Между мирами. Сквозь миры

Размер шрифта: - +

Глава V. Мэй

ВЫДЕРЖКИ ИЗ АЛОГО ДНЕВНИКА ЛЮСИ.

Разрушение сознания – это худшее, что может произойти с живым существом. Это можно назвать болезнью, от которой умирают мгновенно, и которая не подлежит лечению. Чаще всего ей подвержены демоны: их жизнь более насыщена яркими эмоциями и впечатлениями, нежели жизнь тех же людей. Разрушение сознания происходит из-за сильного потрясения, меняющего часть личности. В моём случае было переписано слишком много важных воспоминаний, и возвращение истинных вызвало сильную реакцию мозга. Это было очень и очень больно, просто невыносимо больно, и, если бы не Рен, я бы умерла там. 

Суть разрушения сознания в том, что существо перестаёт понимать, что оно такое, как его зовут, где оно находится и кто его окружает. Это немного похоже на амнезию – полную потерю памяти. Сильное потрясение посылает сигнал в мозг о том, что что-то не так, что организм смертельно болен, а мозг в свою очередь начинает стирать всю информацию в целях самозащиты. И получается, что ты чувствуешь жуткую боль, перестаёшь осознавать, что происходит, забываешь всех знакомых, в том числе и себя, а потом умираешь. Не самое приятное окончание жизни.

Мне потребовалась пара дней, чтобы оправиться от произошедшего, и, придя в себя, я решила поговорить с Реном. Нам явно нужен был этот разговор, учитывая, сколько всего произошло за недавнее время.

В нашем огромном замке найти кого-то необычайно трудно, но, к счастью, Рен очень любит читать книги, поэтому, если он не в своей комнате и не в столовой, – он, скорее всего, в библиотеке. Он, как и я, прочёл уже все книги, которые были в Лакриме, но не прекращает делать это, читая всё по новой. С ним очень интересно обсуждать прочитанное, потому что у него на всё всегда есть своё мнение. Меня вообще поражает эта личность: я знаю его больше двух тысяч лет и всё ещё не могу исследовать его душу до конца. 

Нашла я его, как и предполагалось, в библиотечном зале. Он перечитывал «Евгения Онегина». К слову, это одна из наших с ним любимых книг. 
– Уже встретился с Татьяной? – спросила я, немного испугав его своим неожиданным появлением. 
– Уже застрелил Ленского, – ответил он, рассеянно улыбнувшись. 
– Ну не дурак ли он? – усмехнувшись, с некоторой иронией спросила я. 
– Пожалуй, тот ещё дурак. Но я понимаю его: гордость и всё такое. Я бы тоже не стал извиняться или оправдываться, но и убивать бы не стал ради такого пустяка. 
– Ради пустяка? Насколько я помню, это было ради сохранения чести. Думаешь, для него это было неважно? 
– Скорее, чересчур важно. Я бы не стал стрелять в близкого друга только потому, что боюсь прослыть трусом, это как-то глупо. 
– Согласна, – сказала я, улыбнувшись. 
– Ты здесь явно не ради литературы, милая, выкладывай давай, – сказал Рен. 
– А сам как думаешь? Нам не о чем поговорить? – ответила я, садясь на диван рядом с ним. 
– Вообще-то да, я и сам хотел завести этот разговор. Сложно будет жить дальше, когда столько всего всплыло на поверхность. 
– Да-а... – протянула я. 
– Как ты смогла столько лет скрывать от меня, кто ты? – Рен отложил книгу и повернулся лицом ко мне.

Мы сидели на небольшом диване, стоявшем посреди огромного библиотечного зала, а вокруг были высоченные стеллажи с книгами. Помещение двухэтажной высоты заставляло нас чувствовать себя такими маленькими, но в то же время близкими друг другу, погружёнными в очень уютную атмосферу. Мы сидели рядом, но та недосказанность, которая была между нами, создавала некую пропасть. Рен тоже чувствовал это. Он не пытался обнять меня или подвинуться ближе, мы сидели на разных краях одного маленького дивана и пытались словами сузить это ущелье, разделявшее наши души. 
– Просто в какой-то момент решила для себя, что не стоит ворошить прошлое, – ответила я, отведя взгляд в сторону. 
– Почему ты врёшь? – разозлился Рен. – Дело ведь вовсе не в этом? 
– С чего ты взял?
– Если бы речь шла о забытом прошлом, ты бы не плакала так сильно, когда Асмодей вытаскивал это всё на поверхность. Скажи всё как есть. 
– Как есть? Ха-ха. Не уверена, что найду в себе силы. 
– Иначе не было смысла приходить. 
– Наверное, – улыбнулась я. – Просто мне сложно обвинять тебя в чём-то, я не умею злиться на тебя. А в этой ситуации я обязана злиться. 
– Я сильно ранил тебя тогда, да? 
– Очень. Мне всегда казалось, что ты почувствуешь меня подсознательно, если судьба сведёт нас вместе. Я множество раз представляла нашу встречу и то, как ты с одного взгляда всё поймёшь и узнаешь меня, представляла радость, которую мы оба испытаем. Но в действительности всё оказалось совсем иначе, и я даже не знаю, что меня ранило сильнее: твоё грубое поведение или осколки моей собственной иллюзии, вмиг разбившейся вдребезги. 
– Ты сильнее меня. Будучи раненной так глубоко, ты смогла перешагнуть через это и добиться моего расположения заново, с нуля. Сейчас всё это кажется таким далёким, но теперь я точно знаю и абсолютно уверен, что ты – самое важное, что есть в моей жизни. И теперь я узнаю тебя, даже если ты будешь в другом теле. Даже если в совершенно ином облике. 
– Приду к тебе однажды кошечкой, – засмеялась я. 
– Ну вот зачем ты портишь драматический момент? – запротестовал он, но тоже не мог сдержать улыбку. 

Теперь, когда мы почувствовали это тепло, окружавшее нас, пропасть исчезла. Я пододвинулась ближе и прижалась к Рену, обняв его. Он обнял меня в ответ и поцеловал в лоб, стиснув ещё крепче. 
– Хорошо, когда мы вдвоём, – сказал он. – Вот бы сидеть так до конца вечности. 
– Согласна, но, сам же знаешь, не дадут нам. Слишком много проблем вокруг. 

Я ожидала, что Рен опять скажет: «Не порти момент!», но он решил поступить иначе. Навалившись на меня сверху, он прижал меня своим телом к дивану, переводя всё вышесказанное в страстный поцелуй. Лежать на этом маленьком узком диванчике было настолько уютно и удобно, что я растворялась в ощущениях. Тяжёлое тело Рена, давившее сверху, его тёплые губы, едва позволявшие глотать воздух, тишина библиотечного зала и жар, исходивший от пламени в камине... Всё это вместе доставляло нереальное наслаждение, вынуждая в очередной раз признать, что жизнь, со всеми её печалями, невзгодами и трудностями, прекрасна. 

Сигаретный дым, обволакивавший тело Рена, делал его мужественным и притягательным, а та страсть, с которой он сжимал мои губы своими, сводила меня с ума, заставляя чувствовать себя в его абсолютной власти. Сопротивляться мне и не хотелось, я бы с удовольствием осталась так лежать навсегда.

Но неожиданно я вспомнила, что нужно сделать кое-что очень важное – за этим ведь я и пришла. Разорвав поцелуй, я слегка оттолкнула Рена, поднимаясь. 
– Что-то не так? – удивился он. 
– Всё так, просто я вспомнила, что пришла сюда с ещё одним вопросом. 
– Обязательно нужно выяснять это сейчас? – обиженно спросил Рен, не желая прекращать столь страстную прелюдию. 
– Ну Ре-ен, – промурлыкала я. 
– Ладно, ладно, что ты хотела?  – спросил он немного растерянно.
– Ты отпустишь меня в мир людей? Я хочу вернуть своего отца в Ад, ведь он, всё-таки, часть нашей семьи. К тому же, он отправил Бела через все круги Ада, он безрассуден, будет безопаснее, если он будет у нас на глазах. Я бы ушла без твоего ведома, но ты ведь разозлишься, да? 
– Неожиданно, – задумчиво ответил Рен. – Конечно, я разозлюсь. И что значит «отпустишь»? Я пойду с тобой. 
– Нет, нет, нет! Отец ведь не любит тебя, в твоём присутствии он может не согласиться! 
– И ты предлагаешь мне отпустить тебя туда одну? Без защиты? Это даже на шутку не похоже, Лю! 
– Родной, ну что со мной может случиться? 
– В человеческом мире остались тысячи и тысячи демонов, ненавидящих нас – демонов Ада. Возможно, ты забыла, как они обошлись со мной пару тысячелетий назад? 
– Я не забыла. Но я голубоглазая, по мне ведь не видно, что я демон, – улыбнулась я. 
– Согласен. Но без охраны не отпущу. Возьми с собой хотя бы Айреса, он же тоже голубоглазый. Думаю, Най будет рад хоть раз увидеть внука. 
– Это точно, отец давно хочет познакомиться с нашим сыном. 
– Тем более. Но сначала поговори с Айресом, потому что, если он откажет, ты останешься дома. 
– Как скажешь, милый, как скажешь. 

Айрес, как я и ожидала, оказался не против, его даже уговаривать не пришлось, ведь он ни разу не был в мире людей, и ему было крайне любопытно. Буквально через час мы с ним отправились в путь. Перемещение между мирами – штука непростая. Мне всегда это удавалось с лёгкостью, но в этот раз я, почему-то, оплошала. Не знаю, что я сделала не так, но мы с Айресом оказались в разных частях города, причём я попала куда-то на пустошь, а он, видимо, туда, куда нужно было. 

Я шла по дороге, ведущей в неизвестность, надеясь выйти в город или хотя бы населённый пункт. Мои волосы развевались на ветру и всё больше запутывались, периодически закрывая мне лицо. Я шла очень долго, но дорога всё не кончалась, а картина вокруг оставалась неизменной. Меня окружало огромное пустынное пространство, где были лишь трава, камни и та небольшая дорожка, по которой я брела. Не знаю, сколько я прошла, но через какое-то время полил дождь. Я почувствовала жуткую усталость и упала на землю. Жестокие холодные капли падали на меня, словно прижимая к земле. Глаза постепенно закрывались, дождь и ветер погружали меня глубоко-глубоко в бездну... 

Я видела сон, и я точно помню, что там был Рен. Мы обнимались и разговаривали о чём-то в лесу, и у меня было что-то странное ниже шеи... Я не помню, образ был расплывчатым. Больше всего было похоже на то, что я была беременна. Но потом сон резко сменился другой историей, где я не видела лиц, но картина была похожей: беременная женщина и мужчина рядом с ней, только вот женщина была белокурой, я видела её длинные волнистые локоны, а мужчина держал на руках маленькую девочку лет двух, обнимая жену, беременную вторым ребёнком. Это точно уже были не мы. Через мгновение я увидела третью историю, совершенно не похожую на первые две: кто-то, подозрительно похожий на меня, сидел на коленях рядом с умирающим мужчиной и плакал, не зная, как жить без него. Рядом стояла другая девушка и тоже плакала, видя это бездыханное тело. 

Подняв глаза, я увидела, что лежу на земле. Я уже и забыла, что упала несколько часов назад. Поднявшись, я вновь побрела по этой узенькой тропинке. Я шла, шла и шла, пока наконец не увидела небольшой домик с двумя этажами и треугольной крышей, вокруг которого было посажено множество цветов, охраняемых старым хлипким заборчиком. Приблизившись, я почувствовала знакомую ауру внутри. Войдя в дом, я увидела Айреса и отца, мило пьющих чай за столом. 
– Люси! Ты наконец нашла нас! – воскликнул отец. 

Это был демон высокого роста и крепкого телосложения с низким, немного грубоватым голосом. Он прошёл через войну за завоевание Ада, так что он очень самодостаточен и горд собой. В его взгляде виден очень старый, можно даже сказать «древний» демон, который многое повидал и не обделён жизненным опытом. В связи с этим у него, конечно, хватает друзей и связей, так что он довольно страшный дедуля. Хотя внешне ему можно дать около 23–25 лет, что является очень большой редкостью для нестареющих жителей Ада. И его лучше не злить: он очень серьёзный противник. Но я не скажу, что мне не нравится мой отец или я боюсь его – наоборот, я им восхищаюсь. Единственный его недостаток – это его отношения с Реном. Они на ножах с самого знакомства, потому что отец в курсе нашей с ним тысячелетней любовной истории перед браком. Я просто ненавижу, когда они ругаются. 
– А... Ну да. Не знаю, что произошло с моей телепортацией, – говорила я, чувствуя некоторое головокружение, – что-то пошло не так и...  
– Не переживай, мама, – улыбнулся Айрес. – Всё хорошо, мы наконец здесь. Я уже рассказал, зачем мы пришли, но Най почему-то отказывается. 

«Най»?! Он зовёт своего деда по имени? Да уж, интересное начало семейной истории. 
– Дело в том, Лю… – неуверенно начал отец. – Я долгие годы скрывал от тебя нечто важное. Ты ведь и сама знаешь, как этот твой Рен «любит» ангелов, поэтому я так долго молчал. Я не могу отправиться с вами и оставить здесь беззащитное создание, созданное мной. 

Мы молчали, глядя на него, не отрываясь. Мне сложно было понять предмет нашего разговора, так что я просто продолжала слушать. 
– Мэй, иди сюда, – позвал отец кого-то, повернувшись в сторону двери одной из комнат, видя наше непонимание. 

Оттуда вышла девочка лет четырнадцати, ростом примерно с меня, с белыми волосами до плеч, ярко-синими глазами и на удивление взрослым телосложением. Она робко смотрела на нас, ничего не говоря. 
– Знакомься, Лю, Мэй – твоя младшая сестра. 

Она неуверенно протянула мне дрожащую руку, глядя в пол, и молвила лишь: «Приятно познакомиться, Люси». Я пожала её руку в ответ, ничего не сказав. Я была поражена. 
– Но… Как такое возможно? Почему она не?.. 
– Почему не демон? Я сам не знаю. Твоя мама умерла при родах Мэй, а сама Мэй родилась чистым ангелом, не переняв ни единого гена от меня. Но ты должна понимать, что она твоя родственница, твоя родная сестра, мы не можем просто оставить её здесь одну. Я вернусь в Ад только с ней. 

Я была в полнейшем шоке. У меня просто не укладывалось в голове, как такое может быть. Мне 31 век, больше трёх тысяч лет, а я только сейчас узнаю, что у меня есть сестра? Да ещё и ангел? Да ещё и живущий в мире людей? Это было абсолютно невообразимо. 

Мысли в голове менялись ежесекундно. "Откуда у меня сестра?", "Что скажет Рен?", "Он разочаруется, узнав такое обо мне?", "Что делать с отцом, если Рен откажется принять эту девочку?"
– Но я не знаю, пап… что скажет Рен? 
– Этого я тоже не знаю, – холодно ответил отец.
– Ты сможешь убедить его приютить тётю Мэй, я уверен, – вмешался Айрес. 
– Ну... Я попробую... – согласилась я, чувствуя давление со всех трёх сторон. 
– Попытайся, – равнодушно сказал отец, словно его не волновало, вернётся он в Ад или нет. 

Я всё ещё была в лёгком шоке и не до конца понимала, что происходит, поэтому мне нечего было сказать сестре. Я не нашла слов для комментариев услышанного. В последнее время информации стало чересчур много. 

Немного помедлив, я перенесла нас в Ад. На этот раз перемещение между мирами удалось, и мы оказались в гостиной, где Бел и Рен о чём-то разговаривали. Завидев нас, они оба соскочили со стульев, и Рен бросился обнимать меня. 
– Как же я волновался, милая, – ласково сказал он. 

Однако, увидев позади меня Мэй, он отошёл и злобно посмотрел на всех нас. 
– Что ЭТО такое? – грозно спросил он, кивая на Мэй. 
– Младшая сестра Лю, – ответил отец, видя, что я не в силах объяснить, испугавшись агрессивной реакции Рена. 
– Сестра? Откуда у неё, спустя 3 тысячи лет, появилась сестра? К тому же, это омерзительное создание? 

Я взяла его за руку, и мы поднялись наверх по лестнице, ведущей из гостиной на первом этаже в гостиную на втором. Я рассказала Рену всё, что услышала от отца, и попросила не прогонять Мэй, чтобы вслед за ней не ушёл отец. 
– Любимая, я правильно тебя понял: ты хочешь, чтобы я оставил в Лакриме ангела? 
– Родной, ну пойми же, она не из числа тех ангелов, что давно уничтожены, она воспитана демоном, у неё не такой характер, как у тех, кого победил Эрвин! Она другая! Пожалуйста, ради меня, не выгоняй её! 
– Ох... – тяжело вздохнул Рен и задумался. – Я не думаю, что это хорошая идея. Ты и сама её толком не знаешь, почему ты так уверена, что она другая? 
– Прошу тебя, Рен! Важнее всего то, что без неё отец тут не останется!
– Ты это делаешь ради него, ради неё или ради себя?
– О чём ты? Ради всех!
– Явно не ради меня. Каким королём я буду, если выяснится, что я приютил ангела и позволяю ему разгуливать по Аду? 
– Мне кажется, не этот вопрос тебя волнует. "Каким королём я буду, если выяснится, что сестра моей жены, её мать и частично она сама – ангелы?"
– Что? – Рен сделал вид, что не понимает меня, но по глазам я поняла, что в какой-то степени угадала. – Я не... Я не думаю, что моя репутация может испортиться из-за тебя.
– Тогда выполни мою просьбу, Рен. Прошу, сделай так, как я говорю! Я не хочу оставлять отца в мире людей, а без неё он отказывается с нами жить. 
– Хорошо, но только ради тебя. И она будет жить в Лакриме, никто из жителей Ада не должен видеть её, ещё слухов по Королевству нам не хватало. 
– Как скажешь! – восторженно воскликнула я. – Главное, не передумай. 
– Я тебе обещаю, не переживай. 

Мы спустились обратно вниз, где нашего решения ждали отец, Мэй, Айрес и Бел. Все они внимательно смотрели на Рена. 
– Пусть живёт в Лакриме, но демоны вне замка не должны знать о её существовании, – легко и без интереса проговорил Рен, стоя на лестнице и глядя куда-то в сторону. Все остались довольны этим решением, ведь так Мэй хотя бы останется с нами, и отец будет жить в Лакриме. 

Я показала Мэй её комнату и устроила небольшую экскурсию по замку. Наш замок Лакрим полностью построен из камня, на полу лежат ковры красного цвета, закрывающие весь пол в коридорах и комнатах. На стенах красуется множество картин: натюрмортов, портретов, пейзажей. Крепость окружена рвом, отделяющим холм, на котором стоит замок, от холма, соединённого с остальной территорией Ада, а сам Лакрим представляет собой огромное здание прямоугольной формы, именуемое «Главным», окружённое четырьмя башнями – «Чёрная», «Красная», «Фиолетовая», «Железная» – стоящими по углам «Главного здания», а также ещё одной – «Запретной» – стоящей позади. «Запретная» башня была заброшена много веков назад, проход в неё невозможен ни для кого, кроме Короля. Даже мне, как Королеве, нельзя входить туда, если я одна, только в присутствии Короля, разрешающего мне это. Все Волвес, наши друзья и гости – все живут в «Главном здании», башни же предназначены для иных различных целей. Наш замок расположен очень далеко от всех городов, но его отлично видно со всех уголков Ада. Чтобы попасть сюда, необходимо подняться на высокий холм, пройти сквозь лес, в котором мы очень любим проводить время, а затем пересечь поднимающийся мост, длинною в две сотни метров, и вот, Вы у главных ворот замка. 

Во всех коридорах на стенах висят подсвечники, горящие в любое время суток. В жилых комнатах двуспальные деревянные кровати, письменные столы и шкафы для одежды, а также, разумеется, всё, что угодно владельцу. Про подземелье я Мэй не сказала, чтобы не пугать её, ведь она могла подумать, что Рен когда-нибудь заточит её там, раз она ангел. После небольшой прогулки по замку мы отправились по своим комнатам отдыхать. Этот день был тяжёл для всех нас, но, признаться, я рада, что у меня появилась сестра. Вокруг меня одни мужчины, у меня нет даже дочери. Теперь появилась хотя бы одна женщина в моём окружении, мне будет с кем поговорить о своих проблемах, которых мужчины не понимают.



Настасья Олеговна

#9192 в Фэнтези
#5193 в Любовное фэнтези
#2365 в Разное
#585 в Драма

В тексте есть: демоны, любовь, смерть

Отредактировано: 26.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться