужна ли ей вообще помощь. Но судя по тому, как она кривила лицо и вся съежилась, явно что-то шло не так. Опершись одной рукой о стену, а другой о пол, тоже, кстати говоря, с каменной кладкой, я поднялась и пошла куда-то вдоль стены. Почему-то только сейчас я почувствовала, что на мне вовсе не форма из Академии, а какая-то накидка с капюшоном поверх, видимо, костюма, и тяжелые ботинки, на которых брякали при каждом шаге цепочки. Да что вообще происходит?! Обстановка начала меня напрягать и нервировать, ибо куда я иду, где нахожусь и где хоть кто-нибудь из живых? Но только я подумала, что кто-то же должен находиться хотя бы за стеной или где-то далеко впереди, как вдалеке замелькал огонек. Он-то и заставил меня ускориться с обычного неспешного шага до бега.
      Приблизившись, я увидела, что это не какой-то там огонек, а некий силуэт в черной мантии держит в руке факел и оглядывается, словно кого-то ищет. И как только неизвестный посмотрел в мою сторону, я встала, будто окаменела. Сама не знаю, почему внезапно остановилась, ведь лица я не видела, тень от капюшона и от недостатка освещения не давали разглядеть незнакомца. И он двинулся в мою сторону уверенными и тяжелыми шагами, такая же цепь побрякивала и на его ботинках.
      Этот некто все приближался, а я не знала, что мне делать, бежать прочь от него или к нему? Я совершенно не чувствовала его ауры, свою силу он прятал хорошо, даже присутствия не ощущалось. Зато слышимость шикарная, звон цепей эхом разносился по помещению. Я сжала кулаки и двинулась вперед, пытаясь не казаться напуганной. Расстояние между нами стремительно сокращалось, что я сомневалась в каждом своем шаге. А когда расстояние сократилось до пары метров, неизвестный некоторое время постоял напротив меня, а затем зажег факел на стене, чтобы стало посветлее, и зафиксировал свой источник света рядом с только что зажжённым и скинул с себя капюшон.
      Я немного удивилась, но это оказалась девушка! Она мне показалась знакомой, вот только я не могла понять, кого же мне напоминает. Ее волосы были короткие, чуть ниже подбородка, закрывали уши, челка была настолько длинной, что почти перекрывала глаза, цвет, кстати, такой же, как у меня, только более темный, даже ближе к черному, а лицо ее поперек перекрывал огромный шрам, который словно длинными лучами заходил на губы, нос и щеки. Какие-то остальные цвета я не рассмотрела, слишком темно.
      — Где мы? — Сглотнув, спросила я, скрестив руки в замок, а моя собеседница равнодушным взглядом посмотрела на мои пальцы:
      — Вам нужно руки вымыть.
      — Что?
      Я поднесла руки ближе к свету и поняла, что за жидкость была на стенах, и что за запах я чувствовала: это была кровь. Но откуда ее было так много?!
      — Да что это за место?!
      Я начинала нервничать все больше и больше, а мое хладнокровие испарялось с каждой секундой. Как вообще можно сохранять спокойствие, когда на твоих руках чужая кровь? Да, может, и не ты кого-то убил, но само ощущение, что ты прикоснулся к чему-то неприятному заставляет поежиться.
      — Пройдемся, — холодно сказала незнакомка. — Глава будет удивлена подобному визиту, однако вряд ли воспротивится.
      Девушка взяла факел обратно в руки и, развернувшись, пошла к тому входу, откуда пришла. Я двинулась за ней, но сильно сомневалась, стоит ли следовать за ее силуэтом, ибо знать не знаю, кто предстал передо мной.
      Мы шли молча, слышны были лишь звуки шагов, когда ноги ступали в лужу крови. Я почти шарахалась от этих звуков, из-за чего вызвала недовольство со стороны моей молчаливой спутницы в виде презрительно сверкнувших глаз в свете огненного пламени. Безусловно, я ей явно пришлась не по вкусу, однако мне она тоже не особо-то и понравилась, больно уж отстраненной она мне показалась, будто язык проглотила. Но это и не важно, моей главной задачей было найти Ирию и посмотреть, как с ней обстоят дела, может, мое вмешательство и вовсе не нужно. В принципе, зря я об этом не подумала раньше, Ирия ведь умная и способная девушка, которая вполне могла бы дать отпор в случае опасности. Уж как она владеет своими любимыми кинжалами! А как искусно она с ними обходится! Это же заглядеться можно. Я так несколько раз на тренировках с настоящим оружием пропускала удары и получала ранения.
      Пока мы шли, я задумалась о том, как буду выбираться, если помощь не понадобится, но, к сожалению, я так сильно ушла в себя, что случайно врезалась в спину ведущей меня девушки, которая резко остановилась.
      — Ирия! — Позвала та мою подругу, прикрепив факел к стене, тем самым открыв меня всем присутствующим. — Это не чье-то проникновение, всплеск магии и это нечто.
      Как грубо! Да кто она такая и что себе позволяет?!
      Я сжала руки в кулаки и готова была возразить, как от большого костра в центре залы один из присутствующих поднял голову и развернулся, а затем скинул с себя плащ и добродушно улыбнулся:
      — Айша! — Ирия, используя быстрый шаг, тут же оказалась около меня и схватила за запястья. — И правда ты! Вот это новость! Как ты тут оказалась? Тебя что, теперь двое? Решил живого клона себе сделать? Умно, умно! Будешь буквально в двух местах одновременно, как классно!
      Что-то я совсем потеряла нить разговора.
      — В смысле двое? — Я оторвала взгляд от подруги и взглянула на все помещение: здесь было около десяти магов, судя по ауре, исключая меня, Ирию и ту девушку, что привела меня сюда, но я нигде не видела своего двойника, так как все поснимали капюшоны, под ними оказались совершенно незнакомые мне существа.
      — И так сойдет! — Ирия отпустила меня и решила вернуться обратно к костру. Видимо, я прервала какой-то обряд. Но, если честно, я вообще не понимаю, что здесь происходит!
      Что за мрачное, сырое и противное место, похожее на какую-нибудь тюрьму в давние века? Откуда в коридорах так много крови? Почему нет никакого нормального освещения? У них что, проводка сгорела? Электричество отменили и запретили? Что за средневековье, в конце-то концов?!
      — Айша, присоединяйся быстрее, мы уже начали! — Приказала Ирия, вернувшись на свое место, а остальные развернулись обратно к огню и подняли руки к потолку и что-то дружно зашептали.
      Это напоминает мне либо секту, либо ритуал. Впрочем, никакой из вариантов мне не нравился.
      Я подумала, что приказ подруги значился мне, поэтому сделала шаг в сторону всей процессии, но остановилась, когда оставшаяся девушка заняла свое место рядом с Ирией, перед этим демонстративно сняв капюшон. То, что я увидела, повергло меня в оцепенение: я увидела себя. До меня дошел смысл всех сказанных Ирией слов, что напугало сильнее. От вида моего же лица меня передернуло и внутри все сжалось. Я отказывалась верить в увиденное, не хочу видеть себя в таком состоянии!
      Попытавшись успокоиться, я вдохнула и выдохнула, и так пару раз, вроде немного отпустило. Нет, это не я! И дело не в том, что я почувствовала себя лишней, хотя это тоже имело место быть, однако та девушка была так изуродована, что мне стало страшно от одного только ее вида. Когда лицо было скрыто, все не выглядело так пугающе. А сейчас я была в замешательстве, ибо даже не знала, как нужно реагировать: посочувствовать или ужаснуться? Я и обычно-то жалость не проявляю, стараюсь не щадить даже себя, а тут ты смотришь на свое живое отражение.
      Я смутилась того, что увидела, поэтому решила затаиться в самом темном углу залы, где продолжалась вся процессия. Меня напрягали постоянные выкрики на непонятном мне языке, ибо это был далеко не магический, а эти тени, что отбрасывал огонь на пол и стены плясали в таком жутком танце, будто окружающем тебя и поглощающем, что изрядно меня подкашивало и валило с ног. Я знаю, что подобным меня не напугать и не сломить, мол, подумаешь, тени, они же тебя не убьют, но тут давила сама атмосфера. В зале было неприятно находиться, все не освещено, тускло, чувствуется запах сырости и крови, от стен буквально веяло холодом.
      По моей коже пробежались мурашки, и я хотела растереть руки, но вспомнила, что на ладонях по-прежнему имеется чья-то кровь, поэтому воздержалась от своего желания.
      Все длилось долго, что у меня затекли ноги стоять, и я присела на корточки, но так мне стало более неудобно и пришлось снова встать. Я хотела все это прервать, мне надоело созерцать эту странную картину и слушать крики, порой переходящие в визги. Надо срочно хватать Ирию и бежать в спокойное место, у меня к ней важный разговор. Пора вправить ей мозги, а то вдруг все зайдет слишком далеко.
      Но только я двинулась к подруге, как все резко замолчали, а Ирия заговорила властным и уверенным голосом:
      — А теперь настала пора показаться виновнику торжества! Пусть же его встретят в Разделителе миров и примут как самого послушного и верного создания, что когда-либо гулял по столь страшному месту, как наша земля! — Она положила руку на рычаг, который все это время находился по правую руку от нее, я даже не заметила, оказывается, и резко опустила один из них.
      Все отошла на пару шагов назад и подняли головы к потолку, когда тот приоткрылся, словно ставни, но находились они ровно над кострищем. Я тоже перевела взгляд наверх и ахнула, теперь меня пробила дрожь, и я не готова была двигаться с места, хотя была в двух шагах ото всех. Ирия одобрительно, но в то же время как-то по озлобленному улыбнулась и стала медленно опускать другой рычаг, который опускал кричащего, молящего отпустить, плачущего, грязного, раненного и испуганного мага! Мне стало до того противно, что тошнота подкатила к горлу, и я еле сдержалась, чтобы мне прямо сейчас не прочистило желудок.
      Это было ничто иное, как самое настоящее жертвоприношение! Какой ужас! Моя подруга слишком добра, чтобы причинить вред живому существу!
      — Да мать моя шинигами, что вы делаете?! — Завизжала я, привлекая к себе всеобщее внимание.
      Я не могла смотреть на страдающего мага, но хотела ему помочь. И я помогу, если никто не будет сговорчив, то придется пустить в ход силу.
      — Вы же его убьете! Зачем?!
      — Мы ему помогаем, — Ирия удивилась моим крикам, по ее мнению, я испугалась за чью-то жизнь необоснованно. — Так он исцелится и будет свободен! — Снова надавила на рычаг, отчего несчастный с каждой секундой приближался к обжигающему огню.
      В этот раз я преодолела расстояние быстрее, ибо использовала быстрый шаг, позволяющий перемещаться мгновенно, и схватилась за злосчастный рычаг, тем самым оттягивая гибель бедному магу.
      — В смысле исцелится?! Вы его в жертву приносите! Ирия, опомнись! Что ты делаешь? Остановись! — Я потянула рычаг в обратную сторону, но подруга восприняла мои слова в штыки и стала тянуть двигатель вперед, как и было изначально задумано.
      Я совершенно не узнавала свою Ирию, с которой выросла, с которой почти каждый день проводила вместе: мы играли, ходили друг к другу в гости, друг у друга ночевали и обменивались секретами, а став взрослее тренировались, учились, ходили на различные мероприятия. Я знаю эту девушку как облупленную, начиная от любимого цвета и заканчивая фобиями и страхами, знаю, куда нужно надавить, чтобы ее расстроить и что сделать, чтобы порадовать, как отвлечь от грусти и рассмешить. Но та Ирия, что стояла передо мной — не моя Ирия. Это совсем не тот маг, который вырос со мной, который заботился обо мне. От этого мне стало больно, в сердце неприятно кольнуло, а внутри все сжалось.
      Моя Ирия такая добрая и милая, всем улыбается, готова прийти на помощь, даже может пожертвовать чем-то своим, лишь бы другим было хорошо. Она не боится порой выглядеть глупо и нелепо, скорее посмеется над собой и забудет. Она такая светлая, с чистой душой, никогда бы не причинила боль и страдания кому-либо. А то, что вижу сейчас я, просто не укладывалось в голове. Ирия и убийство никак не вязались, настолько эти понятия различались.
      Я с силой потянула рычаг обратно, не давая совершить Ирие ошибку, о которой она потом обязательно пожалеет. Очнись, пожалуйста, ты ведь не такая! Я же хочу как лучше, я же пытаюсь тебе помочь!
      — Отпусти, ты мешаешь! Кто-нибудь, схватите ее! — Проорала приказным тоном Ирия.
      Нет, это не Ирия, это какая-то другая девушка, говорящая голосом моей лучшей подруги.
      Я стиснула зубы и вцепилась в рычаг, но меня оттянули все присутствующие и приставили кинжал к горлу, дабы я не двигалась. А незнакомка продолжила добивать свою жертву. Мои крики о прекращении убийства остались проигнорированы, словно меня никто не слышал, а я кричала в пустоту. И когда жертва начала погибать, я не могла смотреть на это, и предприняла более усердную попытку выбраться, чем просто пытаться донести весь абсурдный план жертвоприношения до этих сектантов. А ведь мы и правда говорили словно на разных языках.
      Я зубами вцепилась в лезвие кинжала и начала дергаться, держащие меня не ожидали такого, а потому не знали, как меня утихомирить, кроме как сдавливать мне руки и заламывать за спину, дабы обездвижить. Держащий оружие растерялся и на секунду выпустил рукоять оружия. Этого мне хватило с лихвой, чтобы мотнуть головой и выплюнуть кинжал в противоположную сторону, стараясь закинуть его как можно дальше. И как только он попал под слабый свет висящего на стене факела, я увидела, что это просто мог оказаться какой-то нож, это был один из кинжалов Ирии, который специально для нее когда-то давно сделал глава семьи Контраст, ее отец. Как она могла отдать изделие отца постороннему?! Она же так дорожила и гордилась своим оружием, что оно такое единственное в своем роде!
      Слишком много открытий за последние несколько часов, которые меня изрядно помотали и подкосили, они также вызывали во мне бурный поток ярости, который я уже не могла сдерживать, а потому хотелось его высвободить. А в таких желаниях я себе не отказываю, когда ситуация позволяет.
      Меня обуревала такая злость, обида и отчаяние, что я помню отрывками, что произошло; вроде бы я смогла рывком выбраться от держащих меня магов, освободив ауру, у меня получилось аж отбросить их в разные стороны, я убедилась, что семейное кольцо, позволяющее использовать огненную магию, все еще на мне, и воспользовалась им, превратив кольцо в посох и обратив весь огонь в комнате в свое орудие, перекрыв выход; окон не было, эта комната напоминала то ли подвал, то ли тюрьму, хотя я уже не уверена, что есть какая-либо разница; кого-то я отрубила, задев огнем, давая языкам пламени съесть свою очередную жертву, кто-то отключился после того, как я высвободила свою ауру, и тот ударился о камни; но я точно помню, что заключила Ирию в огненный круг, где она сидела, закрывая уши руками и что-то бормотала, на ее лице красовался испуг, больше она не выглядела так уверенно, а вся властность исчезла. Мантия с нее немного сползла, позволяя теням от огня спадать открывшуюся кожу.
      Я присела рядом с подругой, она вся дрожала, кажется, теряла самообладание, ибо ее взгляд был направлен в никуда, словно смотрит сквозь предметы, а из глаз лились слезы. Сердце сжалось при виде Ирии в подобном состоянии.
      — Ирия, — я позвала ее, и она посмотрела на меня, словно запуганный зверек. — Я хочу помочь тебе. Спасти тебя. Я вижу, ты нуждаешься в этом, — и протянула ей кинжал, ибо он должен быть у хозяйки.
      — Я хотела помочь, — бормотала она, взяв оружие и прижав к груди, она расплакалась сильнее. — Я всю жизнь хотела помогать другим, хотя и понимала, что всем не помочь! Я хотела как лучше, хотела дать исцеление…
      — Жертвоприношение, что означает убийство, а это все смерть, и ты совершала его с помощью оружия, но отчего-то твой кинжал был не при тебе, — я простроила цепочку, которая связывала все воедино, создавая полную картину, и которая поможет Ирие освободиться от оков сознания, в которые она сама себя заперла.
      Ирия вновь подняла на меня красные от слез глаза и через силу улыбнулась, хотя я видела по ее взгляду, что своими словами облегчила пребывание здесь. По ней стало заметно, что до нее дошло, что все происходящее нереально, все вымысел, и в реальности этого можно не допустить.
      — Ты настоящая, — она протянула ко мне одну руку и коснулась пальцами моей щеки, и накрыла своей ладонью ее, и кивнула с улыбкой на губах.
      — Пора просыпаться, — прошептала я.
      Все пылающее помещение начало терять свои краски, и мир стал становится серым, все темнело, а погружалась в очередной раз во мрак, готовясь последовать в реальный мир следом за Ирией.



Aisha Shtein

Отредактировано: 12.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться