Между Мирами

ГЛАВА 15. МАНУСКРИПТ.

Как только я очнулась, первое, что бросилось мне в глаза – розовый цвет. Обои, занавески и даже мебель, были в этих тонах, а даже дверь украшена рюшами. На противоположной стене висели портреты разных размеров и на самом крупном я узнала миссис Брауни с покойным мужем. Спальня отличалась от остальных комнат, которые можно было назвать настоящей свалкой. Когда здесь даже на тумбочках лежали вязанные салфетки, а постельное, которое для меня постелили было накрахмаленным и шуршало при каждом моем движении.

Я пыталась вспомнить, что произошло, но не могла. Последнее, что запомнилось – ядовито-зеленые глаза и желто-коричневые зубы, торчащие из пасти. Боясь даже представить, что это было, я поспешила встать с кровати и обнаружила, что рука не болит, а плечо вправлено. Голова, которую я разбила при падении, не кровоточила, а только слегка побаливала. Даже царапины, полученные на выжженном поле, зажили. «Словно ничего и не происходило. Такую магию я помнила у Клейтона, но неужели и он здесь?» Порыскав по углам и не найдя своего рюкзака, я тихонько открыла дверь, и снизу сразу донёсся вкусный запах и голоса. Если я не ошибалась их было трое, но о чем они разговаривали я не могла разобрать. Выйдя на лестницу где все случилось, сердце сжалось, ожидая нового нападение. Чтобы пересилить страх, который одолевал меня, я схватила старый зонтик, стоявший в углу. Крепко держа его перед собой, я потихоньку спускалась на одну ступень. Во рту все пересохло, отчего мне было тяжело глотать, и сейчас горло раздражалось при каждом вздохе. Мне надо было кашлянуть, но я сдерживалась, чтобы не выдать себя. Дойдя до угла и осторожно выглянув за него, я убедившись в безопасности, направилась на кухню, где сидела злополучная троица.

– Сегодня во второй половине дня ожидаются сильные осадки, с поднятием уровня воды до полутора метра… – выдохнув с облегчением, меня развеселил тот факт, что я испугалась утренних новостей. Войдя на кухню, тут же принялась искать что-то съедобное, когда за моей спиной раздался мужской голос.

– Садись, скоро будет готов завтрак, таскать куски это не дело, – отчитывал меня незнакомец. Когда я повернулась, то не заметила его. Лишь развернутая газетенка привлекла моё внимание, но не сразу. Здесь очень много старых журналов и остального мусора, что это, я просто упустила из виду. – Извини за вчерашнее, я не хотел тебя напугать, – продолжал он, а когда опустилась газета, от удивления я чуть не села на пол. Я узнала покойного мужа своей соседки, и те самые глаза, что запомнились мне перед тем, как потеряла сознание. Но теперь это нечто не казалось мне не чёсанным монстром. Аккуратно уложены волосы были с английским пробором, рубашка и брюки –выглажены, создавая ощущения человека из высшего света. Но одно не укладывалось в голове: этот карликовый мужчина сидел в детском стульчике для питания.

– Что с тобой? Как будто смерть увидела, ей-богу, – заговорил мистер Брауни.

– Кто вы? – кое-как выдавила из себя, наблюдая за собеседником с открытым ртом.

– Ты, наверное, меня не помнишь. Прости надо было представиться, – он выждал паузу и гордо произнес. – Пол Брауни!

– Я знаю, но мне хотелось бы понять, что вы за существо? – перебила я старика, который заёрзав на стуле, достал из кармана сигарету, и прикурив её выпустил облако серо-синего дыма.

– Что я тебе говорила не курить здесь? – закричала вбежавшая соседка, и выдернув папиросу изо рта супруга, затушила её в пепельнице. От неожиданности я дёрнулась в угол и ударилась о распахнутую дверцу шкафчика. – Поли, почему ты не предложил гостье присесть? Посмотри, как ты запугал бедную девочку, – закудахтала старуха и поправляя передник направилась ко мне.

– Стойте, не подходите ко мне!

– Милая, тебя никто не тронет, и тем более не обидит.

– Да? Что-то по-вчерашнему не скажешь, что вы гостеприимные.

Услышав грохот, я машинально перевела взгляд на источник шума, и увидела, как быстро перебирая маленькими ножками, ко мне из-под стола подбегал Пол. – Прошу прощения, я не узнал тебя вчера. Я помню тебя ещё вот такой, – пытаясь подпрыгнуть до нужного уровня, оправдывался мистер Брауни.

– Иди полей цветы! - скомандовала Барбара и ударила мужа журналом, свернутым в трубочку, когда заметила очередной испуг на моем лице. Старик нехотя, но все же послушался супругу. Оставляя нас наедине, он бормотал что-то себе под нос. – Извини, что напугали тебя, он уже получил за вчерашнее. Поли очень сожалеет, крутился всю ночь, так и не спал, а после дежурил возле тебя. Ты же помнишь его?

– Да, - тихо ответила я, смотря на тот угол, за которым скрылся её муженёк. – Где мой рюкзак? Я не нашла его, когда пришла в себя.

– Мне пришлось постирать его, все вещи намокли и пропитались тиной. Фотографии удалось спасти, кстати вот они, – порыскав в одной из стопок газет, сунула мне их в руку.

– Спасибо.

– Сходи приведи себя в порядок, одежда во дворе сушится, выбери, что уже успело просохнуть и возвращайся завтракать. – Как только она напомнила про еду, в животе проснулся зверь, заурчав, как никогда. Мне стало неловко, и я схватилась за него, чтобы заглушить звуки, но миссис Брауни это только позабавило. Засмеявшись она направилась к плите, напевая знакомую песню.



Nils Kendal

Отредактировано: 18.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться