Между двумя мирами

Размер шрифта: - +

Глава 1.1. Все мы родом из детства

      — Мы еще когда-нибудь встретимся?
      — Конечно, — улыбается мальчик так, что становятся видны клыки как у хищника, своей улыбкой он пытается меня подбодрить, чтобы я не грустила и не думала о нашем долгом расставании негативно.
      — Обещаешь?
      Он протягивает мне мизинец и все так же лучезарно улыбается, заражая меня позитивом, хотя по его глазам можно сказать, что в них нет радости, лишь печаль. Мы оба не хотим прощаться, но ничего от нас не зависит, ему нужно уехать вместе с родителями, потому что они переезжают в другой город. Но я надеюсь, что пройдут годы, и мой друг вернется.
      — Возвращайся скорее, — говорю я и тоже протягиваю свой мизинчик. Моя рука чуть меньше его, и это так мило смотрится со стороны, наши пальцы перекрещиваются, и мы киваем друг другу. Последний раз смотрим друг другу в глаза, одариваем ободряющими улыбками, через которые грусть так и хотела вырваться.
      Я лишь стояла и смотрела вслед своему лучшему другу, что уходил домой собирать вещи и готовится к переезду. Его виляющий темный лисий хвост не болтался как обычно, когда мы вместе играли, а опущено свисал, лисьи ушки тоже были прижаты к голове, сам он ссутулился и засунул руки в карманы бридж, я никогда прежде не видела таким скованным Рейниста. У меня было больше желание догнать его, обнять напоследок, ведь неизвестно, когда мы снова увидимся, но так и не решилась на это, я как была застенчивой, такой и осталась.
      — Прощай, — сказала я в пустоту, когда Рейнист пропал из поля моего зрения. Да, грустно, но я обязательно покажусь в будущем ему сильной девушкой, такой, какой не была никогда. Хочу изменится ради него, мои детские мечты казались мне такими забавными, но я упорно их достигала, пусть это и было тяжело.
      Домой я вернулась почти сразу после прощания с Рейнистом, но мое плохое настроение сразу заметила тетя и стала лезть ко мне с расспросами. Отвечать на них я, конечно же, не собиралась, что-то мне было совсем не до разговоров, даже с любимой тетушкой Мелиссой. Странно, я маленький ребенок, и должна радоваться многим незначимым мелочам, а уже начинаю загоняться на взрослые какие-то темы. Мне проще было уйти к себе в комнату, закрыться в ней, выйти на небольшой балкончик, сев на перила и облокотившись о каменную стену дома. Наблюдая за водопадом, вид на который мне открывался с балкона, я отключалась от окружающего меня мира, очень уж нравилось смотреть на природу.
      Особняк, принадлежащий моему клану, находился на окраине столицы магического мира, поэтому, вместо прочих домов и многоэтажек, нас окружал лес и старая гора, с которой спадал мощный поток воды. Я никогда не ходила к водопаду, но вид его мне ужасно нравился, я не могла оторвать взгляда. Хотя такая мания к воде, возможно, из-за того, что в моей семье все владеют водной стихией, а я просто не исключение, но мои способности пока что не пробудились, как и крылья! Иногда прорези на спине болят, чем вызывают неприятные ощущения. Мне говорили, что так растут крылья, и это абсолютно нормально, естественный ход вещей, что в этом такого? Но это так больно! И сегодня немного побаливают разрезы на спине, но терпеть можно, не смертельно.
      Я проводила так долгое время, сидя у себя в комнате, изредка показываясь маме, что да как с моими будущими крыльями. Но так прошел буквально год, а потом меня стали готовить к школе и прочим вещам, необходимым в будущем. Мама решила первая взяться за мои тренировки, обучая водной магии. Вода мне нравилась, я быстро установила с ней «контакт», начиная постигать азы. Поначалу тренировки длились по полчаса в сутки, медленно увеличиваясь во времени судя по успехам, но параллельно меня решили сдружить с кем-нибудь из юных магов, чтобы в дальнейшем у нашего клана были связи на стороне. Вот лишь бы им меня запрячь, как лошадь! Но я была частично не против, потому что после Рейниста найти друзей так и не удалось, а тут такой случай представился, жалко будет им не воспользоваться.
      Моя милая мордашка лезла куда только можно, я была настолько общительным и жизнерадостным ребенком, что быстро смогла найти новых друзей, вот только при знакомстве я не ожидала, что позже они сбегут от меня с криками и воплями о помощи. Моей хорошей подругой стала смертная девочка Эрил Пайрон, напоминавшая мне куклу с витрины магазина. Светлые волосы и глаза, пухленькие губки и щечки, и такое же светлое одеяние. Ее платья с красивыми рюшами мне очень нравились, я даже немного завидовала. Однако я не говорила Эрил о своем происхождении, испугалась, что она станет обзывать меня монстром и убежит. Но, может быть, надо было раньше ей во всем признаться?..
      Пролетел еще год, в семилетнем возрасте у меня начали прорезаться крылья, это почти как зубы, только в несколько раз больнее. Боль была настолько сильной, что я не могла шевелиться, долгое время пришлось проваляться в кровати, однако терпеть всю колющую и режущую боль в спине было просто невыносимо! Мой крик слышали за дверью моей комнаты, пытались успокоить, говоря, что все скоро пройдет, но несколько дней боль проходить не хотела. Ощущение, что тебя режут, пытались всячески ослабить, но магов, специализирующихся на медицине в нашей семье не было, так что толку от помощи клана не наблюдалось, поэтому я решила изучать еще лекарскую магию, чтобы от меня была хоть какая-нибудь польза.
      Крылья. Мои собственные настоящие крылья. Казалось, я давно так сильно не радовалась. Крылья еще малы как и я сама, но на них уже были крохотные перья и скелет формировался постепенно. Летать пока что мне не удавалось, я бы не выдержала свой собственный вес, но все равно чувство восторга меня не покидало. Правда, через пару дней после того, как крылья стали видны, меня стали обучать их прятать с помощью магии, конечно. Я не понимала для чего эта необходимость, но видела, что все в семье их прятали. Мне объясняли, что за нашу клановую особенность нас могут убить, поэтому, чтобы избежать потерь и не нужных драк, все их прячут. В детстве я не придавала этому значения, но позже эта информация мне пригодилась.
      — Это так здорово, семпай! — Воскликнула я, захлопав в ладоши.
      Джулия Портман показывала мне магические трюки с ветром, упражняясь с ним почти как профессионал. Точнее я так думала, поскольку мы были маленькими детьми. Нас с Джулией познакомили родители, она для меня была дочерью маминой подруги, но мы не видели в этом препятствий, поэтому стали общаться, а вскоре и подружились. У Лии, как сокращенно я ее называла, была способность к магии воздуха, поэтому ее обучали только такому волшебству, а каждый новый прием она спешила показать мне, похвастаться. У меня же рука не лежала к этому виду магии, моя специальность была вода, и я старалась повышать свой навык в этой среде. Тренировки давались мне все труднее и труднее, а родители относились ко мне строго, но отступать я не собиралась, наоборот, все замечания я стремилась преобразовать для себя в хороший урок и запоминать, где у меня были проколы, чтобы все исправить.
      — А как твои тренировки? — Спросила Джулия, присаживаясь рядом со мной на траву под дерево. Мы здесь раньше часто играли с Рейнистом, а потом я привела сюда Лию, позже Эрил.
      — Трудно сказать, — вздохнула я. — Магию так сложно изучать, я выматываюсь на тренировках.
      — Это тебя еще в школу не отправили, — усмехнулась Джулия.
      Она была старше меня на год, поэтому уже училась в первом классе, хоть сейчас и отдыхала от школы на каникулах. Лия жалуется, что изучение школьной программы слишком тяжело, проще практиковаться в магии и оттачивать навыки. Я же не понимала ее, наверное, потому что обучалась пока что на дому и не ходила в школу, но мне бы хотелось поскорее начать другую учебу. Мы с Джулией не понимали друг друга только в этом, в магии наши вкусы же почти во всем совпадали. Мы умели видеть красоту в чем-то простом и обыденном, находить ее в природе, в суетливой жизни города, в погодных условиях и прочем. Мы любили смотреть как падают капли дождя, разбиваясь о землю, наблюдать за падающими снежинками и рассматривать их, подставлять лицо солнцу и ветру, лежать на траве и смотреть на проплывающие облака, соревнуясь, кто найдет силуэт лучше.
      Джулия была потрясающей, умела располагать к себе, из-за чего я быстро к ней привязалась, но, чем старше мы становились, тем сильнее отдалялись друг от друга. Детские прочные узы оказались не такими прочными и жизнь впоследствии нас раскидала, оставив от нашей дружбы лишь воспоминания.
      Но Джулии я не боялась показать крылья или свое владение магией, а показав все Эрил, я почувствовала себя пустой внутри.
      — Монстр! Ты чудовище! Не подходи ко мне! — Кричала Эрил, срывая голос и отходя от меня, и смотря с таким ужасом в глазах, будто увидела страшного призрака.
      Мне было так обидно и больно, что по моим щекам стали стекать слезы, ее крики резали меня по живому, но раны не затягивались. Я всего лишь решила раскрыть все карты перед подругой, думала, что она поймет меня, а на деле все оказалось не так. Я никогда не чувствовала себя такой беспомощной, особенно перед человеком, но ничего не могла с собой поделать. Я плакала навзрыд, закрывая руками лицо, и не видела, что Эрил уже успела убежать, оставив меня одну.
      Я кричала и плакала, но никто не мог помочь мне, душевная боль проходит долго, если с ней не смириться. Кажется, в этот момент я повзрослела и поняла, что люди все же отличаются от других существ. Никто из магов не стал бы осуждать или оскорблять другого, просто потому что не похожи друг на друга. Видимо, люди судят по отличительным признакам и делают по ним выводы. Как это не правильно!
      Но по возвращению домой меня ждал еще больший шок. Особняк моего клана горел, ограда была поломана, окна выбиты в некоторых местах. Перед главным входом несколько неизвестных мне магов прижали к стене прислуг, которые пытались защитить дом, хотя и защищать уже было почти нечего. Я не видела никого из своей семьи и невольно подумала, что они погибли! Как я могла не заметить дым от огня раньше?! Почему моя голова была забита несущественной проблемой по сравнению с этой?! Я начала плакать сильнее и закричала от безнадежности своего положения. Нужно что-то сделать, но я еще не могла защитить даже себя!
      Мой крик был услышан, кто-то звал меня по имени. Такой тихий, спокойный, умиротворяющий голос, но я не понимала, кому он принадлежал. Я обернулась на звучание своего имени, вытирая слезы и размазывая их по лицу, но меня тут же окутал белый свет.



Aisha Shtein

Отредактировано: 12.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться