Между мирами

Font size: - +

Глава IX. Без надежды на спасение

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ЯНТАРНОГО ДНЕВНИКА.

В комнате Люси было много книг различных жанров. Я постоянно что-то читал, действительно пристрастившись к этому, несмотря на то, что раньше я таким совершенно не увлекался. Во многих из них описывались заклинания, используемые демонами, я даже выучил парочку, хотя, конечно, не смог бы их применить, не имя магической силы. Другие принадлежали авторам из нашего мира, я впервые прочёл «Евгения Онегина» и «Героя нашего времени», а также несколько стихотворений Баратынского и Фета. 
– Наверное, скучно сидеть здесь всё время? – как-то однажды спросила Люси, когда мы в очередной раз пили чай и обсуждали одну из книг, прочитанных ею уже давно, а мною только сейчас. – Быть может, для разнообразия слетаем в твоё настоящее, в мир людей? 
– Было бы неплохо, – ответил я, и правда устав от однообразной комнаты. – Но разве тебе можно идти в мир людей? 
– Можно, – ответила она, ни на секунду не замявшись.
– Тогда почему ты сидишь тут, а не живёшь с людьми? – удивился я. – Тут же очень уныло в одиночестве, разве нет?
– Уныло, – так же бездумно бросила она. – Но в мире людей я жить тоже не могу, мне страшно. В вашем мире есть такие ужасы, которые тебе и не встречались. 
– И какие же ужасы? – не веря и воспринимая как шутку, поинтересовался я.
– Слишком сложно объяснить, люди с таким никогда не столкнутся, так что не забивай голову, – отмахнулась Люси. – Но дело не только в этом, вообще-то. Заточение в Бездну – моё наказание, поэтому я привязана к этому миру, моя собственная сила почти на нуле, я могу использовать лишь силу Бездны. Попади я в человеческий мир одна – меня растворит. Чтобы функционировать там, мне нужен проводник, коим являешься ты. Тот контракт, который мы заключили, был нужен для того, чтобы привязать твою энергию к моему телу, иначе я бы не смогла отправиться спасать твою маму. 
– Я ничего не понимаю и не делаю, но помогаю тебе? – с удивлением переспросил я.

Всё новые и новые подробности открываются в течение наших разговоров. Кажется, что Люси выдаёт мне информацию дозированно. Я, конечно, понимаю, что она прожила в десятки раз больше лет, чем я, но иногда устаёшь от обращения с собой, как с ребёнком. Хочется чувствовать себя равным ей, а получается, что рядом с тысячелетним демоном я какое-то необразованное дитя. Это ощущение всё время давит на меня.  
– Можно и так сказать, – улыбнулась Люси. – Что ж, пора в путь. 
– Подожди, расскажи мне! – настаивал я. – Какие опасности в нашем мире? Раз мы собираемся туда, разве мне не нужно этого знать, чтобы я смог тебя защитить? 

Люси рассмеялась.
– А ты сможешь?
– Если расскажешь мне, я что-нибудь придумаю!
– Боюсь, это невозможно, – возразила она. – Опасности, о которых я говорю, связаны с демонами, живущими в человеческом мире. Один демон равен сотне человек по физической силе, так что у тебя нет ни шанса мне помочь. 
– Демоны у нас? – удивился я. – Разве они не переселились все в Ад давным-давно?  
– Не все. Кто-то побоялся, кто-то не принимал условия, поставленные лидерами мятежа, а кто-то просто «проспал» всё восстание. Чтобы попасть в Ад, нужно хоть раз там побывать, поэтому те, кто не пошёл туда сразу, так больше и не смогут пойти. За это они ненавидят нас, демонов, живущих в Аду, и очень жёстко расправляются с нами, если мы попадаем на их территорию. Один мой хороший знакомый попал в подобную ситуацию и в итоге лишился почти всех своих магических сил. Не хочу рисковать, знаешь ли. 
– И как же они вычисляют вас?
– По глазам. Все демоны обладают красным цветом глаз, поэтому в толпе не заметить нас сложно. Живущие с людьми демоны знают друг друга в лицо, поэтому, если появляется незнакомый красноглазый, они тут же пытаются его убить. 
– Но у тебя ведь глаза голубые! Синие, как океан! 
– Возможно поэтому я ещё и жива, – засмеялась Люси.

Она не очень хотела продолжать этот разговор. Казалось, что для неё это всё – грустные воспоминания, поэтому я не стал больше выспрашивать интересующие меня детали. 

Щёлкнув пальцами, она переместила нас в моё поместье. Прыжки во времени никогда, пожалуй, не станут для меня чем-то обыденным, но её слова о спасении мамы заставили меня вспомнить, что моя мама жива, а отец рад моему существованию и не обвиняет меня во всех смертных грехах. Те доли секунды, что мы перемещались между мирами, я с предвкушением ждал, когда же я увижу сияющую мамину улыбку и одобрительный взгляд отца, когда я смогу снова обнять их и сказать, как они важны для меня. Ждал я также и того, как буду смотреть в глаза Акире, а он будет смотреть в мои, что мы скажем друг другу, и найдутся ли слова для оправдания его поступка. Ожидание сделало секундное перемещение бесконечно длинным, и я всё не мог дождаться, когда же. Когда же! 

Когда мы, наконец, прибыли в мир людей, я сначала не понял, что происходит. Я подумал, что Люси ошиблась и перенесла нас куда-то ещё. В чей-нибудь сон. В чей-то ночной кошмар. 

В родном мне месте не оказалось ничего, привычного взгляду: ни особняка, ни родителей, ни слуг. Это было настолько не похоже на мой дом, что я не мог до конца осознать, сплю я или умер и вижу какой-то кошмар, предвещающий муки после смерти. Вместо долгожданной картины перед моими глазами предстало ярко-алое поле. Усеянный цветами задний двор был завален яростно разорванными телами и оторванными, словно наспех, конечностями; на земле лежали руки, ноги и головы. Разорвано всё было настолько не по-человечески небрежно, что казалось, будто всех людей, живущих в поместье, растерзала стая волков. Цельных трупов почти не было, все были разорваны на кусочки и полыхали в алом пламени. Когда мы прибыли, всё вокруг уже пропиталось вонью, идущей от гниющих тел, а земля окрасилась в красный от крови, вытекающей из моих умерших родственников, друзей и знакомых. Даже тот фонтан, который работал круглый год и вобрал в себя множество моих воспоминаний... теперь вместо воды в нём была кровь. Багровые струи частично стекали на землю, потому что фонтан был переполнен. Это зрелище напомнило мне, как в детстве мы с Акирой играли с этим фонтаном и смеялись, как я плакал возле него из-за грубости отца, а сейчас... Сейчас меня тошнит.

Над частью людей Акира всё же решил поиздеваться особенно. Не знаю, с чего я взял, что это Акира, но что-то во мне словно кричало, что виновник именно он. Наверное, во мне говорила обида. Но, как ни странно и ни жестоко, я надеялся, что где-то в этой горе тел, морях крови на полыхающей земле я увижу знакомое привлекательное лицо. Найди я тело Акиры, стало бы очевидно, что не он виновен в тех ужасах, что сейчас всё чётче становились в моём сознании, постепенно проникая в мою голову пониманием происходящего. 

Труп моего отца был за фонтаном, поэтому заметил я его не сразу. Он был практически целым, если не считать того, что живот был разорван и до отказа набит конфетами, выпиравшими наружу и вытеснявшими кишки. Правая рука по локоть была оторвана и лежала рядом, из предплечья была вытянута вена, словно нитка из пиджака, и обвязана бантиком вокруг запястья. Левая рука была полностью на месте, но была плоской как бумага, будто на неё поставили что-то тяжёлое и раздавили, раздробив все кости. 

С телом мамы убийца не фантазировал, он просто вытянул из неё кишки, обмотал их вокруг её шеи и подвесил на забор. Когда я только начал осматривать всё это, я увидел, что мама осмысленно смотрела на меня... она была жива. Но сейчас, когда я вновь повернул в её сторону голову, блеска в глазах уже не было... как и души в её теле.

Забор состоял из остроконечных столбов, насаженных на которые слуг можно было также увидеть в этой долине смерти. Остриё проходило сквозь затылок и выходило через глаз, а бездыханные тела просто висели на заборе. Выглядело так, словно их подбросили высоко вверх, а затем уронили головой прямо на пики. 

Вместо стен родного дома – руины. Вместо любимого сада – гора трупов, на которой стоит мягкое кроваво-красное кресло, подобное королевскому трону. На троне – демон со сверкающими глазами... мерзко ухмыляется.

Я застыл в ужасе, осматривая всё это. Долгое время я просто молча стоял, не зная, как реагировать, не понимая, что это происходит в реальности. Как бы это описать... страх? Ужас? Шок? Это всё, пожалуй, слишком просто. Во мне слились воедино боль, испуг, удивление, истерика, сумасшествие... Снаружи – просто расширившиеся глаза и сузившиеся зрачки, а изнутри ком перекрывает доступ кислорода. Сердце бьётся так, словно хочет выпрыгнуть из груди и убежать подальше. Отец... мама... на их лицах, залитых кровью, выражение ужаса. Дворецкий, который всегда был добр ко мне, который вырастил меня, когда отец про меня забыл... его костюм в пятнах, руки и ноги лежат отдельно, ткань порвана, и костюм испорчен... Увидев это со стороны, он бы сказал: "Ну вот, снова мой костюм подлежит восстановлению. Не переживайте, господин, я быстро всё исправлю!" Но, увы, ты не сможешь пришить свои руки обратно... тебя больше нет. Ты мёртв.

Даже та служанка, любившая пересказывать мне различные фантастические истории и искренне любившая меня... он не пощадил даже её. В её широко раскрытых глазах был сумасшедший страх, а слёзы смешивались с кровью, приобретая тошнотворный бордовый цвет. 
– Бел! Бел! – кричала Люси и трясла меня за плечи. – БЕЛЬФЕГОР! 

Но я был будто в другом мире. Я был шокирован больше, чем до глубины души. Больше, чем можно себе вообразить. Сначала умерла моя любимая мать, а потом... вновь полюбивший меня отец, верные слуги, друзья семьи. Никого... Никого не оставил в живых... лучший друг, сидящий на горе тел близких людей. Надежда найти его среди мёртвых моментально испарилась. 
– Посмотри же на это, Бел! – воскликнул убийца моих родных, встав с кресла и раскинув руки в стороны, демонстрируя результат своих действий. – Как тебе это, а? Вот она, сила настоящего короля! Не ты здесь король, нет. Я король. И вот моя мощь! 

Я неожиданно упал на колени. Не знаю, почему, но ноги меня не держали. Мой взгляд, прикованный к демону, не изменился, как и выражение лица в целом, изменилась только лишь моя поза. Наверное, со стороны я был похож на куклу. 
– Всё правильно, Бел, молодец. Пади ниц перед лицом истинной власти, перед могуществом, которого ты никогда не познаешь! 

Люси вне Бездны могла не много, её силы были запечатаны, поэтому она не знала, что делать. Тут Акира неожиданно запустил в девушку меч. Он прошёл насквозь, Люси упала замертво. Стоило мне это увидеть буквально краем глаза – в груди защемило. Из всех, кто у меня был, оставалась только она, только Люси, но только что... меч пронзил её тело. Я слышал звук разрывающейся плоти, с которым лезвие быстро входило в тело девушки. В тот же момент я пришёл в себя. 
– Люси! ЛЮСИ! – кричал я, но тщетно: она становилась всё холоднее, не дышала, глаза цвета океана стали безжизненными и пустыми. – Нет... Не надо... Хотя бы ты... не оставляй меня...

По моим щекам рекой покатились слёзы. Я взял её на руки и пошёл прочь от уничтоженного дома. Я не знал, что мне делать дальше, куда идти и как жить. Я просто не мог больше сдерживать боль, дырявившую моё сердце. 
– Да не умрёт она, – послышался голос сзади, говоривший так, будто я не понимаю элементарных вещей.

Я остановился и, не оборачиваясь, стал ждать того, что будет дальше. Мне хотелось убить его, но я понимал, что мне не хватит сил. Я чувствовал, что тот, кого я считал лучшим другом столь долгое время, на самом деле что-то очень жуткое. Ужасающе сильный и кошмарно надменный... Но я не боялся. По отношению к нему в моём сердце была лишь ненависть, ни капли страха. 
– Ты серьёзно думаешь, что я бы убил так страстно любимую мною королеву? Она для меня так же важна, как и для тебя, ты ведь знаешь. Даже важнее.

Я обернулся. Стараясь не смотреть на лица родных, испытавших ужасные страдания перед смертью, я смотрел демону точно в глаза. Его алые очи смотрели на меня с такой ненавистью, которую я даже не мог себе представить. 
– Почему я должен верить тебе сейчас? – переспросил я, словно это был всё тот же Акира, готовый объяснять мне всё, чего я не понимаю.
– Ты не понимаешь, кто она. Ты не знаешь её прошлого. Ты просто человек, оставь её в покое! – злобно закричал он, но потом, успокоившись, продолжил: 
– Мой меч, пронзивший её, разблокирует её силу в этом мире. Иначе она здесь бессильна. Ты ведь не знал этого? Конечно, ты и не мог знать. Ты для неё – пустое место. Разумеется, она не говорила тебе ничего. 
– Что за бред ты несёшь?! Я для неё важнее, чем ты! – закричал я, полностью повернувшись лицом к другу, ставшему самым злейшим моим врагом. Хотя я и не был уверен в том, что говорю, слова вырвались сами, потому что я очень хотел верить, что для Люси я так же важен, как и она для меня. 
– Уверен? – засмеялся демон. – Ты также думал и насчёт меня, помнишь? Самоуверенный идиот. Кстати, так как тебе моё представление? Правда, твой дом стал красивее? Да и выражение ужаса больше подходит лицу твоей любимой мамочки, за которую ты всю жизнь так цеплялся! Которую ты в слезах звал ночами, надеясь, что она даст тебе конфетку и погладит по головке! Что, неужто мой сюрприз тебе пришёлся не по вкусу? Какая жалость. А я ведь так старался сделать всё как можно красивее... Вот чёрт... Ты должен быть хотя бы благодарен мне за старания, жалкая падаль! 

Я смотрел в привычно-карие глаза Акиры, но видел кроваво-красный цвет жестокости и страданий. Так издеваться над дорогими мне людьми, да ещё и с такой радостью кричать об этом... Я убью это ничтожество. Обязательно. Просто дождись меня, Галбрейт Акира. Или кто бы ты там ни был.

Тут я почувствовал на шее дыхание Люси. Она действительно возвращалась к жизни. 
– Видишь? Я же сказал, что она не умрёт.

Люси открыла глаза. Поняв, что она у меня на руках, она опёрлась руками мне на плечи, тем самым став немного выше, и поцеловала меня. Акира смотрел на это с отвращением, но ничего не говорил.

Затем девушка спрыгнула с моих рук и, повернувшись лицом к Акире, сказала: 
– Рен, я должна быть благодарна тебе, однако твои слова непростительны. Бельфегор для меня важнее, чем кто-либо. Ты ведь знаешь это, разве нет? Разве это не та единственная причина, по которой ты хотел уничтожить его? 

Её голос был полон неуверенности и дрожал. Казалось, будто она сама не верила своим словам, однако для меня это была шокирующая информация. Неужели я не знаю чего-то настолько важного? 
– О, ты назвала меня по имени? Как же давно я этого не слышал. Когда же это было в последний раз? Лет 100 назад? 
– Почему? – тихо и монотонно, будто в трансе, произнёс я. – ПОЧЕМУ Я ОДИН НИЧЕГО НЕ ЗНАЮ?!
– Бел, успокойся... – начала Люси, повернувшись ко мне.
– НЕТ! – перебил её я, сошедший с ума от горечи и злобы. – ХВАТИТ МЕНЯ УСПОКАИВАТЬ! ПОЧЕМУ ТОЛЬКО Я НИЧЕГО НЕ ЗНАЮ?! РАССКАЖИТЕ! РАССКАЖИТЕ ЖЕ! 
– Мой поцелуй всё-таки не пробудил твои воспоминания... – тихо и с нотками разочарования в голосе сказала девушка. – Какая жалость. 
– Рассказать? Хорошо, – воодушевлённо воскликнул демон. – Мы расскажем. И начнём с того, кто мы. Позволь представиться: Рен Волвес, при рождении носивший имя Астарот, Великодушный Король демонов.

Акира поклонился. 
– А теперь позволь представить тебе твою подружку: Люси Волвес, Прекрасная Королева демонов.

«Астарот»... «Королева»... «Волвес»... Его слова долго отказывались доходить до меня.



Настасья Олеговна

Edited: 02.01.2019

Add to Library


Complain