Между мирами. Сквозь миры

Глава VI. Любовь – это война

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ЧЁРНОГО ДНЕВНИКА.

Со вчерашнего дня в замке живёт ангел. В Лакриме, в замке демонов, правителей Ада, живёт ангел, чьих дальних родственников уничтожала моя семья. Я никак не могу с этим смириться. Отвращение, возникающее внутри меня в моменты, когда я её вижу, просто за гранью допустимого. Мне кажется, скоро меня начнёт рвать при виде этой мерзавки. Однако деваться мне некуда, раз уж сумасшедший папочка называет ЭТО сестрой Люси и ставит ультиматум, заставляющий нас свыкнуться с ситуацией. «Или я забираю её с собой, или в Ад не вернусь» – да что этот старик вообще о себе думает? Просто надавил на жалость Лю, а будь там я, ничего бы этого не было. И ещё неизвестно, правда ли они родственники, или же Най всё это время скрывал что-то более существенное.

Однако я согласился со всем этим не только из-за условий Ная. Я уверен, что в жизни Лю должен быть кто-то, помимо меня, и по этой же причине я рад тому, что она дружит с Белом. Но Бел, всё-таки, мужчина, как и я, и Айрес, и Ами, и Най, и Асмодей – сплошной мужской коллектив. А теперь вот появилась девушка, пускай и та ещё тёмная лошадка, но девушка. Хоть немного разрядит обстановку.

Поразмышляв над этим в столовой, я направился в свои покои. Путь мой обычно пролегал мимо комнат, в одной из которых сейчас жила Мэй. Пройдя мимо приоткрытой двери, я услышал их разговор. Заинтересовавшись, о чём могут разговаривать женщины, я притормозил и прислушался. 
– Я так рада, что попала сюда! Здесь так красиво! – слышался писклявый голос Мэй. 
– Если честно, я тоже рада, что у меня появилась подруга. Девушек здесь, как ты, думаю, заметила, явная нехватка. 
– Да уж, но зато сколько красивых мужчин! Они все такие замечательные! Улыбчивые, вежливые, темноволосые, все очень похожи на папу! 
– Все демоны такие, как папа: темноволосые и красноглазые. 
– А ты почему другая? Или ты не демон? 
– Я тоже демон, но у меня часть маминых генов, поэтому глаза голубые. Если бы тебе передались гены от папы, у тебя тоже изменился бы или цвет волос, или цвет глаз, или всё сразу. 
– А-а-а... А ты всех мужчин в замке знаешь? 
– Ну... не всех, но самых красивых знаю, – засмеялась Лю. 
– Просто мне понравился один... Он такой необыкновенный! 
– Кто? 
– Я не знаю его имени... Но он тут самый красивый! 
– Самый красивый тут мой сын и твой племянник, – вновь засмеялась Лю. – Не думаю, что ты могла влюбиться в родственника, который младше тебя на 3 тысячи лет, правда? 
– Нет, нет, он красноглазый. Я не знаю, как описать его... Но он точно лучший из лучших! 
– Хм... Может, Бельфегор? 
– Может быть. Не уверена… Но я точно помню, что он был в комнате, когда мы только пришли! 
– Значит, точно Бельфегор, – засмеялась Лю. – Больше и не было никого. 

Спустя полминуты тишины, я услышал шаги и быстро пошёл вперёд. Они, видимо, решили пройтись по замку, и я не хотел бы, чтобы меня застали за таким глупым занятием, как подслушивание девичьей болтовни. 

Я и сам решил прогуляться по замку. Он довольно большой, пока обойдёшь его полностью, есть время подумать о чём-то своём. Это меня всегда успокаивало. С того момента, как я отошёл от комнаты Мэй, прошло около получаса, и я услышал, что за мной кто-то бежит, а вскоре почувствовал, как кто-то взял меня под руку, прижался ко мне и стал двигаться в том же направлении, что и я. Я повернул голову и увидел это омерзительное создание. 
– Привет! Я как раз шла в эту сторону и увидела тебя! Если я правильно помню, там библиотека? Ты хотел что-то почитать? 

У меня вызывало отвращение одно только её прикосновение, не говоря уже о том, что она нагло пристала ко мне со своими вопросами. Видимо, в разговоре с Лю она имела в виду меня, я ведь тоже тогда был там, но Лю даже не подумала, что её сестра может заинтересоваться её мужем. Наивная Люси. 
– Я хотел бы пройтись в одиночестве. Ты позволишь? – ответил я и посмотрел на неё ледяным взглядом. 
– Хорошо, как скажешь, – улыбнулась она и убежала. Слава богу, я аж обрадовался. 

Прошло ещё полчаса, как я почувствовал, кто кто-то подбежал и обнял меня сзади. Я со злостью в голосе сказал: «Отпусти», после чего девушка перестала меня обнимать, подошла и встала напротив меня. 
– Что с тобой такое, милый? – удивлённо спросила Лю. Меня очень возмутило поведение Мэй, и я подумал, что это снова она. Но когда я увидел Лю, вся злость, конечно, ушла. 
– А... Лю, привет! Извини, я неважно себя чувствую... – мой тон сменился с пугающе ледяного на ласковый и нежный. 
– Может, пойдёшь, приляжешь? – с волнением в голосе спросила она. 
– Да, пожалуй. 

Лю отвела меня в нашу комнату и уложила в постель, накрыв одеялом, словно у меня была какая-нибудь реальная болезнь, вроде лихорадки. 
– Тебе чего-нибудь принести? – спросила она, встав с кровати. 
– Нет, не нужно, лучше побудь со мной... – сказал я, схватив её за руку. 

Она явно не поняла, что со мной, но легла рядом, нежно смотря мне в глаза. Через несколько минут мы с ней уснули и проснулись только утром. 

Поутру я хотел поговорить с Люси, потому что чувствовал себя неловко перед ней. Но ей было не до разговора – она быстро побежала умываться, а затем на первый этаж завтракать. Я был уверен, что она так рвалась к своей новой подруге, с которой хотела о многом поговорить и многое ей рассказать. Лю не видела той настоящей сущности Мэй, которую заметил я. Когда они вернулись из человеческого мира, я ведь тут же бросился обнимать Лю, и Мэй это видела, но всё равно решила добиться моего внимания. Как же я ненавижу эту черту характера в женщинах. 

Во время завтрака Мэй смеялась над шутками Лю, шутила сама, но при этом постоянно бросала взгляды на меня. Пару раз даже подмигнула мне, когда наши взоры пересеклись. 

Выйдя из-за стола, я пошёл в подвал. Не знаю, почему меня туда потянуло, но мне хотелось грустных воспоминаний, грустной ностальгии. Я хотел посмотреть на орудия пыток и капли крови в камерах, чтобы вспомнить, каково было видеть убийство ангелов собственными глазами. Хотелось представить на месте тех мучеников эту омерзительную Мэй, уж больно раздражала она меня. 

Но не успел я даже приблизиться к подвалу, как вокруг моей руки вновь обвилась змея. Прикосновения Лю никогда не были такими неприятными, так что я был уверен в том, кто же это. И я не ошибся. 
– Доброе утро! Ты снова идёшь в неизвестном направлении? – проговорила она своим писклявым голосом. – Я могу составить тебе компанию. 
– Тебе разве не нужно заниматься своими делами? – с некой злобой в голосе ответил я. 
– Ну что ты, мои дела подождут! – весело воскликнула она и поцеловала меня в щёку. 

В этот момент я просто взорвался. 
– Что это только что было, глупая женщина?! – закричал я на неё. 
– Поцелуй, – удивлённо ответила она. – А что это ещё могло быть? 
– Я муж твоей сестры, ты разве не знаешь об этом? – едва сдерживая свою агрессию, спросил я, надеясь услышать что-то вроде «А, да? Ну тогда ладно». 
– Знаю, – ответила она и прижалась ко мне ещё сильнее, потянувшись к губам, – ну и что? Это для меня не преграда. 

Её наглость просто свела меня с ума. Я со всей силы ударил её по щеке, она упала на пол, закрывая рукой щеку и в шоке смотря на меня. Откуда ни возьмись, прибежала Люси. Судя по всему, она не слышала нашего диалога, а только увидела, как я ударил Мэй. Лю подбежала к Мэй, обняла её, подняла на ноги и злобно посмотрела на меня. Такого взгляда я за 3 тысячи лет не видел ни разу. 
– Это что такое, Рен?! Как ты посмел поднять на неё руку?! Ты совсем выжил из ума?! Я знала, что ты безумный, но не настолько же, чтобы бить девушку только потому, что она ангел! Сумасшедший! Ненавижу тебя! – крикнула Люси и убежала, уведя Мэй за собой. 

Я очень и очень обиделся на неё. Обиделся настолько, что решил съехать в отдельную комнату, потому что не мог выносить её близости. На какой-то момент мне даже показалось, что я её разлюбил. Между мной, с кем она прожила 2 тысячи лет, и сестрой, которую знала несколько дней, она выбрала девушку, подставившую меня. И ведь она даже не дала мне объясниться. Никогда бы не подумал, что она может сказать мне такое. Я мог бы простить оскорбление, но вот эта фраза «я тебя ненавижу» – словно нож, ударивший прямо в сердце. 

Вечером того дня я лёг спать уже в другой комнате. Уснуть я не мог, всё время думал, думал, думал. Пытался понять её, но всё время вспоминал про свою обиду, и только больше злился. Я пролежал так часов до трёх ночи, а потом услышал шаги в коридоре. Через пару секунд в комнату вошла Мэй, на которой из одежды было только то, в чём она спала. 
– Здравствуй, Рен, – сказала она, похотливо улыбаясь. 

Она подошла к моей кровати, залезла на неё, а затем легла на меня и стала водить пальцами по моей груди. Я лежал, не двигаясь, пребывая в нереальном шоке от этой наглой девицы, которая не то что не поняла весьма нетонкого намёка, но ещё додумалась прийти ко мне посреди ночи. Она продолжала трогать мой торс, плотоядно смотря прямо на меня, а я не мог ничего сделать, потому что первый раз столкнулся с подобным безумием, я был словно парализован. Её прикосновения мне были отвратительны, а коровьи глаза, глядевшие в мои, казались мне настолько мерзкими, что я бы их выколол всё в том же подвале, и рука бы моя не дрогнула. 

Вдруг в коридоре снова послышались шаги. Аккуратные шаги, сделанные маленькими ножками, которые я сразу же узнал, как услышал. В комнату зашла заплаканная Лю. Увидев Мэй на мне, она, конечно, пришла в ярость. 
– Что это такое?! Что здесь происходит?! – закричала она. 
– А ты не понимаешь? – надменно спросила Мэй, сидя на мне и повернувшись лицом к Лю. – Я ведь говорила тебе про мужчину, покорившего моё сердце. Уйди, ты мешаешь! 

Из широко раскрытых от удивления глаз Лю вновь потекли слёзы. Я тут же пришёл в себя, соскочил с кровати, сбросив Мэй на пол, подбежал к Лю и схватил её за плечи. 
– Лю, послушай меня! Это не то, о чём ты подумала! Я не звал её, она насильно пришла и залезла на меня! Лю! 
– А ты так слаб, что терпел её нежности до моего прихода и не мог никак с ней справиться? – обиженно говорила Лю, глядя куда-то в сторону. – Король Ада, тоже мне. Я всё поняла про вас двоих. В твоей жизни за эти 2 тысячи лет просто не появлялось женщины, с которой ты мог бы мне изменить. Видимо, этот факт просто мешал мне увидеть истинного тебя. Ты мерзавец. Отпусти меня, – приказала она и вырвалась из моих рук. 

Бросив взгляд на сидевшую на полу Мэй, она добавила: «А с тобой меня уже точно ничего больше не связывает». После этих слов она ушла, оставив нас вновь вдвоём. Это ситуация была беспрецедентна, я не знал, как себя повести и как доказать ей, что я не причём. 

Никто и никогда не позволял себе такой наглости, как наброситься на меня, да и настолько прямого доступа ко мне ни у кого никогда не было, я же король, как-никак, тут везде охрана. Ну да, король, ага. Управлять ситуацией не научился, зато Королевством – хоть сейчас. Поднять налоги? Без проблем. Прекратить гражданскую войну? Могу и дважды. Сделать всё, чтобы не ранить самого близкого человека? Упс, неувязочка. Как же я ненавижу себя в такие моменты. Почему я не среагировал сразу? Почему не сбросил эту гадюку с себя и не прибил на месте? И что мне делать теперь, когда Люси всё поняла неправильно?

На следующее утро я спустился в столовую на завтрак, надеясь поговорить с Лю после того, как всё немного успокоилось, но её не оказалось. Вместо неё со мной жаждал поговорить Най, а вместо завтрака я получил пренеприятнейшее известие. 
– Когда ты видел Люси в последний раз? – холодно спросил Най, когда мы зашли в его комнату. 
– Сегодня ночью. 
– Что произошло между Люси, тобой и Мэй? 
– Долго объяснять.  
– Хорошо, я поставлю вопрос иначе: что ты сделал такого, что Люси сбежала в Бездну и заперлась там? 
– Что?! – вскрикнул я, не веря собственным ушам. 
– Всё именно так, как я говорю. Ночью она в слезах пришла ко мне и сказала, что уходит обратно в Бездну. Просила передать всем, что искать её нет смысла, переместиться в её комнату из любого другого мира невозможно, она наложила заклинание, запрещающее попадать к ней каким-либо способом, кроме двери. Дверь, соединяющая её комнату с белым миром, была ею спрятана, чтобы не было возможности добраться до неё. На случай нахождения двери кем-либо, она поставила на её охрану самых сильных демонов, какие только есть в Аду – демонов, живущих на кругах Ада. Они отсутствуют в списке Славы, так как не имеют имён, поэтому определить их силу невозможно. Проще говоря, Люси ушла навсегда. 
– Поверить не могу... Она сделала такое...  
– Зная силу её характера, раз она пошла на такие крайние меры, значит самый дорогой для неё человек сделал что-то, что разбило ей сердце. Я очень переживаю за неё, – мягко говорил Най, а потом закричал на меня: – Что ты, мерзавец, ей сделал?! 

Я рассказал Наю о том, что происходило в последние пару дней и о том, что было ночью. Он молча выслушал меня, задумчиво смотря в одну точку, а когда я закончил, он бросил мне ледяное «понятно» и куда-то вышел. Я до сих пор был в шоке от того, что сделала Люси. Моя обида на неё тут же испарилась, я понял, что я очень сильно ранил её, сам того не желая. Всё-таки не нужно было оставлять решение проблемы на утро, если бы я сразу побежал за ней и заставил её меня выслушать...

Через несколько минут Най вошёл в комнату, таща за руку Мэй, которая пыталась сопротивляться, но безуспешно. Он бросил её на пол передо мной и грозно посмотрел на меня. 
– Убей её, – злобно сказал он мне. 
– Что? 
– Убей её, я сказал. У тебя есть на это право. 

Она умоляюще смотрела на меня. Это был тот же взгляд, что я видел в детстве, когда ангелов убивали у меня на глазах. Вспомнив это жуткое зрелище, я понял, как тяжело мне её ранить, но ненависть к ней настолько зашкаливала, подпитываемая осознанием обиды, которая сейчас съедает Люси, что я не сдержался. Подойдя к ней, я яростно с силой вонзил ей руку в грудь, пробив её и сжав в кулаке сердце, намереваясь его вырвать. Она вскрикнула от боли и не могла пошевелиться от шока. 

Неожиданно в комнату влетел Бел. Увидев происходящее, он подскочил к нам и схватил меня за руку, которая всё ещё была в теле Мэй. 
– Не убивай её! – закричал он. – Это не вернёт Люси! 

Я резко вытащил руку, и Мэй начала кашлять кровью, но рана быстро затягивалась благодаря ангельской регенерации. Бел аккуратно поднял Мэй и увёл в неизвестном направлении. 
– Слабак ты, – с досадой сказал Най. 
– Я...
– Знай, что я презираю тебя, Рен Волвес, – перебил он меня. – И всегда презирал. 

После этих слов он вышел, хлопнув дверью.



Настасья Олеговна

Отредактировано: 17.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться