Между мирами

Font size: - +

Глава XVI. Столкновение

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ЛАЗУРНОГО ДНЕВНИКА.

Молодой парень, на вид не старше меня, ничего не ответил на мою угрозу в его адрес. Тёмно-коричневые, почти чёрные волосы развевались на ветру, а красные глаза пылали страстным желанием. Он не сказал мне, что хотел получить или сделать, но я отчётливо видел, что он не сдастся, пока не достигнет цели.

Каждого посетителя замка тщательно проверяли, но мне, как будущему королю, было дозволено входить и выходить в любое время, поэтому мы быстро прошли через главные ворота замка, минуя охрану. Войдя в здание, мы повернули налево. Коридор, ведущий в эту сторону, был длинным и весьма однообразным. На стенах, как и во всём замке, висели картины и подсвечники, по левую руку от нас были окна, освещающие коридор днём, а по правую было множество дверей, ведущих в разные помещения. Сказать, что наш замок огромен – ничего не сказать. В нём настолько много потайных комнат и скрытых ходов, что я за свои 117 лет ещё не изучил их полностью. Пройдя мимо старой двери с надписью «Библиотека», мы оказались у развилки и завернули за угол направо. Этот коридор не освещался ничем, поэтому невозможно было увидеть, куда он ведёт. Пройдя метров 10, мы упёрлись в стену. Это тупик. Единственное, что в нём есть – картина, висящая в одиночестве на каменной стене. Она олицетворяет собой поединок ангела и демона, стоящих на фоне странной деревянной двери. На дверной ручке есть едва различимая надпись: «Mors ad dissimiles», что означает «Смерть непохожим». Эту надпись можно понять, только если знаешь, что она там есть, потому что картина относительно маленького размера, и надпись практически не видно. Это и есть способ защиты от незваных гостей. Если произнести эту фразу на том языке, на котором она написана, стена, являющаяся тупиком, превратится в дверь с картины и даст возможность пройти в скрытое от посторонних глаз подземелье. Это я и сделал. Открыв дверь, мы спустились по лестнице с высокими ступеньками, а затем попали ещё в один коридор, но он был не таким, как все остальные в нашем замке. Слева и справа от нас повсюду были камеры, защищённые решётками. Засохшие капли крови, в некоторых клетках черепа и абсолютно в каждой клетке орудия пыток, которыми пользовались больше двух тысяч лет назад, – всё это создавало более чем жуткую атмосферу. Она была невыносимой. Вспомнив, что мама в этом месте совсем одна, я ускорил шаг, чтобы быстрее дойти до той самой чистой и пустой камеры со стенами и дверью вместо решёток, в которой была спрятана мама. Дойдя быстрее Бела, я зашёл первым, и мама, увидев меня, уже встала с пола и пошла в мою сторону, но потом, увидев Бела за моей спиной, который через пару секунд тоже вошёл в камеру, отшатнулась назад с выражением ужаса на лице. 
– Бельфе... гор? – испуганно спросила она. – Неужели... это ты? 

Бел посмотрел ей в глаза, но с ним было как с папой: взгляд, направленный на маму, был лишён той пылкости и ярости, которую я видел прежде; этот взгляд был очень нежным. Но, получается... любовный треугольник? Неужели это он? Неужели это всё-таки Бел забрал у меня маму 100 лет назад? 
– Я теперь не слабее твоего Рена, – улыбнувшись, сказал Бел маме. 
– Всё-таки... он отправил тебя... 
– Да, твой отец передавал тебе привет. 
– Какой ужас... Бел... неужели ты прошёл все круги Ада? 
– Да. Я же должен был добраться до тебя. 
– Бел... – мама не могла сказать ничего связного, она была просто в шоке, это было отчётливо видно на её лице. 
– Прости меня. В прошлый раз я не знал, как реагировать на твои слова. Но теперь, пройдя такой путь превращения в демона, мне ничего не страшно. Да и сын у тебя симпатичный, несмотря на то, кем является его отец. Сын весь в маму, и я уж точно не брошу тебя из-за такого пустяка.

На мамины глаза навернулись слёзы. Но я не понимал, почему его слова до сих пор трогают её, ведь она вернулась к нам, к отцу, разве она не должна была забыть Бела? 
– Бел, ты... Ты не представляешь, как я переживала за тебя... 
– Представляю, это и вправду было ужасно. Но оно того стоило, ведь теперь я могу победить кого угодно. 
– Ты точно представляешь, о чём говоришь, Бел? – удивлённо переспросила мама. 
– В смысле? – неожиданность вопроса сбила его с толку. 
– Ты действительно осознаёшь, с кем связываешься? Рен – Король Ада. Дьявол. Ты понимаешь это?! Дьявол, Сатана, называй как угодно, но он самый сильный монстр из всех существующих! Не ввязывайся в этот бой, я не хочу, чтобы ты погиб! 
– Но ты вернулась к этому монстру. Он заставил тебя? 
– Конечно, нет. Я вернулась по своей воле. Но я такой же монстр, как и он, тебе стоит бояться нас обоих и покинуть Лакрим как можно скорее! 

Бел захохотал, запрокинув голову и закрыв глаза рукой. 
– Бояться тебя? Тебя, да? Серьёзно? Ты настолько безобидна, что, даже будучи человеком, я тебя не боялся. А теперь-то с чего? 

Бел был весьма надменен и не понимал, во что ввязывается. Отец – действительно тот демон, которого стоит бояться. Он действительно сущий дьявол. 

Мама, не говоря ни слова, смотрела на Бела с надеждой, что он послушает её предостережения, но он просто молча смотрел в ответ, и тут я услышал, как тишина пространства, окольцованного защитным заклинанием, прервалась тяжёлыми яростными шагами.
– Тебе и вправду стоит бояться дьявола, – послышался знакомый голос из коридора.

В комнату вошёл отец, его кроваво-красные глаза пылали яростью. По моему телу пробежал холодок. Бел повернулся к нему лицом, и они перекинулись полными злости и ненависти взглядами. 
– Глупо было думать, что я не замечу, как ты ведёшь его сюда, Айрес, – не отводя взгляда от Бела, сказал отец мне, а затем продолжил, вынув из ножен меч и направив на Бела: – Бельфегор Эйдельман, я самый опасный монстр из всех ныне живущих! Думаешь, стал демоном, так сможешь сравниться со мной по силе? 
– Не думаю, а уверен. Ты строишь из себя слишком много, Рен Волвес! – так же злобно ответил Бел, пытаясь отражать эмоциональные атаки Рена, но было видно, что горящие глаза отца пугают в этой комнате абсолютно всех. 
– Перестаньте! – закричала мама, зная, как страшен отец в гневе. 
– Я убью его, чтобы он наконец понял, кто здесь король, а кто шавка, лающая на сильнейшее существо в мире! – грозно сказал отец.

Над ними висела такая жуткая аура, что было страшно даже маме. Они всем своим естеством ненавидели друг друга, и эта ненависть сводила их с ума. Такого бешеного взгляда отца я не видел ни разу. И, хотя я многого не знаю, мне понятно, что один в любом случае убьёт другого. Они, видимо, не осознавали, что смерть любого из них сделает больно маме, но я это понял сразу. 
– Лучше давай отойдём, – тихонько шепнул я ей. – Я понимаю, ты не хочешь, чтобы кто-то из них пострадал, но их не остановят твои слова.

Мы отошли в дальний угол и сели на пол. В ужасе наблюдая за схваткой, я понимал, насколько реальный мир отличается от моих иллюзий. Я всегда думал, что я достаточно силён и смогу себя защитить, но, откровенно говоря, один удар отца, которые едва выдерживает Бел, – и я труп. В сравнении с ним я просто дитё малое. А жестокость, с которой он режет тело Бела своим мечом, в миллион раз сильнее той, что чувствовал от него всё это время я, думая, что это невыносимо. По отношению ко мне, как оказалось, он был ещё очень и очень добрым – сейчас я это понял. 
– Ты не видел ничего подобного раньше? – спросила мама, видя мой ошарашенный взгляд. Я действительно был в шоке. 
– Нет, никогда, – с ужасом ответил я. 
– Я рада. Лучше бы тебе никогда не видеть Рена в таком гневе, он очень опасен. Мне он никогда намеренно не причинит боли, но даже я не рискую подходить к нему, когда он в подобном состоянии. В такие моменты я его очень боюсь. 
– Ты боишься? Мне казалось, ты единственная, кто может говорить ему всё, что угодно, и не переживать о последствиях. 
– Так и есть. Но это особый случай. 
– Откуда такая свирепость? В его жизни ведь всё хорошо? 
– Сейчас – более-менее, а вот раньше происходило много всего неприятного, что сказалось на его характере. Он не был таким раньше. Мальчик, родившийся под именем Астарот, обладал чрезвычайно мягким сердцем, наполненным любовью, которое со временем всё больше черствело. При восхождении на престол имя меняется, и он окончательно отрёкся от своей доброты и хрупкости, стерев из мира такого демона, как «Астарот Волвес». Его место занял Рен Волвес – жестокий, требовательный, коварный, надменный. Однако это лишь то, как история видится посторонним, на самом же деле всё было немного иначе: Астарот никуда не исчезал, он лишь натянул на себя маску Рена, которая за столько лет срослась с его кожей и стала частью лица. Его гнев и агрессия неподдельные, но внутри всё так же живёт нежный, мягкосердечный мальчик, способный на сильную и искреннюю привязанность.

Мне нечего было ответить, поэтому я перевёл взгляд на битву, наблюдая за Реном и невольно пытаясь заметить в нём те черты, которые описала мама. Доброта? Нежность? Сейчас определённо не та ситуация, в которой можно было бы разглядеть хоть что-то из этого.

Отец оставался почти невредим на протяжение всей схватки, а вот тело Бела было исполосовано уже вдоль и поперёк. Я был удивлён, как он ещё стоит на ногах, но в целом их сражение было весьма захватывающим, оно напоминало борьбу природных стихий: Бел, двигающийся плавно, вальяжно, но бьющий чётко и всеми силами – будто вода. А отец, атакующий быстро, резко, двигающийся чётко в нужном ему направлении, с горящими гневом и азартом глазами – словно огонь. По одиночке они очень друг на друга похожи, но в сражении видно, насколько они отличаются – они противоположны. 

Неожиданно в момент, когда Бел уже чуть ли не падал, а Рен будто только разогрелся, в комнату вбежал один из советников отца с каким-то письмом. Это был смугловатый черноволосый паренёк с алыми глазами, среднего роста, вечно в официальном костюме без пиджака. Он был самым близким помощником Рена, его правой рукой. Со мной он был так же холоден, как и отец, поэтому я толком не знал его, но для Рена он был очень важным демоном. 
– Ваше Величество! Ваше Величество! У меня послание! 
– Подожди немного, ущербный. Мы ещё не закончили, – сказал отец тяжело дышащему Белу. Тот пошатнулся и опёрся на меч, чтобы устоять. Отец переложил свой меч в левую руку, развернул письмо и монотонно, без пауз прочитал нам всем вслух: 
– "Выходи сюда и сразись со мной, жалкий король! Я займу твоё место, даже если уход твоей жены в тот раз не смог ослабить тебя!" Конец. Это кто вообще? – окинув нас взглядом, спросил отец. 
– Ваше Величество, это Асмодей Фенлил, – поспешил ответить советник. 
– А, этот. Понятно. Демон, который давно метит на моё место. Помнишь наш разговор, Лю? Я был прав, он всё-таки решил вмешаться. Ну что ж, он попадёт как раз под горячую руку.



Настасья Олеговна

Edited: 02.01.2019

Add to Library


Complain